«Рождество Твое, Христе Боже наш, озарило мир светом знания»

№ 01(1035), 11.01.2017 г.
Несколько дней назад мы праздновали Рождество Христово — день, который называют началом всех праздников. С одной стороны, да, если можно так сказать, то самым главным праздником считается Пасха. Именно с нее начинается церковный богослужебный круг года. Но, с другой стороны, без Рождения Спасителя не было бы ни Пасхи, ни другого какого христианского праздника вообще. Спаситель в мир рождается — Солнце Правды. Начать наш сегодняшний материал хотелось бы с Рождественского Послания главы Новосибирской митрополии Высокопреосвященнейшего Тихона митрополита Новосибирского и Бердского, которое прозвучало рождественской ночью во всех храмах митрополии

«Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд»

Боголюбивым клирикам, честному монашеству и благочестивым мирянам Новосибирской митрополии.
Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови Свет Разума!
Возлюбленные о Господе братья и сестры!
Святой апостол Иоанн Богослов, возвещая миру о воплощении Единородного Сына Божия, пишет: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Ин. 1,14).
Родившегося в Вифлееме от Девы Марии Господа нашего Иисуса Христа евангелист Иоанн называет Светом Истинным, «Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1,9). И Церковь Божия ныне радостно свидетельствует о том, что благодаря Рождеству Христову воссиял миру Свет Разума.
Какова цель Боговоплощения? Символ веры свидетельствует, что «нас ради человек и нашего ради спасения» Единородный Сын Божий сошел с небес, воплотился от Духа Святого и Марии Девы и вочеловечился; был распят при Понтийском Пилате, пострадал, был погребен и воскрес в третий день, как и пророчествовали книги Священного Писания. Ради нашего спасения воплотился Единородный Сын Божий, и ради нас Он пострадал на Кресте, чтобы мы озарились светом разума и достигли вечной жизни в Боге.
Родился Богомладенец Христос не в царских палатах, а в убогой пещере. «Не скипетры и престоли, но последняя нищета: что бо хуждше вертепа? Что же смиреншее пелен? в них же просия Божества Твоего богатство!» — восклицаем мы в каноне нынешнего мироспасительного праздника Рождества еже по плоти Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Ипакои канона).
Крестный путь Христа Спасителя к Голгофе начинается с Вифлеема. Ирод ищет убить Богомладенца Христа. Затем многотрудная проповедь Царства Небесного. Враги Христовы не признают Его Сыном Божиим, клевещут на Него и, наконец, убеждают Пилата: «Распни, распни Его!» (Ин. 19, 6). Господа нашего Иисуса Христа умертвили на Кресте, но Он боголепно воскрес из мертвых и даровал верующим во имя Его спасительную радость воскресения — «се бо прииде Крестом радость всему миру!» Вечность открыта людям.
Поэтому церковные службы последних предпраздничных дней Рождества Христова напоминают службы последних дней Страстной седмицы: «В яслех Повиваемого убити ищет Ирод; но мы Христу поим: славно бо прославися» (ирмос 1-й песни канона Навечерия Рождества Христова).
О победе Христа над силами зла, Света над тьмою евангелист Иоанн Богослов свидетельствует: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1,5). И Церковь Христова в своем историческом странствовании повторяет крестный путь земной жизни Христа Спасителя, ведя нас ко спасению.
Первые три столетия церковной истории так и называются — эпоха гонений на христиан. Эта эпоха явила миру множество мучеников и мучениц, великомучеников и священномучеников, которые пострадали за Христа и своим подвигом многих укрепили в Святой Православной Вере.
В нашей отечественной истории еще большее число новомучеников и исповедников явил XX век. В 2017 году исполняется 100 лет со времени революционных событий, которые открыли эпоху поистине огненных испытаний для Русской Православной Церкви и верных ее чад.
По всеблагому Промыслу Божию в том же 1917 году открылся Всероссийский Поместный Собор, а на двенадцатый день после октябрьского переворота совершилось избрание на Патриарший престол митрополита Московского Тихона. «Патриаршество восстанавливается на Руси в грозные дни, среди огня и орудийной смертоносной пальбы», — сказал Святейший Патриарх Тихон в своем Слове после интронизации, совершившейся в декабре 1917 года на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы.
