Так в чем сила? В правде или ее интерпретации?

№ 49(1032), 14.12.2016 г.
Уже более двух лет газета «Честное слово» и Аркадий Андреев — отец скончавшегося в Москве 16 апреля 2013 года Андрея Андреева пытаются разобраться в хитросплетениях дела, связанного с продажей акций и долей Группы компаний «СЛК-Моторс». Эти акции, а соответственно, и имущество (строения, автосалоны, офисы и т. д.), принадлежавшие создателю и одному из владельцев компании — Андрею Андрееву, были проданы его компаньону Наталье Ждановой. По странному стечению обстоятельств А. А. Андреев не дожил до срока оплаты своей доли акций на сумму 250 миллионов рублей, оговоренную им в соглашении с Н. В. Ждановой
Теперь за достоинство и права сына сражается его отец. Практически в одиночку. Позади — 30 заседаний суда. Материалы дела множатся, но вопросов не становится меньше, а судебные разбирательства продолжаются. Аркадий Андреев уверен, что Жданова, сознательно нарушившая свои обязательства, должна понести заслуженное наказание.

«Весьма своеобразные» трудности Ждановой

 Напомним, что Андрей Андреев был одним из самых успешных новосибирских бизнесменов и политиков, и ничего не предвещало трагической развязки.
 Начиная с 1995 года он являлся совладельцем ООО «Сибирская лизинговая компания» и одним из создателей «СЛК-Моторс». В 2004 году им и партнером по бизнесу Дмитрием Малаховым было принято совместное решение: принять на должность директора «СЛК-Моторс» Наталью Жданову. В это время вряд ли кто-то мог предположить последствия такого шага. 
 Хотя повод задуматься был. «В те годы я работал главным инженером Западно-Сибирской железной дороги, — вспоминает Аркадий Андреев. — Прекрасно помню, как в теперь уже далеком 2005 году я приехал в «Тойота-Центр» на Фрунзе. Хотелось посмотреть на новое здание автомобильного центра, строительство которого только что закончил мой сын Андрей. С верхнего этажа автоцентра, чуть не ломая каблуки, подбежала Жданова — вот так я познакомился с ней впервые. Мне рассказали, что ее взяли в какой-то компании, где она работала финансовым руководителем. Уже тогда у нее были серьезные проблемы, от которых ее спасли Андрей и Малахов. Позднее Андрей строил автоцентр «Ниссан», «Тойота» в Барнауле, а я, имея определенный строительный опыт, помогал ему советом, а иногда и делом». 
Автомобильный бизнес в те годы приносил неплохие дивиденды. Поэтому решение о строительстве автомобильных салонов и дальнейшее расширение компании выглядело вполне логичным. Так появилась Группа компаний «СЛК-Моторс», доли акционеров которой были распределены поровну — по 33,3 процента у А. Андреева, Д. Малахова и Н. Ждановой. 
Затем что-то пошло не так. Позднее в своих свидетельских показаниях Д. Малахов прямо скажет: уже тогда им и Андреем поднимался вопрос об увольнении Н. Ждановой с поста генерального директора ГК «СЛК-Моторс». Вряд ли это можно было назвать случайностью, и вот почему. Обладая информацией о приобретении Ждановой недвижимости в Монако и Дубае, акционеры «СЛК-Моторс» засомневались в ее чистоплотности. Поэтому Советом директоров компании (председателем Совета директоров являлся А. А. Андреев) было принято решение о снятии Ждановой с должности. 
 Однако на второй день Андрей изменил свое решение. Именно после этого в 2010 году Малахов вышел из состава учредителей «СЛК-Моторс» и продал свои акции и долю в уставном капитале Андрееву-младшему. Практически сразу же тот поделил их со Ждановой, в результате чего они стали владельцами по 50 процентов имущества, акций и долей в уставном капитале Обществ, входящих в ГК «СЛК-Моторс». 
Тем более странным, по словам Аркадия Андреева, выглядело появившееся у Андрея намерение продать свою долю компании Ждановой. В августе 2012 года он составил «Соглашение» о своем выходе из «СЛК-Моторс». В соответствии с ним, он  продавал Ждановой свои 50 процентов акций в компании. За это, в соответствии с обоюдно согласованным графиком, получал 250 миллионов рублей. И это не является голословным утверждением: подлинник соглашения по сей день находится у отца А. А. Андреева — А. И. Андреева. Причем половина суммы должна была быть перечислена на расчетный счет А. А. Андреева, а другая  передана ему наличными. 
Тем не менее уже в сентябре 2013 года юристом компании Гурьяновой были подготовлены договоры, а также необходимые формы по перерегистрации перехода права собственности на доли в уставных капиталах обществ для налоговых органов. Так Жданова стала единоличным владельцем «СЛК-Моторс». 
Примечательно, что трудности Ждановой были «весьма своеобразными». Ее семья (согласно данным допроса в качестве подозреваемой) «вошла в сделку», и ей  ну просто срочно потребовались деньги на приобретение недвижимости за границей. Иные обязательства (в том числе и долг в 250 миллионов рублей), видимо, не входили в список «первоочередных». 

