Экология по-офшорному

№ 26(1009), 06.07.2016 г.
Журналистское расследование показало, что не все благополучно с экологической ситуацией в Искитимском районе вокруг крупных производств. Одно из таких производств по добыче угля открытым способом развивает предприятие «Сибирский Антрацит». Оно владеет несколькими угольными разрезами в Искитимском районе. Какие же претензии к нему уже несколько лет высказывают местное население и депутаты? 

Издержки роста или максимизации прибыли?

Права граждан на благоприятную окружающую среду находятся под охраной государства и гарантированы ст. 42 Конституции России. У нас в стране и во всем мире ущерб окружающей среде при добыче полезных ископаемых считается вынужденным злом, минимизацией которого озабочены ученые и для чего совершенствуется природоохранное законодательство. 
«Сибирский Антрацит», демонстрирует в последнее время динамичное развитие и увеличивает налоговые поступления в бюджеты всех уровней, однако говорить  об издержках стремительного развития можно только в той части, где это касается прибыли акционеров. В области защиты экологии и благоприятной природной среды эти издержки идут уже за счет государства и за счет жителей Новосибирской области. 
Да, «Сибирский Антрацит» платит налоги в бюджет, как и практически все предприятия Новосибирской области, но это его обязанность, а не благотворительность. Постоянно говоря о том, что «Сибирский Антрацит» является крупнейшим налогоплательщиком Новосибирской области (около 1 процента областного бюджета), предприятие подчеркивает, что исполняет свои обязательства наравне со всеми. Но так может оказаться, что все налоги, уплаченные в бюджет Новосибирской области, не покроют тот ущерб, который предприятие причинило окружающей среде региона. 
Например, развитие предприятия зачастую идет на землях сельскохозяйственного назначения, плодородный слой почвы с которых не срезается и не складируется в соответствии с требованиями природоохранного законодательства,  в результате чего утрачивает свои свойства и уничтожается. А это государственный охраняемый природный ресурс, такой же, как антрацит. Это нарушение зафиксировано в акте проверки Новосибирской межрайонной природоохранной прокуратуры от 17 ноября 2015 года. Ущерб, причиненный подобными действиями за 10 лет, по действующей методике расчетов может составить сумму, сопоставимую с налогами «Сибирского Антрацита» в местный бюджет за 30 лет. 

Ургун и Харино как полигон… 

Некоторые населенные пункты испытали наиболее негативное воздействие производств «Сибирского Антрацита». Например, деревня Ургун, находящаяся вблизи разреза «Ургунский». Большая часть деревни попадает в 1000-метровую санитарно-защитную зону, определенную проектом. В деревне живет 928 жителей. Но в защитной зоне не должны строиться жилые дома. Жители проживают в течение 10 лет в постоянно оседающей угольной пыли. Мимо деревни ходят большегрузные самосвалы-углевозы, которые возят уголь в нетентованных кузовах (дорога ведь технологическая), и угольная пыль летит во дворы, на грядки, в форточки. Жители пишут жалобы, проверяющие периодически приезжают, фиксируют своими приборами, что все в порядке, все в пределах ПДК, и спокойно уезжают. Как же это получается? Не поливают ли дороги водой специально к приезду комиссий? Когда ситуация накалилась до предела и жители деревни пригрозили перекрыть углевозную дорогу, то «Сибирский Антрацит» заасфальтировал ее небольшой участок вдоль деревни и одно время даже ограничивал скорость движения углевозов, чтобы жители  смогли хоть как-то существовать. С обогатительной фабрики «Листвянская-2» на отвал Ургунского разреза мимо деревни возят отходы обогащения, так называемый кек, состоящий из жидкой смеси химических реактивов, мелкого угля и породы. Нетрудно представить, что по дороге на отвал кек частично проливается сквозь щели в бортах кузова и выливается на автодорогу, где быстро высыхает (причем даже зимой). Тогда углевозные самосвалы, идущие один за другим, должны поднимать эту пыль на десятки метров вверх, и ее будет сносить в сторону деревни. По крайней мере, облака пыли над разрезами и отвалами можно увидеть даже с Чуйского тракта. 
Глава Евсинского сельсовета не в состоянии решить проблемы деревни Ургун, он не может противостоять угольному гиганту. В качестве «социальной ответственности бизнеса» «Сибирский Антрацит» иногда помогал главе с ремонтом клуба деревни Евсино или с машиной угля для его же отопления. 
Деревня  Харино попадает в санитарно-защитную зону разреза «Восточный». В деревне проживает около 170 жителей, сообщение с окружающим миром по технологической углевозной автодороге «Сибирского Антрацита». Проблемы те же — технологическая пыль.  Деревни необходимо расселять из санитарной зоны, но это большие затраты для акционеров.

