Дело о наследстве А. А. Андреева и «СЛК-Моторс»: сколько веревочке ни виться…

№ 02(985), 20.01.2016 г.
Огромных физических и моральных сил требует стремление доказать свою правоту и наказать обидчиков в суде, чтобы мошенник был припечатан за свое мошенничество, а пострадавший увидел, что справедливость существует. Много людей ломается на этой тяжкой дороге и отступает, и лишь очень немногим удается пройти путь до конца. Одно из подобных дел, которые могут стать примером стойкости, — долголетняя тяжба родителей трагически погибшего в 2013 году бывшего совладельца и председателя совета директоров ГК «СЛК-Моторс» Андрея Андреева с нынешним директором «СЛК-Моторс» Ждановой. Сегодня, когда уже есть решение суда о взыскании с последней внушительной суммы в пользу отца и матери А. А. Андреева, в очередной раз предпринимаются попытки «мутить воду» и затянуть процесс возврата долга 

Загадки гостиницы «Петр Первый»

Поначалу казалось, что наследники получат, грубо говоря, шиш с маслом. К тому же история трагической гибели А. А. Андреева оставила так много вопросов, что до сих пор у родных нет ясной картины происшедшего. Напомним, Андрей Аркадьевич Андреев был одним из владельцев ГК «СЛК-Моторс». К лету 2012 года собственников в компании осталось двое — А. А. Андреев и Н. В. Жданова. Между ними 23 августа 2012 года было заключено соглашение, по которому доля А. А. Андреева, а это 50 процентов акций компании и доли в хозяйствующих объектах, переходила Ждановой, за что она обязалась выплатить 250 миллионов рублей. График выплат предусматривал ежемесячный расчет вплоть до октября 2014 года. Как показали банковские документы, всего по апрель 2014 года Ждановой было выплачено порядка 8—9 миллионов рублей. А потом… потом А. А. Андреев умер.
Произошло это 16 апреля 2013 года в московской гостинице «Петр Первый» в отсутствии свидетелей и при странных обстоятельствах. Но почему А. А. Андреев оказался в Москве? Финансовое положение ГК «СЛК-Моторс» к тому времени сильно пошатнулось. Требовались срочные денежные вливания, и Андреев, по словам его родителей, откликнулся на просьбу Н. В. Ждановой помочь с получением кредита в Москве в сумме около 1,2 миллиарда рублей. Увы, кредит получить не удалось. 12 апреля Н. Жданова отправляет Андрееву СМС: «Ну что остается только констатировать полный крах всех надежд. Поверь все могло быть по другому». (Орфография автора сохранена). А 16-го апреля А. А. Андреева не стало.  

«Веры в справедливость почти не оставалось»