А еще ранее, в марте 1917 года, в селе Коломенском под Москвой произошло чудесное обретение «Державной» иконы Божией Матери. Это событие стало особым знамением милости Богородицы, заступающей Покровом Своея благости страну нашу православную в годы смут, междоусобных браней, нашествий иноплеменных и лютых гонений на Церковь. Богородица взяла нашу страну под Свой Державный Покров.
После 1917 года в советское время при изучении истории фактически отреклись от Минина и Пожарского, от Суворова и Кутузова, от святых князей Александра Невского 
и Димитрия Донского. Только во время Великой Отечественной войны вспомнили о них и возродили военные ордена в их честь и память.
Вожди так называемой «безбожной пятилетки» 1932—1937 годов, говоря словами псалмопевца, «собрашася вкупе на Господа и на Христа Его» (Пс. 2,2). Воинствующие атеисты обещали вскоре не только разрушить по всей России храмы и монастыри, но даже искоренить упоминание имени Божиего на святорусской земле. Однако, как учит святой апостол Павел, «Бог поругаем не бывает» (Гал. 6, 7). Благодаря жертвенному подвигу новомучеников и исповедников Церкви Русской, даже при полном, казалось, мраке безбожия, в нашем Отечестве сиял свет Веры Христовой «и тьма не объяла его» (Ин. 1,5).
Ничто не могло отлучить от любви к Богу верных служителей Церкви Божией: ни скорбь, ни гонения, ни голод, ни опасность, ни меч (Рим. 8,35). Однако во время гонений на Церковь, на Веру Православную, на российскую историю и культуру пострадали не только иерархи и другие священнослужители Русской Церкви. Пострадало огромное количество православных граждан России, которые были репрессированы по подозрению в нелояльности к советской власти. Миллионы верующих людей стали жертвами богоборческой политики революционеров, стремившихся разжечь пожар мировой революции.
Просто отмахнуться, забыть и закрыть тему страшных гонений на Русскую Православную Церковь нельзя. Если же мы будем помнить и чтить подвиг пострадавших за Христа и положивших свою жизнь за Родину, тогда есть надежда, что для всех наших сограждан прольется свет истины на эти малоизвестные страницы нашей недавней истории.
Размышляя об итогах минувшего столетия, можно свидетельствовать, что по неусыпному предстательству пред Богом Пресвятой Богородицы, по молитвенному ходатайству новомучеников и исповедников Церкви Русской, — Русь Святая в бурном XX веке сохранила Веру Православную, а во Святой Вере — свою надежду и утверждение.
Многоразличные исторические события, произошедшие в России между 1917 и 2017 годами, — и прискорбные и отрадные — все они представляют собой явное свидетельство о действии Промысла Божия в отечественной истории XX века. Сколько было испытаний веры в Бога и любви к Родине! Сколько горя и слез было в развязанной революцией братоубийственной гражданской войне! И сколько было примеров возвращения людей ко Христу после богоотступничества! Из всех событий нашей многострадальной истории мы должны извлечь самые серьезные нравственные уроки.
Родную историю нужно знать и помнить! Не следует повторять ошибок XX века. Нельзя замалчивать преступления. А о жизни и подвигах новомучеников Церкви Русской нужно знать и взрослым гражданам нашей страны, и школьникам, и всему подрастающему поколению. Без сохранения исторической памяти не может быть духовно-нравственного возрождения России и правильного воспитания детей и молодежи. Необходимо увековечивать память новомучеников.
Их молитвами у Престола Божия возрождается ныне Церковь и восстает Русь — святая, неистребимая, вечная! Восстанавливаются ныне и строятся храмы, звонят колокола, совершаются божественные службы, народ возвращается в храмы.
Сегодня, когда мы говорим о смысле жизни, особенно важно для молодых людей определить свои жизненные ориентиры. В физическом мире действуют божественные законы — все имеет пределы своего существования. А в жизни людей есть нравственные законы, которые Бог дал для разумных существ, потому что человек имеет не только права, но ответственность пред Богом и людьми.