Атака на водозаборы 

Есть большие сомнения по поводу создания водоочистных сооружений, предусмотренных проектом, на разрезах «Ургунский», «Горловский», «Восточный». Создается впечатление, что карьерная вода с остатками мазута и масла идет чуть ли не напрямую в реку Бердь, к водозаборам Искитима, в Бердский залив, к санаториям и пляжам. Реки, которые находятся вблизи разрезов, должны быть защищены предусмотренными защитными сооружениями и дамбами, которые закрывали бы стоки с отвалов. Сделано ли это? Созданы ли на технологических дорогах обваловки, или угольная пыль дождевыми водами уносится в ручьи и реки? Или действительно идет политика жесткой экономии на природоохранных мероприятиях ради максимальной прибыли владельцев бизнеса?
Между тем, по сообщениям местных СМИ, в самом Искитиме река Бердь регулярно загрязняется угольными смесями, что вызывает серьезные проблемы в работе очистных сооружений искитимского Горводоканала.  Как сообщал сайт vesiskitim.ru, в конце 2013 года «руководителю искитимского Горводоканала Артуру Шотту поступил звонок от диспетчера предприятия, который сообщил, что пробы воды из реки Бердь показали уровень мутности 124 мг на кубический сантиметр, что превышает норму в десятки раз… 
То, что обнаружили работники очистных сооружений на поверхности воды 7 ноября, сначала показалось им нефтепродуктами — черная пленка играла и переливалась на солнце. Однако, рассмотрев загрязнения внимательнее, сотрудники водоканала поняли: перед ними угольные взвеси, которые в большом количестве попали в воду.
— Мы предполагаем, что это угольные смеси. Они загрязнили Бердь, попав в нее из реки Елбаш, — рассказывает директор МУП «Горводоканал» Артур Шотт. 
— Выше нас по течению нет промышленных предприятий, кроме угольных разрезов. Поэтому мы сделали вывод, что сброс в реку произвело предприятие «Сибантрацит». А 21 августа 2015 года вновь собиралась Комиссия по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций правительства Новосибирской области в связи с выходом из строя водозаборных сооружений Искитима, в протоколе заседания которой прямо сказано, что резкое повышение мутности воды было вызвано размывом участка дороги, принадлежавшего «Сибирскому Антрациту». 

Заложники чужого успеха?

Предусматривалось ли радикальное решение проблемы деревень, попавших в санитарно-защитную зону? На самом деле это не радикальное решение, а решение, предусмотренное техническим проектом разработки антрацита, в котором заложено переселение деревень, попавших в санитарно-защитную зону разрезов. Однако для акционеров такие траты могут уменьшить чистую прибыль (по итогам 2015 года она составила около 8 миллиардов рублей, а рентабельность производства «Сибирского Антрацита» составляет более 30 процентов!)
Между тем угольная пыль очень вредна — она забивает бронхи и лёгкие, приводит к астме и росту онкологических заболеваний. «Сибирский Антрацит» с 2012 года получил уже около 30 исков только от своих сотрудников о компенсации морального вреда, связанного с причинением вреда здоровью, часть из них уже рассмотрена, и по ним идут взыскания в пользу истцов. Производство по подобным искам в судах продолжается (сайт Искитимского районного суда). А у жителей близлежащих деревень, которые не состоят с «Сибирским Антрацитом» в трудовых отношениях, возможности потребовать возмещения вреда здоровью нет. Да и как деньгами можно измерить потерянное здоровье? 

