Тайны беззакония

№ 42(1025), 26.10.2016 г.
Несколько десятилетий  у нас в стране властвовала «царица доказательств». «Признание  царица доказательств», — заявил тогда самый кровавый сталинский прокурор Андрей Вышинский, и сотни тысяч, миллионы невиновных приговаривались к расстрелам, к огромным срокам в ГУЛАГе. А что?  Видимость законности  соблюдалась. Они ведь сами «признавались» в чудовищных преступлениях… А то, что такие «признания» выбивались пытками, значения ни для следствия, ни для суда не имело.
Видимость законности… Может быть, это самое чудовищное, что только можно представить. И если «царица доказательств» давно развенчана, то видимость законности и сегодня процветает вовсю.

Дело на миллиард

Около полутора лет назад в Новосибирске было обнародовано сенсационное сообщение: два топ-менеджера нефтебазы «Красный Яр» похитили ГСМ без малого на миллиард рублей! Оба менеджера  А. Петровичев и М. Зеленский  были арестованы. 
Сообщение было подхвачено многими СМИ, включая ближнее и дальнее зарубежье. В них тиражировалась информация со  ссылкой на УФСБ РФ по Новосибирской области  о якобы совершенном хищении фигурантами уголовного дела более 14 тысяч тонн топлива на сумму 1 миллиард рублей, якобы предназначенного для  Министерства обороны РФ. 
Правда, сегодня про миллиард уже никто не говорит. Сумма после ряда проверок и экспертиз сперва уменьшилась до 223 миллионов рублей, затем по результатам странных бухгалтерских «исследований» ревизорами УБЭП и ПК ГУ МВД РФ был предъявлен ущерб на сумму чуть более 500 миллионов рублей. Неоднократные ходатайства защиты о проведении независимой бухгалтерской экспертизы следствием игнорировались. «Закавыка», однако, в том, что оба менеджера, в отличие от директора нефтебазы,  не имели права и попросту не могли без согласования  отправлять десятки тысяч тонн топлива и миллионные суммы «налево». Распоряжаться товарными запасами могли только директор или владельцы нефтебазы. Но при этом ни к директору, ни к собственникам у следствия до сих пор никаких претензий нет.
При таком раскладе судебных перспектив у уголовного дела 
№ 51069 было совсем немного. 
Но очень странно было  то, что делом о хищении ГСМ на частном предприятии занялось местное управление ФСБ. Основание? А похищенное топливо якобы было поставками ГСМ для нужд Северного флота Министерства обороны! Но и тут концы с концами скоро не сошлись. Какие могут быть поставки арктического ГСМ через нефтебазу «Красный Яр», если база Северного флота находится в Мурманске? Понятно, что таковые осуществляют нефтебазы в европейской части России. Узнать это сотрудникам УФСБ было совсем не сложно. А коли так,  зачем им надо было говорить неправду? А, как известно, маленькая ложь рождает большие подозрения…
Словом, вопросов в «сенсационном деле» о хищении миллиарда возникало немало. И эти вопросы прежде всего стали задавать адвокаты и родственники арестованных менеджеров. Особенно активен был отец одного из арестованных Александр Зеленский. В недавнем прошлом сам офицер ФСБ. Понятно, что он владеет и навыками аналитики, и  знанием оперативной работы более чем в достаточном объеме. После проведения соответствующей работы он сделал небез- основательный вывод о том, что в деле его сына могут быть «заинтересованные лица». И понятно, что пытался донести свою точку зрения до руководства силовых структур. И вот тут-то началось нечто такое, что не могло присниться даже в 1937 году…