Нравственный закон помогает удержать разум человека от деградации. Кто знает заповеди Божии и любит Господа, тот сам будет ограничивать себя, потому что разум должен развиваться в рамках добра. Поэтому мы должны бояться и избегать зависти, мести, других грехов, которые существуют в нашей жизни, но мешают приобрести Благодать Святого Духа. Когда человек научит себя держаться заповедей Божиих, научится следовать божественным указаниям, тогда начинается путь к духовному совершенству.
Христос Спаситель показал нам пример истинного крестоношения. И мы должны пронести свой крест через всю свою жизнь. Так человек показывает свою верность Богу. Главные же испытания для всех нас — это терпение скорбей, оскорблений, жизненных невзгод, различных искушений.
Дорогие братья и сестры! Ныне нам обильно сияет свет Рождества Христова — свет разума, свет спасения. Но не будем забывать, что путь в Царство Небесное Господь наш Иисус Христос указывает Крестом и Воскресением. Поэтому нам никогда не следует самоуспокаиваться. Перед крестными страданиями Господь наш Иисус Христос говорил Своим последователям: «Еще на малое время свет есть с вами; ходите пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма: а ходящий во тьме не знает, куда идет. Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света» (Ин. 12,35—36).
Если мы желаем жить как «сыны света», нам необходимо дорожить каждым днем, который посылает нам Господь для покаяния, делания добрых дел, служения Богу и ближним.
Праздник Рождества Христова всегда напоминает нам заповедь Христову о милосердии: «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6,36). Бог Отец так возлюбил мир, «что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3,16). Если мы будем исполнять заповеди Христовы о милосердии и любви к ближним, то будем носителями света Христова и наследниками жизни вечной.
Преподобный Ефрем Сирин в своем Слове на Рождество Христово учит, что «нынешний день есть день спасения; неужели нам покажется трудным изменить свою волю, поврежденную грехом?»
Дорогие братья и сестры! Вступая в Новый год, будем благодарить Бога за все Его великие и бесчисленные к нам благодеяния, за Его всеблагой Промысел о России. «Да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте» (1 Тим. 2,2).
«Христос на земле! — Возноситесь!» — призывает нас Церковь Христова. Аминь.
С праздником, дорогие братья и сестры!
С Рождеством Христовым и новолетием!
МИТРОПОЛИТ НОВОСИБИРСКИЙ И БЕРДСКИЙ
Рождество Христово 2016—2017 г. Новосибирск

«Мои мысли — не ваши мысли, и пути Мои — не ваши пути»

7 января 2017 года, в праздник Рождества Христова, на телеканале «Россия 1» состоялся показ традиционного Рождественского 
интервью Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Предстоятель Русской Православной Церкви ответил на вопросы политического обозревателя ВГТРК, ведущего программы «Вести» А. О. Кондрашова. Предлагаем нашему читателю часть этого интервью.
— Ваше Святейшество, спасибо Вам за то, что мы встречаемся в эти праздничные дни. Несколько последних лет на Россию просто падают испытание за испытанием. Вот и минувший год принес нам большую трагедию: погибли люди, как Вы сказали, гордость нашей национальной жизни, символы. Как ответить на вопрос, который звучит и на работе и дома, я очень часто его слышу: почему Бог призывает к себе лучших? Как нам найти утешение?
— Этот вопрос сопровождает всю человеческую историю. И всякий раз, когда мы соприкасаемся с горем, реально обжигающим наше естество, — не каким-то поверхностным, искусственным, а реальным горем, к которому прикасается наша душа, — мы задаем этот вопрос.
Какие-то мысли я готов сейчас озвучить, но первое, что я хотел бы сделать, — это еще и еще раз выразить глубочайшие соболезнования всем тем, кто в первую очередь 
обожжен этими страданиями, этим горем. И семье нашего замечательного посла в Турции, и родным всех тех, кто погиб в самолете Ту-154. А если говорить о путях Божиих, то в слове Божием сказано: «Мои мысли — не ваши мысли, и пути Мои — не ваши пути» (Ис. 55:8). Нам невозможно понять, что происходит, с точки зрения нашей логики и нашего представления о справедливости. Бог ведет род человеческий и каждого из нас одному Ему ведомым путем. То, что является трагедией для нас, не является трагедией для Бога, потому что Бог в вечности. Он знает, что происходит с человеком после смерти. Но пока мы здесь, пока мы в теле, пока мы ограничены своей логикой, своим отношением к тому, что есть горе, а что есть счастье, мы, конечно, никогда не сможем до конца ответить на тот вопрос, который Вы сейчас передо мной ставите.