Убитые горем родственники не сразу разобрались в бумагах покойного. А когда вникли, то суммы, указанные в соглашении и договорах о купле-продаже, ошеломили. Сразу возник вопрос: где те самые 250 миллионов рублей? Если А. А. Андреев их не успел получить, то, значит, их должны получить наследники. Но им фактически в глаза заявили, мол, да какие еще деньги? Не знаем ни о каких таких 250 миллионах! Вам надо, вы и доказывайте! 
Надо отдать должное отцу А. А. Андреева Аркадию Ивановичу Андрееву, который, не взирая на многочисленные препоны и ухищрения должников, поступательно и неуклонно шел от одного суда до другого, добиваясь правды. Как сказал сам Аркадий Иванович, иной раз «веры в справедливость почти не оставалось». 
Почти три года продолжается разбирательство. Аркадий Иванович горько шутит, что за это время так изучил законы, что впору самому вести юридические консультации. Перелом в ситуации произошел в 2015 году. Решением Президиума Новосибирского областного суда дело об удовлетворении исковых требований А. И. Андреева и его супруги Г. Г. Андреевой (родителей погибшего бизнесмена) было отправлено на новое рассмотрение в Новосибирский районный суд, который признал, что иск подлежит частичному удовлетворению. Суд установил, что «правоотношения между Андреевым А. А. и Ждановой Н. В. возникли из договоров купли-продажи акций на предусмотренных в них условиях, в том числе условиях по цене», а сами договоры «являются возмездными и двусторонне обязывающими». После чего 21 августа 2015 года было вынесено решение о взыскании с Н. В. Ждановой 51 563 944 рублей в пользу истцов.
Но и это не все. Сегодня в отношении Н. В. Ждановой возбуждено уголовное дело по статье 159 части 4 УК РФ «Мошенничество в особо крупных размерах». Хотя жалоба Ждановой о незаконном возбуждении уголовного дела в отношении нее была удовлетворена Дзержинским районным судом, прокуратура области это решение опротестовала. Следствие продолжается, и, надо полагать, найдет немало интересного в криминальном плане. В этом, по крайней мере, не сомневаются новосибирские интернет-пользователи, которые отслеживают ситуацию с самого начала. В частности, на сайте Тайга.инфо, http://tayga.info/press/2014/10/24/~118384, к примеру, размещено вот такое мнение, выдержки из которого весьма показательны:
OlgaArty — Сделка по продаже акций проводилась в 2012 г. Деньги конечно ему (А. А. Андрееву) никто не передавал. Да и откуда там взяться деньгам? … как раз в то время занималась приобретением недвижимости на Лазурном Берегу за 3,5 млн евро, получением французского гражданства. Много уже говорилось и писалось про СЛК. Кто-то же должен преподать… урок, а то возомнила себя «неприкасаемой», …перешагивает … через кого угодно — собственную мать, мужа, друзей, коллег, партнеров. (Орфография автора сохранена).

