Ольга Василенко: «В кризис нужны нестандартные решения»

№ 01(1035), 11.01.2017 г.
«Откуда в ней такая сила? Откуда — Господи спаси! Француженка в глуши России играет Клода Дебюсси…» Не знаю, почему, но эти строки сразу пришли мне на память, когда мы приехали к главе КФХ Ольге Василенко в ее «крестьянскую усадьбу», расположенную в п. Дружный Коченевского района Новосибирской области. Маленькая, стройная женщина на фоне бескрайних заснеженных сибирских полей казалась такой хрупкой — до невозможности! При этом ее «крутой джип», который она лихо водит, суперсовременный стильный офис (опять же — посреди  этих полей!) никак не увязывались с традиционными представлениями о типичных атрибутах сельского руководителя. «Да я, вообще, человек «нетипичный» для села. Зато мне сейчас не стыдно принимать зарубежных коллег и партнеров  из Германии, Швеции других стран», — говорит Ольга
У Ольги Василенко очень сильный характер. Ломать стереотипы, торить дорогу, идти своим путем, и непременно к победе — для нее обычное дело. Она — смелый человек. Иначе тогда, в 1999-м, когда страна еще не опомнилась от финансового дефолта, Ольга не пустилась бы в столь рискованное «плаванье». Начать свое дело в сельском хозяйстве, стать фермером в сложное посткризисное время — это поступок смелого человека. И еще больший поступок — не сойти с дистанции на протяжении вот уже почти двух десятилетий! Сколько за это время фермеров перестали быть таковыми?!

«Это — мое дело»

— Ольга Анатольевна, вспомните, как вы начинали свой бизнес и почему он связан именно с сельским хозяйством?
— Я экономист в третьем поколении: мой дед работал в торговле, мать — в налоговой инспекции. Моя специальность — бухучет. Кем бы я могла стать априори после окончания института? Главным бухгалтером какой-либо фирмы, вторым «спецом» после руководителя.
— А Вас это не устраивало? Вы хотели быть первым? 
— Дело вовсе не в «первенстве».
— А в чем же тогда?
— Мне нравится производство, реальный сектор экономики. Еще Адам Смит сказал, что прибавочная стоимость создается в двух отраслях — сельском хозяйстве и промышленности. Как я пришла в сельское хозяйство? Мой родной совхоз «Коченевский», дышавший на ладан, развалился. До этого — «лежал на боку». И что мне оставалось делать?! Ведь больно же видеть все это!
Начинали мы с мужем с 300 гектаров земли, взятых в аренду. Постепенно развивали свое производство. Сначала у нас была гусеничная техника, потом — более производительная колесная. А увеличение капитализации хозяйства влечет за собой и необходимость расширения производства, земельных площадей. Идет естественный рост. В этом году наши посевы выросли уже до пяти  тысяч гектаров, а в будущем 2017 году они будут равны уже семи тысячам га. Без движения вперед, без развития просто неинтересно работать. А если у человека нет интереса к своей работе, то она ему просто противопоказана.
— Труд в сельском хозяйстве особенный — непростой, неспокойный. Не каждому по плечу.
— Если мы ищем спокойствия — это одно, а если путь к развитию — это другое. Вот давайте вместе посмотрим из окна моего офиса. Видите, какие просторы? Где вы еще такое увидите?! И где получите такой заряд энергии?! И желание работать. Здесь — мои корни. И я чувствую: это — мое! Это — мое дело.