Думаю, нахождение ответа на эти вопросы лежит не в рациональной плоскости, а в духовной жизни человека, когда вдруг в молитве он чувствует облегчение, когда через поминовение умерших перед ним открывается нечто, что он вдруг начинает чувствовать сердцем и успокаиваться. Вот поэтому я всегда призываю людей и сейчас хотел бы еще раз, обращаясь к близким тех, кто погиб, сказать: нужно особенно сильно молиться об упокоении усопших и о том, чтобы Господь успокоил души. Об этом молится Церковь, молятся очень многие люди в нашей стране и за ее пределами, ведь то, что произошло, действительно стало горем для нашего народа.
— Ваше Святейшество, в минувшем году Вы посетили целый ряд крупных европейских государств, таких как Франция, Англия, и встречались не только с паствой, но и с лидерами этих государств. Какие у Вас остались впечатления от этих встреч? Ведь у нас, с одной стороны, вроде как общее христианское начало, но в последние годы мы наблюдаем в Европе жесткую дехристианизацию. Осталось ли у нас что-то такое, на что можно опереться и пойти по пути сближения, или мы уже надолго врозь?
— То, что осталось от христианского наследия и продолжает оставаться тем, что может нас объединить. Ничто другое нас объединить не может. То, что происходит в Европе, ведь не свалилось в конце XX или начале XXI века, — это вызревало в недрах исторического развития, которое в какой-то момент (а мы знаем, что этот момент именуется в истории эпохой Просвещения) стало исключать Бога из человеческой жизни и обустраивать человеческую жизнь исключительно на рациональном начале. Многим показалось, что это правильный путь, что Бог — это устаревшее понятие, да и вообще, как говорят агностики, нас не касается, есть Он или нет, давайте устраивать жизнь исключительно рационально.
На этом пути многое было достигнуто, но историческое развитие, которое исключает Бога, нежизнеспособно. Замечательный пример краха такого исторического развития, такого опыта устройства жизни — это наша собственная послереволюционная история. Мы выкинули Бога, мы отказались от всего того, что было святым и являлось идеалом для нас. Уповая на силу разума, на силу организации, на силу партии, на силу армии, на силу всего того, что было в наших руках, мы не сумели построить справедливое и процветающее общество, которое хотели построить, основываясь на этом рационализме.
То же самое происходит сейчас на Западе. Мы столкнулись с крушением нашей атеистической идеи на излете XX века, и я думаю, что сейчас происходит критическая переоценка рационализма и в Западной Европе. Конечно, истеблишмент, политические элиты, связанные с большим бизнесом, средства массовой информации, система образования работают по накатанному и пытаются воспроизводить эти фантомы. А вот душа народная, совесть человеческая, реальный опыт жизни подсказывает людям, что это неправильный путь, и если мы скажем, что сегодня вся Европа дехристианизирована, мы скажем что-то очень неверное.
— Наверное, это власть дехристианизирована…
— Элиты, власти, те, кто желает контролировать общественные процессы, — могущественные силы, связанные с финансами, средствами массовой информации, политическим истеблишментом. А жизнь народа все-таки отличается от того, что предстает как бы в витрине западного мира. Поэтому я глубоко убежден, что если будут сохранены, как Вы сказали, остатки христианского наследия, то они и могут стать общей ценностной основой для сближения Востока и Запада Европы. Никакой другой основы просто быть не может по определению.
— А вот насколько нас могут сблизить какие-то общие беды, как теракт на ярмарке в Берлине, подлое убийство нашего посла в Анкаре?