Семейные ценности и честь мундира

В деле о наследстве А. А. Андреева рано ставить точку. Во-первых, 51 миллион рублей выплаты по решению суда — это не 250 миллионов, которые должна была Н. В. Жданова Андрееву А. А. Впереди разбирательства по искам других наследников. Во-вторых, сумма в 51 миллион рублей в любом случае внушительная, а отдавать ее даже по решению суда не хочется. Что же делать?
Похоже, из множества вариантов семья Ждановых выбрала что-то вроде «незнание освобождает от ответственности». Здесь мы знакомим читателя с новым персонажем — Денисом Витальевичем Ждановым, полковником полиции, начальником Отдела МВД России на особо важных и режимных объектах Новосибирской области и одновременно супругом Ждановой. Вдруг спустя столько времени выясняется, что он будто бы ничего не знал о том, что его жена заключила с Андреевым массу договоров и соглашение о купле-продаже. Муж знал только о намерениях жены и всячески был против, но его не послушали и поступили вопреки воле супруга.
Н-да, обвели человека вокруг пальца, но не будем торопиться с сочувствием. Осенью 2015 года Д. В. Жданов обратился в суд с иском о признании недействительными договоров купли-продажи акций и долей между его женой и А. А. Андреевым, по которым — ах, какая досада! — уже есть решение суда о выплате 51 миллиона рублей родителям Андреева. 
Такие «финты» судом во внимание приняты не были, и решением от 30 ноября 2015 года в удовлетворении иска Д. В. Жданову было отказано. Понятны попытки Ждановых в первую очередь затянуть процесс, ведь если бы решение было в пользу Д. В. Жданова, то стороны вернулись бы почти к самому началу разбирательства. Во-вторых, этот шаг, возможно, позволил бы вдвое уменьшить сумму выплат супругам Андреевым, то есть поделить 51 миллион рублей пополам. 
— Это просто очередные выверты и хитрости. Попытки запутать суд, тем более подло выглядящие, когда их предпринимает офицер полиции, — говорит Аркадий Иванович Андреев. — Такие поступки пачкают честь конкретного офицера и вредят в целом образу правоохранительных органов России. 
Позволим небольшое дополнение как раз по поводу чести мундира. Вот перед нами протокол судебного заседания от 30 ноября, где Д. В. Жданову было отказано в иске. Чем интересен протокол? Тем, что там фигурирует одна небезызвестная в Новосибирске личность — Андрей Боженко. Этот человек не раз всплывал в прошлые годы в разделах криминальной хроники, где его называли авторитетным членом «труновской группировки». И надо же: в материалах по исковому заявлению Дениса Жданова появляется этот самый Боженко в качестве свидетеля отношений в семье истца. При этом заявляет, что он, Андрей Павлович Боженко, — старый приятель полковника полиции, начальника Отдела МВД России на особо важных и режимных объектах Новосибирской области Дениса Жданова. В протоколе судебного заседания прямо говорится, что они дружат с 2008 года. Как мило!
А. П. Боженко, считавшийся одним из самых активных членов труновского ОПС, после ареста А. Трунова в 2009 году заключил досудебное соглашение, дал показания о структуре группировки и выступил одним из ключевых свидетелей обвинения на судебном процессе, на котором в 2012 году А. Трунова приговорили к 22 годам лишения свободы. Сегодня А. П. Боженко находится под госзащитой, содействие следствию освободило его от судебного наказания, но разве это сделало его белым и пушистым?
И такой человек свидетельствует в суде, что, видите ли, Д. В. Жданов был недоволен намерениями своей жены купить у Андреева долю в компании! И ему же в доверительном разговоре Денис Жданов признается, что после смерти А. А. Андреева долю в «СЛК-Моторс» унаследуют наследники покойного и будут заниматься бизнесом. Значения эти доводы не возымели. Но сам факт появления в зале суда А. П. Боженко вызывает, мягко говоря, недоумение и множество вопросов по поводу его связи с начальником одного из важнейших отделов в системе МВД НСО.
— Есть у В. С. Пикуля роман «Честь имею». Там русский офицер, приговоренный к смертной казни, просился у противной стороны попрощаться с родными и, говоря при этом «честь имею», на другой день непременно возвратился на казнь, — рассказывает Аркадий Андреев. — Я встречал 20-летие Победы на параде Краснознаменного Тихоокеанского флота во Владивостоке, 80 процентов офицерского состава которого прошли горнило страшной войны. Капитан третьего ранга Коломин в войну служил мотористом на торпедном катере. Они первыми пришли спасать фашистов с потопленного А. Маринеско «Вильгельма Густлоффа», где находилось около 7000 человек. Дословно его слова: «Даешь багор, не берет — ну и Бог с тобой». Но за четыре года службы на флоте я ни разу не наблюдал неуважительного отношения этих людей к подчиненным. Это были советские офицеры, такие же, как в фильме «Офицеры». Из российских я хорошо знал генерала Глушкова. Честь и слава ему. Это информация для размышления кое-кому. Как может сегодня человек, якшаясь с бандитами, работать в силовой структуре?
Есть и другой показательный момент, который может служить штрихом к семейному портрету Ждановых. Как нам рассказал Аркадий Иванович Андреев, уже после начала судебного разбирательства, когда стали арестовывать имущество Н. В. Ждановой, оказалось, что незадолго до этого значительная часть имущества семьи, к примеру 12 квартир, вдруг стала собственностью кооператива, учредителем которого выступил … Виталий Жданов — отец Дениса Жданова. По словам А. И. Андреева, запись об этом есть в соответствующих реестрах. Знакомая схема, не так ли?
*  *  *
Очень скоро исполнительный лист на 51 миллион рублей возьмут в работу судебные приставы. Сегодня есть специальное постановление Верховного суда РФ, ужесточающее систему взыскания долгов и ущерба по подобного рода делам. Судебный пристав обязан либо передать имущество должника тому, в пользу которого взыскивается долг, либо в случае злостного уклонения от уплаты долга посадить должника в тюрьму. Какой вариант предпочтет Н. В. Жданова?
 

Отдел расследования «ЧС»