Судьба реки и дороги

На всю область благодаря телевидению стала известна история с размытой дамбой вынесенной дороги около реки Крутиха. Вызывает большое сомнение, что работы по выносу реки Крутиха из зоны действия разреза «Крутихинский» были сделаны в соответствии с проектом. По-видимому, была нарушена технология строительства обводного канала реки Крутиха с целью экономии: не заморачиваясь со сложными технологическими решениями, как будто просто прокопали канаву и пустили по ней реку. И в результате, вполне возможно, произошло заболачивание участка вокруг русла. Есть фотографии этого заболоченного участка, по которым специалисты могут составить свое мнение. На этом же участке выносилась дорога общего пользования из зоны разработки разреза, находящаяся на балансе области и соединяющая Искитим, Легостаево, Малиновку и Новососедово. Дорога попала между двух расширяющихся разрезов, и дело дошло до того, что транспорт двигался буквально по краю разреза. Для строительства нового участка дороги был нанят подрядчик, из-за срочности работы выполнялись в зимний период, дорога отсыпалась грунтом с повышенной влажностью. Надо было построить быстро-быстро и дешево! В результате речка фактически дошла до тела дороги, в том месте, где ее не должно было быть по проекту. А в дорожном полотне не было предусмотрено дренажных труб. Скорее всего, в результате этого тело дорожной дамбы стало насыщаться водой и терять несущую способность и  проваливаться. Сама дорога до сих пор не принята в областную собственность, и, соответственно, ТУАД не может тратить бюджетные деньги на ее содержание, но «содержание данного участка дороги силами «Сибантрацита», в соответствии с соглашением, заключенным между компанией, ТУАДом и минтрансом области, не ведется», — заявлял начальник ТУАД НСО К. Громенко в газете «Конкурент».
Дороге постоянно высказывали претензии местные жители, которые засыпали областной минтранс требованиями прекратить этот балаган. Полотно автодороги постоянно подпитывалась водой от заболоченной Крутихи и расползалось. 
Из документов Арбитражного суда Новосибирской области, рассматривавшего в свое время спор между ОАО «Сибирский Антрацит» и ОАО «Новосибирскавтодор», следует, что на строительство участка автодороги длиной 6 километров «Сибирский Антрацит» потратил около 200 миллионов рублей. При этом подрядчик, «Новосибирскавтодор», в открытом письме к заказчику в искитимском издании «Конкурент» 3 сентября 2015 года указывал, что в процессе строительства дороги неоднократно вносились изменения в проект.
К слову сказать, в то же время ТУАД НСО построил участок автодороги Линево - Гусельниково длиной в два раза больше — 13 километров, в асфальте за 168 миллионов рублей, и этот участок до сих пор как новый, что явно свидетельствует не в пользу эффективности частного собственника.  
Возникает вопрос: не решили ли должностные лица предприятия в очередной раз обойтись полумерами  и попытаться поставить дренажные трубы для отвода воды без соответствующего проектного решения? Уже в конце июля 2015 года произошел прорыв подтопленного участка автодороги. Как сообщал портал «Весь Искитим» со ссылкой на начальника Центра защиты населения и единой диспетчерской службы Искитимского района Инну Арбитанову: «Там был отстойник от антрацита технической воды, он из-за дождей переполнился, и снесло дорогу. В воскресенье движение автобуса еще было, можно было проехать, а уже в понедельник, мы приехали в первой половине дня, там уже было все печально. Весь этот сель, весь, что с глиной, с илом, прорвался через дорогу, и вся эта грязь, видимо, в Елбаш пошла. Огромная масса 80 метров, глубина прорыва метров десять. Через сутки вся эта грязь попала в Бердь. Соответственно, фильтры в водозаборе засорились». Но на  заседании Комиссии по ликвидации ЧС правительства НСО 21 августа 2015 года катастрофу списали на  обильные дожди.