— Может, но это сближение никогда не будет органическим. Приведу пример. Война, борьба с фашизмом сблизили Советский Союз с западной коалицией. Еще не отгремели последние залпы Второй мировой войны, а Трумэн стал вынашивать планы ядерного уничтожения Советского Союза. Что это? Ведь мы вместе кровь проливали. Встреча на Эльбе — ведь это было неподдельное проявление чувств, и не просто союзнических чувств, но дружбы, уважения, воинского братства. Казалось бы, теперь на долгие годы обеспечено взаимопонимание, но все улетучилось очень быстро. Это не значит, что не нужно вместе бороться, — наоборот, вместе бороться необходимо.
— Почему же не хотят нам помогать в общей борьбе с терроризмом?
— Ну, здесь уже исключительно политическая тема. Не хотят, потому что борьба с терроризмом многими понимается как один из инструментов влияния на мир в плане достижения своих собственных политических целей. А если феномен терроризма начинает использоваться в качестве инструмента для достижения собственных политических целей, то никакой настоящей борьбы с терроризмом не будет. С этим мы сегодня совершенно очевидно сталкиваемся на Ближнем Востоке. То, что в последнее время происходит, то, что Россия сумела организовать коалицию в борьбе с терроризмом на территории Сирии, конечно, представляет собой замечательное явление в современной политической жизни. Искренне желаю, чтобы победа над терроризмом была действительно достигнута — вначале в Сирии, а потом и везде, где терроризм поднимает голову.
Но еще раз скажу: народы сближаются, органически сближаются, когда есть общность, — не только борьба, а ценностная общность. И я еще раз хочу подчеркнуть: именно христианское наследие является той ценностной общностью, которая дает надежду на подлинное сближение Востока и Запада. Если это явление исчезнет из западной жизни, если оно будет реально уничтожено, то мы потеряем все. Никакой ценностной общности уже не будет, а на прагматизме далеко не уедешь, будь то прагматизм экономический, политический или даже военный.
— Ваше Святейшество, мы все знаем, что и Русская Православная Церковь, и Вы лично потратили очень много сил на борьбу за жизнь нерожденных младенцев. Женщины часто говорят, что причина — это материальная необустроенность, но мы-то знаем, что на самом деле проблема шире. Это наш образ жизни. Кому-то надо доучиться, кому-то найти работу, а нашли работу — теперь надо делать карьеру. Все некогда, некогда, некогда… Насколько глубока эта проблема сегодня? И как сделать так, чтобы абортов у нас было меньше, а детей больше?
— Да, все упирается в нас самих, в наш внутренний мир, в наше целеполагание, ведь каждый хочет сделать карьеру в той или иной степени, в той или иной области, и желательно, чтобы эта карьера сопровождалась ростом материального благосостояния, — все это совершенно нормально.
Теперь давайте зададим вопрос: а что человек должен предпринять, чтобы сделать карьеру? В первую очередь, он должен научиться управлять самим собой. Он должен учиться самоограничению. Кому-то хочется пойти на танцы, а кто-то готовится к экзаменам очень серьезно. Кому-то хочется провести отпуск, раскрепостив самого себя и понаслаждавшись жизнью, а кто-то в это время нагружает себя дополнительными заданиями, какими-то проблемами, которые ему необходимо решить, готовя себя к успешной карьере.
Хочу привести пример из советского прошлого. У меня было много знакомых из научного мира, из медицинского мира, и многие из этих замечательных специалистов писали свои докторские на кухне, в маленьких хрущевских квартирках. Это ли не подвиг? Это ли не самоограничение? А если бы они отказались писать эти докторские и сказали: «Да не могу я на кухне, тут сковородками стучат, детишки бегают»? Но ведь это самоограничение приводило к блестящей карьере...
— А к открытиям каким! До сих пор пользуемся!
— К открытиям. Так вот, то же самое — с детьми. Нельзя во имя 
карьеры снимать с себя те задачи, которые стоят перед тобой как перед личностью. Ты должен пойти на самоограничения. Да, появляется ребенок — конечно, затраты времени, сил, душевной энергии, ограничения в комфорте. Но без такого ограничения не может быть человеческого роста. Поэтому, когда мне говорят, что для того, чтобы быть счастливым, нужно сделать аборт, я отвечаю: это страшное заблуждение. Вы не будете счастливы, если, обеспечивая свое жизненное пространство, идете на то, чтобы убивать ребенка. Вот поэтому важно перестроить сознание. Нужно, чтобы каждый понял: без самоограничения, без подвига, без жертвы не состоится человеческая личность. А значит, и настоящая карьера не состоится. Любого успешного человека спросите: а как тебе удалось достичь этого? И ответ будет такой: через труд и самоограничение. Это непременное условие для человеческого роста. И дай Бог, чтобы это понимание глубоко вошло в сознание наших людей.