Что должно было «случиться по-другому»?

График выплат предусматривал ежемесячный расчет: вся сумма сделки должна быть оплачена Ждановой до октября 2014 года. Но это на бумаге. Фактически же по апрель 2013 года она перечислила А. А. Андрееву всего 8 миллионов рублей. То есть  чуть более трех процентов от положенной суммы. 
Видимо, это обстоятельство заставило Андрея засомневаться в чистоте сделки, и он стал всерьез размышлять о своем возвращении в «СЛК-Моторс».
Жданова не возражала, однако выдвинула встречное предложение — попросила А. А. Андреева, имеющего связи в московских банковских кругах (в начале 2000-х Андрей работал управляющим АКБ «Славянский Банк»), о помощи в получении ею кредита на 1,2 миллиарда рублей.
Поездка в Москву закончилась трагически. Кредит взять не удалось, а в 14 часов 29 минут 12 апреля 2013 года А. А. Андрееву пришло СМС-сообщение — реакция на событие от Н. В. Ждановой: «Ну что, остается только констатировать полный крах всех надежд. Поверь, все могло быть по-другому». 
Трудно сказать, о чем идет речь и что имеется в виду в СМС, но 16 апреля 2013 года Андрей Андреев был найден мертвым в своем номере московской гостиницы «Петр Первый». В день его смерти в Москве находилась и Жданова. 
«Возвратясь из Москвы в Новосибирск на следующий после смерти Андрея день, Жданова сказала мне, что он пил и умер от отказа сердца, — вспоминает Аркадий Андреев. — Однако, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, экземпляр которой до сих пор находится у меня, следов алкоголя в крови Андрея обнаружено не было. Причина его смерти до сих пор неизвестна. Явно, что это было серьезное отравление. А кто причастен к этому, сейчас можно только догадываться»...