Начнем с чистого листа

В конце октября 2015 года мать одного из арестованных менеджеров  И. Петровичева  собиралась на прием к начальнику ГУВД по Новосибирской области генерал-лейтенанту Ю. Стерликову. Разумеется, предварительно записавшись. Для чего родители ходят на прием по делам своих сыновей к высокому начальству? Конечно, для того, чтобы помочь своим детям. Обратить внимание на имеющиеся нарушения в расследовании уголовных дел. 
Нормально и то, что женщина пригласила пойти с ней на прием отца другого обвиняемого  
А. Зеленского. Знала: он в прошлом офицер, сотрудник серьезного силового ведомства. Может быть, вдвоем им будет легче убедить генерала внимательнее отнестись к их аргументации? Однако как раз на этот день в областном суде было назначено рассмотрение апелляции по делу сына, и А. Зеленский считал себя обязанным там присутствовать. На вопрос Ирины Петровичевой, какие же еще аргументы в пользу невиновности их детей можно привести в разговоре с генералом, кратко обозначил противоречия и нестыковки с законом при расследовании. 
Не будем сейчас приводить эти аргументы,  «дело на миллиард» явно заслуживает отдельной публикации. Отметим только, что Ирина Петровичева прихватила с собой на прием лист бумаги, на котором говорилось о предположительной взятке, полученной сотрудниками новосибирских управлений ФСБ и МВД от нефтяной компании, желающей после банкротства нефтебазы «Красный Яр» получить ее в собственность. И этот  (обратим внимание!)  никем не подписанный лист женщина передала вместе со своим заявлением генерал-лейтенанту Ю. Стерликову.
Лист немедля зарегистрировали как некую «справку» и,  не проводя никаких проверок,  возбудили в отношении А. Зеленского уголовное дело № 556810. О клевете. 
…Само это «Постановление о возбуждении уголовного дела»» потрясает. «В неустановленное время, в неустановленном месте Зеленский… распространял заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство сотрудников УФСБ России по Новосибирской области, ГУ МВД России по Новосибирской области…»
До подобного не доходили даже подручные Берии и Ежова. Те хотя бы указывали: «В разговоре с таким-то…» или «В переписке с этим …». А тут  распространял, но неизвестно ни место, ни время! Причем даже не указано, в отношении каких именно сотрудников… Зато известно, что сведения эти «заведомо ложные». А их «заведомая ложность» кем и как проверялась? Насколько нам известно, увы, никем и никак.

Слезай. Приехали!

Но дальше  хлеще! Дальнейшее вообще не укладывается в голове. Теперь уже сам обвиняемый в совершении уголовного преступления Зеленский-старший пишет обращение к Президенту России. Излагает суть дела, и его заявление, как водится у нас, из Администрации Президента РФ направляют для разбирательства в Новосибирск. Никакого разбирательства в Новосибирске никто не проводит, а само заявление президенту становится… еще одним «документом» в деле о клевете! И никого в Новосибирске не смущает то, что таким образом грубо нарушается закон от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации».
…Представьте себе, вы написали заявление о нарушении закона сотрудниками полиции. Никто ваше заявление проверять не стал, а вместо этого в отношении вас возбуждают уголовное дело по факту «клеветы» в отношении этой самой полиции. Но так ведь можно полстраны пересудить! (Не случайно мы постоянно вспоминаем годы сталинских репрессий!) Миллионы людей ежегодно направляют жалобы на действия властей и различных ведомств. Так на фига, ребята, с этими заявлениями разбираться! Жалуется гражданин на плохую работу поликлиники? Обвинить в его клевете на врачей! И дело тут же по статье 128.1 УК РФ  «Клевета». Жалуется на участкового — обвинить в клевете на полицию. И снова дело! Коси косой! 
Что, собственно, страна уже проходила в страшные 30-е годы…
При этом на сам закон можно наплевать. В деле о клевете в отношении А. Зеленского есть еще не один шокирующий факт. Так, к примеру, он приходит на прием к начальнику службы собственной безопасности Управления ФСБ по Новосибирской области. Рассказывает о предполагаемых фактах коррупции одного из высокопоставленных сотрудников Управления и его некоторых подчиненных.
Но вместо того, чтобы проверить  факты, всю эту беседу… негласно записывают. Отметим,  не только негласно, но и незаконно. Подобного рода запись должна вестись либо в соответствии с законом об оперативной деятельности, либо после уведомления о записи «собеседника». Но самое потрясающее даже не это. Потрясает то, что полученную незаконным способом запись… передают в следственное управление (то есть, по сути, выносят сор из избы), где ее приобщают к материалам уголовного дела о клевете!
Все! Дальше, как говорится, некуда! 

