Уголовная «дубинка» — не инструмент решения корпоративных споров

№ 07(990), 24.02.2016 г.
На Всероссийском совещании судей 16 февраля 2016 года Президент РФ Владимир Путин сделал важное заявление, касающееся судебного преследования бизнесменов, — что превращать уголовное законодательство в инструмент для расправы с неугодными бизнесменами недопустимо.
«Не менее актуальная тема — поставить барьер на пути тех, кто использует уголовное преследование как дубину в корпоративных  спорах, конфликтах или, как в народе говорят, разборках, или для отъёма собственности у законных владельцев. Требования закона ко всем должны быть едины. Но в силу сложности предпринимательской деятельности, рисков, которые ее сопровождают, не всегда четких, надо прямо об этом сказать, совершенных правовых норм, регулирующих вопросы ведения бизнеса, порой не так просто разобраться, где уголовное преследование оправданно, а где под видом борьбы с нарушением закона происходят злоупотребления правом. Мы обязаны сделать все для того, чтобы максимально исключить подобные случаи и создать условия для свободной, безопасной работы бизнеса», — сказал президент. Но, похоже, на местах правоохранительные органы зачастую не слышат главу государства, а руководствуются своими, избирательными подходами к корпоративным конфликтам.
Итак, президент поставил задачу перестать «кошмарить» бизнес судебными преследованиями неугодных. А в Новосибирске в феврале в суд передается уголовное дело предпринимателя Евгения Грибова, возникшее в результате внутрикорпоративного конфликта акционеров ОАО «Электроагрегат». Это уже пятая попытка «сшить» уголовное дело в отношении Евгения Грибова, все предыдущие развалились. 
Напомним читателям суть конфликта. Непрофильный актив ОАО «Электроагрегат» — «корпус 2Г» на улице Планетная, 30 — был продан  двум физическим лицам — Анатолию Цою и Роману Редько, привлеченным через ООО «Национальное агентство сохранения бизнеса» руководством  «Электроагрегата».  Затем эти физические лица продали недвижимость двум компаниям: ЗАО «Новоград Истейт» и ЗАО НПО «Электропривод», в которых Евгений Грибов руководителем не является.  Расчет с Анатолием Цоем и Романом Редько был произведен в полном объеме. Однако они, в свою очередь, не произвели расчет с ОАО «Электроагрегат» по заключенным ранее договорам купли-продажи. Денежные средства в размере около 100 миллионов рублей  были получены именно Редько и Цоем. Сделка состоялась летом 2012 года, прошло три года. То, что деньги в полном объеме были переданы Редько и Цою, подтверждено документально, в том числе их собственноручными расписками, но на расчетные счета «Электроагрегата» они почему-то так и не поступили. На основании данного факта было возбуждено уголовное дело. Это именно то уголовное дело, по которому Евгению Грибову было предъявлено обвинение. Еще один показательный факт: господа Редько, Цой и директор ООО «Национальное агентство сохранения бизнеса» Сергей Ярославцев известны как фигуранты дела ОПС Солодкиных и Трунова. Кроме того, в ноябре 2015 Ярославцев С. Р., Редько Р. Н., Цой А. О. и еще ряд лиц осуждены судом Центрального района Новосибирска, в зависимости от роли каждого они обвиняются в совершении преступ-лений, предусмотренных п. п. «а, б» ч. 2 ст. 172 УК РФ, ч. 2 ст. 187 УК РФ  («Незаконная банковская деятельность, совершенная организованной группой с извлечением дохода в особо крупном размере, а также изготовление в целях сбыта и сбыт поддельных распоряжений о переводе денежных средств, совершенные организованной группой»). В период, предшествующий осуждению, Сергей Ярославцев, по воспоминаниям сотрудников ОАО «Электроагрегат», являлся также личным консультантом Александра Одинца, председателя Совета директоров. 
Дальше начинается самое интересное юридическое действо — обвинение в мошенничестве было предъявлено почему-то не команде профессиональных махинаторов, которые не передали деньги заводу «Электроагрегат», а предпринимателю Грибову, который не был даже знаком с Редько и Цоем и не является стороной в указанных сделках! 
Не согласившись с решениями арбитражных судов различных инстанций, в том числе Верховного суда РФ, свидетельствующих, что Грибов Е. В. не имеет никакого отношения к данным сделкам, что имущество выбыло из обладания и собственности ОАО «Электроагрегат» в пользу граждан Редько Р. Н. и Цоя А. О. на законных основаниях, другая сторона, видимо, решила использовать все возможности: передергивание фактов, подложные бухгалтерские документы, личные связи в правоохранительных органах. 
Все семь арбитражных судов, касающихся этого конфликта, Евгений Грибов выиграл. Даже Верховный суд РФ подтвердил его правоту. Между тем статья 90 УПК РФ о преюдиции гласит, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. Логичным завершением в данном случае видится прекращение уголовного дела. Но, игнорируя все решения арбитражных судов, уголовное дело в отношении невиновного Грибова Е. В. все-таки направлено в прокуратуру, которая в соответствии с действующим законодательством осуществляет надзор и контроль, в том числе, представителей предварительного следствия и соблюдение ими гражданских свобод и прав. И что же мы видим?  Изучив  24 тома уголовного дела с космической 
скоростью и потратив на это всего неделю, надзирающий орган — прокуратура — передает дело в суд. За такую скорость отвечали старший следователь Следственной части ГСУ ГУ МВД РФ по НСО майор юстиции Бузникова Е. А. и заместитель прокурора области старший советник юстиции Турбин А. Ю., который почти сразу же после подписания обвинительного заключения по уголовному делу ушел на пенсию. Такая скорость прочтения многолетнего и многотомного уголовного дела тем более удивительна, если сопоставить ее с теми нестыковками в фактах и документах, которые буквально «вылезают» из дела. А может быть, и вся основа обвинения была, как говорится, «шита белыми нитками»? Почему решения предыдущих семи (!) арбитражных судов, признающих правоту Грибова, игнорируются, хотя они, по сути дела, просто должны были бы привести к прекращению дела? Очень трудно получить внятные ответы на эти вопросы. В итоге получилось, что факты и выводы, изложенные в семи решениях арбитражных судов, и выводы следствия полностью противоречат друг к другу. Так, арбитражными судами было установлено, что факт передачи денег от покупателей — юридических лиц —  господам Редько и Цою состоялся, что подтверждено документами. Однако до ОАО «Электроагрегат» деньги от этих посредников не дошли. Почему же в отношении предпринимателя Грибова раскручивается уголовное дело? Уж нет ли здесь чьей-то корыстной заинтересованности? Слишком уж много нестыковок и противоречий в материалах дела и в обвинительном заключении, которое появилось с сумасшедшей скоростью, дотоле не виданной в новосибирской юстиции. 
Бизнес-сообщество Сибири с пристальным вниманием следит за перипетиями «дела Грибова», ведь в декабрьских и февральских заявлениях нашего президента был ясно намечен путь на декриминализацию разбирательств в отношении корпоративных конфликтов, конфликтов между бизнес-структурами и властью. Но, похоже, свежие московские ветры еще не достигли новосибирской юридической провинции… 

Отдел расследований «ЧС»

 

 

Другие материалы рубрики:

  • ТЦ «НордМолл»: «подарок» бывшего губернатора может довести до суда?

    Наше журналистское расследование в связи с ситуацией вокруг нарушений, допущенных при строительстве ТЦ «НордМолл», приносит новые факты. Подробности выделения земельного участка под возведение центра, чему активно способствовал бывший губернатор Новосибирской области Василий Юрченко, могут стать основой еще одного уголовного дела против него же.