Успех определяют технологии

— Ольга Анатольевна, Вы нередко бываете в деловых поездках за рубежом. Что Вам они дают?
— Да, мне много приходилось ездить по миру.  Знакомство с передовым опытом всегда впечатляет. Возвращаясь домой, думаешь, что из увиденного можно реализовать у себя. В свое время я познакомилась с прогрессивной технологией «No-till». Это нулевая технология в растениеводстве, когда производится посев семян в почву, которая не подвергалась никакой обработке. Захотелось попробовать у себя. Попробовала. Получилось. Но все же на этой технологии не остановилась. Почему? Да потому, что в наших сибирских условиях большую роль  играют сроки вегетации растений. У нас они не очень-то растянуты. И эта технология больше подходит для южных зон.
— Да, в Барабинской зоне ее успешно применяет ООО «Рубин», которое возглавляет Егор Кондратович Кин. А вы сейчас по какой технологии работаете?
— Я побывала в Швеции, где познакомилась с прекрасными специалистами. Внедрение новых технологий, постоянный поиск, вдумчивый и требовательный подход к своему делу позволяют им добиваться очень высоких результатов. Скандинавская технология и стала для меня сегодня новой ступенью в развитии растениеводства. Это пятипольная система оборота. Основана она на смене культур: пар — рапс — ячмень –- бобовые культуры — пшеница. Второй год наше хозяйство работает  по этой технологии. В этом году мы посеяли  полторы тысячи гектаров рапса, 1200 га  ячменя, 810 га  гороха, 250 га  овса и 1340 га  пшеницы.
— И какой результат получили?
— Вкруговую вышло за 30 центнеров.
— Это один из лучших результатов среди КФХ по региону! А какие семена вы используете?
— С семенами не все так просто. Достижениями селекционеров в нашем регионе вряд ли можно гордиться. У нас, вообще, нет селекционной работы. Поэтому закупаем семена у соседей — в Омске, Тюмени  и за рубежом. Пшеница у нас омской селекции, горох — тюменской, ячмень — датской, рапс — германской селекции. Конечно, селекция — дело науки и 
специализированных семеноводческих хозяйств. И дело это  не простое. К каждой культуре предъявляются свои четкие требования. К примеру, чтобы заниматься селекцией рапса, необходимо, чтобы в радиусе 50 километров никакого рапса не было и в помине.
— А как у вас с техникой? Может ли крестьянско-фермерское хозяйство позволить себе ее обновление?
— Мы каждый год ее обновляем. Без этого нельзя — иначе можно «отстать от жизни». Техники у нас ровно столько, сколько нужно. Это и отечественная техника, и  импортная. В этом году я на сто миллионов техники набрала в лизинг. Наше хозяйство развивает и укрепляет свою материально-техническую базу. У нас есть сегодня два мощных зерносклада, зерноток, мощная современная зерносушилка.
— Вы закончили нынешний сельскохозяйственный год с прибылью?
— Ну, если мы идем на развитие, то значит с экономикой все в порядке. Сейчас наша прибыль уже «работает» на урожай будущего года. В этом году мы сто процентов посевов обрабатывали фунгицидами.  Сегодня тоже приобретаем и удобрения, и средства защиты растений. Без удобрений и фунгицидов урожая не будет. Сейчас все мысли у нас уже о будущей посевной.
— Вы уже весь урожай этого года реализовали?
— Ну, конечно же, не весь! Сейчас продаем рапс, ячмень, пшеницу. Но сегодня на рынке налицо стагнация. А после Нового года цены, скорее всего, упадут. От продолжающегося ценового спада на аграрных рынках страдают не только фермеры, но и все  сельхозпроизводители. Знаете, какой самый страшный сон экономиста? Кризис перепроизводства. Ты произвел зерно, а его никто не покупает. Так вот сейчас в нашей стране этот кризис налицо. И в марте — апреле следующего года, по оценкам экспертов, огромный урожай пшеницы даст о себе знать новым обвалом цен.
— Что же делать фермерам, вырастившим богатый урожай, всем аграриям региона? Уповать на Китай?
— Искать новые рынки сбыта. Прямые зерновые конкуренты Новосибирской области — наши  соседи: Омск, Алтай, Кузбасс. И у них прослеживается четкая политика в вопросе поиска новых рынков, чего не скажешь о нашем регионе. Китай, нередко играющий на понижение цен, разумеется, не единственная географическая точка на карте. На развитии зернового рынка с Китаем сказываются и логистика (у нас даже железнодорожные пути не совпадают), и нестабильность китайского юаня. Словом, это очень сложный рынок. Поэтому нужно искать новые рынки сбыта у себя, в нашей стране. К примеру, в Якутии, европейских регионах России. И нам надо выходить на новые рынки сбыта уже не с сырьем, а с продукцией глубокой переработки зерна. Вообще, в кризис надо искать нестандартные решения. Например, выращивать пивоваренный ячмень. Развивать глубокую переработку зерна. Нам нужно объединяться, искать коллективные решения проблем. Сегодня наши аграрные ассоциации работают чисто номинально и  мало влияют на выработку единой региональной политики в каких-либо вопросах. У нас нет никаких коллективных систем управления. 