На обиженных воду возят?

Оперативным сопровождением дела о клевете в отношении А. Зеленского, по-видимому, впервые в России,  занимаются скоро год сотрудники двух серьезных ведомств: Управления ФСБ и ГУ МВД РФ. Не бесплатно занимаются, между прочим. Получая за такую, в общем-то, никому не нужную работу серьезное жалование. Однако недавно они посчитали, что даже привлекавшихся ранее сил явно недостаточно, и решили… расширить следственную группу. Теперь в нее дополнительно включили… следователя по особо важным делам. Видимо, это дело почему-то для новосибирских силовиков «особо важное»…
Сами сроки расследования неоднократно продлялись (видимость законности следует соблюдать!). Была назначена даже психиатрическая экспертиза подозреваемого!
Но при этом  лингвистическая  экспертиза, все-таки назначенная следствием через полгода, подтвердила, что изначальный текст (тот самый, нечаянно приложенный мамой А. Петровичева к заявлению на имя генерала Стерликова) не содержит порочащих сведений, но это в расчет не принимается. Как не принимаются в расчет толкования статьи 128 УК РФ о клевете. Для того, чтобы осудить кого-то за клевету, должно быть обязательно соблюдено одно условие: умышленная вина. То есть тот, кто распространяет ту или иную клевету, сам должен быть уверен в ложности этих сведений. Если же человек высказывает свое личное мнение или добросовестно заблуждается   уголовная ответственность не наступает. Собственно, поэтому дела о клевете редко доходят до суда. Доказать «уверенность в ложности сведений» со стороны подозреваемого практически невозможно.
Вопрос: тогда чего же ради силовые структуры тратят столько сил и времени на совершенно бесперспективное с точки зрения законодательства дело? Конечно, сегодня в таких структурах работают явно не сократы, но ведь самый простенький здравый смысл они, наверное, все же не потеряли? А коли так, то можно предположить, что само «дело о клевете» организовано в виде некоего отвлекающего маневра от «главного» уголовного дела о хищениях на нефтебазе «Красный Яр». В суде адвокаты непременно постараются доказать, что их подзащитные не причастны к хищениям. И уже сегодня для подобных утверждений есть серьезные основания,  в том числе и аудиторские. Но ведь ГСМ более чем на 200 миллионов рублей 
с нефтебазы действительно пропали. Куда? И кто к этому причастен? И почему следствие пошло совсем по другому «следу»? И действительно ли налицо «коррупционная составляющая»? На все эти вопросы ответить будет совсем непросто. Другое дело, если все вероятные ответы загодя уже объявили «клеветой»… 
…Хотя уже после возбуждения уголовного дела в отношении ряда руководителей органов (бывшего начальника СУ С. Шило и бывшего зам. начальника ГУ МВД РФ по НСО В. Певнева), упомянутых в заявлениях А. Зеленского, была проведена служебная проверка. А вскоре они и вовсе были уволены из органов.
Конечно, в факте такого «пресса» на А. Зеленского присутствует и ведомственная неприязнь к «отступнику». Ведь сам «клеветник» еще совсем недавно работал в ФСБ. Вроде, из «своих». 
Наверное, сотрудникам ФСБ и МВД обидно слышать обвинения в коррупции в свой адрес. Но на обиженных, как говорят в народе, воду возят. Нет такого понятия, как «обида», ни в законе о полиции, ни в законе о ФСБ, ни в каких-то других законах, регламентирующих деятельность силовых структур. Не обижаться надо, а работать, соблюдая законы. Работать так, чтобы не возникало подозрений в коррупции. А уж коли возникли такие подозрения,  установить, соответствуют они действительности или нет.
 

Отдел расследований «ЧС»