Липкая паутина права

После смерти сына Аркадий Андреев поставил себе цель восстановить справедливость и добиться законного решения суда. Но какова дистанция между этими, казалось бы, очень близкими понятиями? 
В 2014 году первое же после вступления в наследство судебное разбирательство и попытка заставить Н. Жданову вернуть денежные средства в размере 100 миллионов рублей, положенные родителям Андрея Андреева как наследникам первой очереди, перевернуло ситуацию «с ног на голову». 
На 11 заседаниях суда под председательством судьи Л. А. Виноградовой не прозвучало и намека на фактическую передачу в пользу Ждановой имущества, акций и долей в уставном капитале, принадлежащих А. А. Андрееву. О незаконно перешедшем к ней имуществе компании вообще не было сказано ни слова! При этом суд под председательством Виноградовой нашел возможным удовлетворить встречный иск гендиректора «СЛК-Моторс» Ждановой о взыскании с наследников задолженности Андреева-младшего примерно на 1,8 миллиона рублей (вместе с процентами). 
Дальше — больше. Под сомнение была поставлена сама сумма сделки. И это — при имеющихся у Аркадия Андреева и доступных для изучения суда подлиннике «Соглашения» с указанием суммы и способе выплаты, а также переписке А. А. Андреева и Н. В. Ждановой, подтверждающей эту сделку. Эти документы, кстати, пытались выкрасть, вскрыв квартиру А. И. Андреева, но безрезультатно. 
«Лед тронулся» лишь в 2015 году — после удовлетворения кассационной жалобы А. И. Андреева президиумом Новосибирского областного суда и направления дела на новое рассмотрение в Новосибирский районный суд. 
21 августа 2015 года суд под председательством О. Г. Семенихиной установил, что «правоотношения между Андреевым А. А. и Ждановой Н. В. возникли из договоров купли-продажи акций на предусмотренных в них условиях, в том числе условиях по цене». И принял решение взыскать со Ждановой 51.563.944 рубля в пользу родителей А. А. Андреева.
Одновременно в отношении Н. В. Ждановой Главным следственным управлением ГУ МВД России по Новосибирской области (старший следователь Е. А. Иванова) было возбуждено уголовное дело № 51153 по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупных размерах»). 
«Уголовное дело, которым негласно руководил подполковник Каабель, длилось шесть месяцев, — рассказывает Аркадий Андреев. — И было сделано заключение, что после заключения «Соглашения» Жданова и Андрей устно договорились о рассрочке платежа. Что прямо опровергается свидетельскими показаниями Н. М. Филипповой и К. С. Полякова, с которыми Андрей обещал рассчитаться сразу после получения от Ждановой денег, на которые он рассчитывал». 
Позднее дело о мошенничестве было прекращено. Постановление об отказе в удовлетворении жалобы А. И. Андреева было вынесено заместителем прокурора области 
А. Ю. Турбиным, а позднее — прокурором области В. А. Фалилеевым. 
При этом Н. В. Жданова времени не теряла. «Собрав сфабрикованные, по моему мнению, документы о долге Андрея перед «СЛК-Моторс», приплюсовав сюда проценты за пользование чужими денежными средствами, Жданова предъявила мне сумму в 112 миллионов рублей, — рассказывает Аркадий Андреев. — Сюда же входит и несуществующий, как я считаю, долг Андрея некоему А. П. Боженко, считавшемуся одним из активных членов труновского ОПС. С пяти миллионов этот «долг» чудесным образом вырос до 87 миллионов рублей. Я предлагал суду провести экспертизу на давность изготовления документов, с этим связанных, но мне было отказано. В итоге я, законный наследник умершего сына, по решению Железнодорожного районного суда Новосибирска оказался должен Ждановой 65 миллионов рублей. У меня возникает вопрос: не обошлось ли здесь без участия кумы Ждановой — Петруниной, возглавляющей Совет судей Новосибирской области?»

В чем правда? 

И с какого боку у кого нравственность?

Последние события, происходящие в ходе судебных разбирательств, не дают нам оснований говорить о сколь-нибудь близком финале этого противостояния. 
 В текущем году Аркадий Андреев подал иск о признании Ждановой банкротом, который был удовлетворен 11 августа. Согласно определению суда, она задолжала кредиторам около 2,5 миллиарда рублей: 2,076 миллиарда — финансовой корпорации «Открытие», 370,85 миллиона — банку «Левобережный», 26,3 миллиона — Аркадию Андрееву, 26,2 миллиона — Галине Андреевой и 13,8 миллиона — банку «ВТБ24».
Причем не только кредиторам! Жданова стала фигурантом уголовного дела о невыплате заработной платы сотрудникам «СЛК-Моторс». По итогам проверок прокуратуры Октябрьского района, 8,7 миллиона рублей заработанных денег не дождались 159 работников компании. В Следственном комитете приняли решение о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 145 УК РФ («Полная невыплата свыше двух заработной платы  месяцев»). 
Создается впечатление, что не отдавать долги и «кидать на деньги» Ждановой давно не привыкать...
Мы часто слышим разговоры о нравственности. Однако некоторым она — что «с боку припёка». И, к сожалению, часто на это закрывают глаза, позволяя безнравственным людям оставаться такими и дальше. 
«Я был поражен, узнав, что Жданова, которую я считаю нечестным человеком, понесет огонь Сочинской Олимпиады во время эстафеты огня в Новосибирске! — возмущен Аркадий Андреев. — И хотя после нашего обращения  Олимпийский комитет отказал ей в этом, Жданова, воспользовавшись авторитетом очень влиятельных в Новосибирске людей, все же была включена в список участников эстафеты. Еще раз доказав, что для нее нет ничего святого. По моему твердому убеждению, такие люди, попавшие «из грязи в князи», рождаются раз в 100 лет»...

Отдел расследований «ЧС»