«Моя надежда и опора»

— Ольга Анатольевна, с чем вы связываете перспективы развития на 2017 год, на ближайшее будущее?
— Сказать, что мы надеемся получить еще более высокий урожай — нелепо.  Увеличивать урожайность до бесконечности мы не можем. Сегодня, в условиях экономического кризиса, важно устоять, найти новые рынки сбыта, обеспечить диверсификацию и... «накопить жирок». Да, мы прирастем на будущий год на две тысячи гектаров посевами. Да, мы будем реализовывать проект по развитию животноводства. Словом, дел предостаточно.
— И кто вам сегодня помогает тянуть этот огромный воз забот и  проблем?
—Наше КФХ «Василенко» — это семейный бизнес. Так изначально сложилось. И сегодня вместе со мной работает мой двоюродный брат, а также мой сын Вячеслав — студент «нархоза», в котором раньше  училась я. Он мне во всем помогает. Он — моя надежда и опора. Все технические вопросы сегодня на нем. Мой сын  ездит за границу, смотрит, учится. Этим летом прошел курс обучения в Кэмбриджском университете. Слава уже разрабатывает свой интересный проект, который, я думаю, будет им реализован.
— А ваша дочь не думает пойти по стопам мамы?
— Моя дочь Валентина учится в гимназии, в экономическом классе. Так что не исключено, что и она в будущем вольется в наш семейный бизнес.
— Каким руководителем вы себя считаете — демократичным или «жестким администратором»?
— Управлять людьми можно достаточно жестко. А можно — и просьбами. «Мягко». Важно, чтобы у человека была мотивация к работе. Нужно не заставлять человека что-то сделать, а объяснить ему, четко поставить задачу, показать результат  от ее решения. Я людям безгранично доверяю. Не в моих правилах бегать, следить за кем-то. Да, контроль нужен. Для этого есть  сегодня видеокамеры, спутниковая навигация. Человек должен понимать, если он ворует, то подрывает основы экономики своего хозяйства, своей страны. Почему 
Трамп стал миллионером? Он никогда не будет воровать. Ему это не интересно. Ему интересно работать, добиваться более высоких результатов и побед.
— Вы участвуете во многих социальных проектах. Вот сейчас  установили на свои средства для ребятишек Коченево красивую елку с яркими сказочными снежными фигурами — Дедом Морозом, Снегурочкой, Машенькой и Медведем, Петушком. Это — по зову души?
— Дарить радость — это большое счастье!
С наступившим Новым годом, друзья! С Рождеством! Пусть новый год принесет вам успех, удачу, благополучие!

Александра ПОПОВА,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

 

Другие материалы рубрики:

  • Хозяин своей земли, или История перспективного фермерского дела

    Зима, по сути дела, не так давно вступила в свои права, а вот зимовка на фермах длится уже третий месяц — с октября. Как она проходит? Всем известно, что перед животноводами области стоит непростая задача увеличения поголовья скота — прежде всего наращивание дойного стада. И здесь едва ли не на первый план выходит состояние племенной работы на фермах. Поэтому в развитии молочного скотоводства власти региона большие надежды возлагают на малые и средние сельхозпредприятия. Одно из таких, на которое можно положиться, — крестьянско-фермерское хозяйство Вадима Карпенко в Здвинском районе.