То же самое я хотел бы сказать еще об одном. Любви не бывает без самоограничения. Любовь всегда сопровождается жертвенностью. Если человек неспособен отдавать себя другому, то нет любви. Способность самоограничения в любви — это и есть подлинный тест, любишь ты человека или нет. Если ты ничего для него не можешь сделать, любви нет, как бы этот человек ни был для тебя привлекателен — внешне, эмоционально или каким-то другим образом.
Поэтому все это очень тесно связано — жертвенность, самоограничение, подвиг, карьера, любовь и человеческое счастье. И сохранение ребенка во всей этой системе является очень важным фактором, определяющим полноту человеческой жизни.
— Ваше Святейшество, в конце минувшего года при Вашем участии, а также при участии Предстоятеля Украинской Православной Церкви митрополита Онуфрия мы стали свидетелем того, как Украина получила своего военнопленного. Он был освобожден, причем без всяких условий — такой очень добрый и показательный жест. Скажите, пожалуйста, как Вы думаете, Церковь на Украине сыграет хоть какую-то роль в процессе национального примирения? Ведь, в принципе, наверное, украинцы по-прежнему верят в Бога — взять хотя бы крестный ход, в котором столько народа приняло участие. Но возможно ли само национальное примирение сейчас? Есть ли кому помогать?
— Я больше скажу: если начнется национальное примирение, то именно потому, что Украинская Православная Церковь заняла ту позицию, которую она занимает. Это единственно правильная позиция. Реально идет гражданская война, гражданская конфронтация, страна разделена. Существуют гражданские противоречия, которые имеют исторические, религиозные, культурные причины, — не будем сейчас в это входить, — и никаким диктаторским подходом к регулированию общественной жизни эти противоречия снять невозможно. Православная Церковь понимает, что эти противоречия существуют, но жить-то нужно вместе, иначе действительно страна разлетится на куски. И Православная Церковь является этой миротворческой силой, у нее паства и на востоке, и на западе. Ведь и крестный ход пошел и с востока, и с запада: и там, и там десятки тысяч человек! Это был символ и знак того, что сохраняется потенциал к миротворчеству, к созиданию справедливой и мирной жизни на Украине. Но я должен сказать, что и все мы должны работать на это примирение. Я понимаю, что некоторые события на территории Украины, которые СМИ доносят до нас, возбуждают в людях чувство протеста. Но очень важно, чтобы это чувство протеста не перерастало в чувство ненависти. И очень важно, чтобы СМИ таким образом освещали украинскую тематику, чтобы среди нашего народа не возникало отрицательного, негативного, враждебного отношения к Украине. А весь этот неблагоприятный политический контекст пройдет.
— То есть Вы думаете, то, что наверху сейчас эта пена сойдет?
— Это все пройдет. Останется народ украинский и великорусский. Мы всегда были вместе, мы были одним народом, потом этот народ разошелся по разным квартирам. Но мы остаемся людьми, которые объединяются единой верой, единой историей и едиными ценностями. И нужно сделать все для того, чтобы в сердцах людей не возникало неприязни и негативного отношения именно к народу. Вот этому делу примирения служит и наша Церковь. Мы молимся за каждой службой, чтобы Господь милость Свою излил на украинский народ и прекратилось гражданское противостояние. И мы пытаемся воспитывать, и, думаю, не без успеха, наш народ в любви к своим братьям и сестрам, живущим на Украине. Это единственный способ сохранить тесные узы, которые нас связывали на протяжении столетий. То же самое, несмотря на очень тяжелые условия, совершает Украинская Православная Церковь…

Подготовил 

Александр ОКОНИШНИКОВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»