Результаты проверки прокуратуры и Росприроднадзора

В результате жалоб жителей была проведена рейдовая проверка Росприроднадзора, которая послужила основанием более тщательной проверки уже  Новосибирской межрайонной природоохранной прокуратурой. Проверка установила факты нарушения природоохранного законодательства — заваливание грунтом плодородных участков земли, с перекрытием плодородного слоя почвы,  размещение отходов 5-го класса опасности  на землях сельхозназначения. Но в акте проверки по непонятным причинам указано, что уничтожение плодородного слоя почвы было не на всех пострадавших 34 гектарах, а всего лишь на 1,5 гектара. Возмещение ущерба составило всего 11 миллионов рублей. Но, по действующим методикам Росприроднадзора, возмещение ущерба должно было быть в десятки раз больше. А санкции за незаконное размещение промышленных отходов вообще не предъявлялись, хотя за данное нарушение возмещение ущерба предусмотрено  в миллиардах рублей. Вот так в ноябре 2015 года все закончилось благополучно для «Сибирского Антрацита». Прокуратура вынесла представление об устранении обнаруженных нарушений, но большой вопрос: выполнило ли их предприятие или же продолжило свою деятельность, по-прежнему расширяя заваленные отходами участки с плодородным слоем и лесом?

 Судьба тех, кто поднимал неудобные вопросы перед руководством «Сибирского Антрацита»

Бывший директор Новосибирского представительства «Сибирского Антрацита» Дмитрий Чувочин говорит так о причинах своего увольнения: «Поскольку я живу в Новосибирске и я не временный человек здесь, мне не безразлично будущее этого места и судьба людей, живущих здесь. Когда в 2015 году политика предприятия была скорректирована в сторону сокращения расходов на природоохранные мероприятия, я начал  говорить, что нельзя так наплевательски относиться к природоохранному законодательству. Необходимо выполнять предписанные законом природоохранные мероприятия. Если руководству предприятия не важна экология, то инстинкт самосохранения должен быть. Когда-нибудь эти нарушения аукнутся, все факты рано или поздно всплывут. Шила в мешке не утаишь». 
Дмитрий Чувочин продолжает: «Когда я стал более настойчив, меня просто уволили, по моему мнению, по надуманному предлогу. А недавно мне даже поступили угрозы криминального характера, о чем мною подано 17 июня соответствующее заявление в полицию». 
Депутат Искитимского совета депутатов Владимир Шевцов тоже поднимал вопрос о санитарно-защитных зонах «Сибирского Антрацита», а сейчас против него появилось уголовное дело. В 2012 году глава администрации Гусельниковского сельсовета Александр Трушакин выступил с требованием о социальной ответственности «Сибирского Антрацита» и даже предъявил иск в Арбитражный суд, но сейчас его уже отрешили от должности и возбудили уголовные дела, которые рассматриваются в суде. 
 Возможно, проблемы региона не сильно близки «Сибирскому Антрациту». За все время работы предприятия генеральный директор имел московскую прописку, действующие руководители, принимающие решения (генеральный директор, председатель Совета директоров и даже технический директор), находятся в городе Москве. Владелец АО «Сибирский Антрацит» — офшорная компания, зарегистрированная на Кипре, а основные акционеры — бенефициары проживают большей частью  в Европе. Выручка предприятия на 95 процентов  — это валютные поступления из-за рубежа,  и в этих уравнениях для акционеров Новосибирская область, видимо, не слишком заметна. Ведь главное — это растущая прибыль.
 

Отдел расследований «ЧС»