Однажды в Америке

№ 03(1037), 25.01.2017 г.
Воспитанник «Сибири», а ныне один из самых результативных игроков Национальной хоккейной лиги Владимир Тарасенко со свойственной ему мощью ворвался в новый год. Пока страна сметала со стола остатки праздничных блюд, он баловал своими крейсерскими проходами ледовых гурманов и творил историю по ту сторону Атлантики, став лучшим игроком «Зимней классики». В суперматче на огромном открытом стадионе он оформил дубль, а его команда разбила обладателя Кубка Стэнли-2015 «Чикаго Блэкхокс» со счетом 4:1. Это был первый подобный опыт не только для самого 91-го номера, но и для всего «Сент-Луис Блюз». Яркий представитель самой, если так можно выразиться, хоккейной династии Новосибирска делает все, чтобы 2017-й вышел для него не менее успешным и насыщенным, чем богатый на события 2016-й
В мае в семье нападающего сборной России произошло пополнение: на свет в США появился мальчик, которого назвали Александром. По причине похода за Кубком Стэнли, оборвавшегося на стадии финала конференции, звездный форвард пропустил весной домашний чемпионат мира. Зато осенью дебютировал на Кубке мира — возрожденном после 12-летнего перерыва элитном турнире с участием всех звезд НХЛ.
В конце минувшего года дедушка мастера Владимир Тарасенко-старший получил заслуженную награду от Федерации хоккея России. Ветеран спорта стал обладателем памятной медали и грамоты за подписью Владислава Третьяка по случаю 70-летия отечественного хоккея. Примечательно, что с последним они практически ровесники: пенсионер отмечал эту же дату в ноябре 2015-го.
Корреспондент «ЧС» заглянул в гости к главе хоккейного рода, который, в свою очередь, провел месяц в Северной Америке. Владимир Алексеевич поведал массу любопытных историй и зарисовок из заокеанской жизни внука, рассказав, в частности, почему тот принципиально не прикасается к главному трофею НХЛ, и порассуждав, суждено ли его правнуку пойти по уже протоптанной старшими дорожке.

Сын — как опора, внуки — как крылья

С момента моего предыдущего визита к дедушке бомбардира прошло три четверти года. За это время Владимир Тарасенко-старший успел стать счастливым прадедом, а в его обиталище стало еще чуточку уютней. В прихожей гостей встречают портреты членов большой и дружной хоккейной семьи. В центре композиции — Владимир Алексеевич вместе с супругой Валентиной Дмитриевной, причем это не фотография, а работа неведомого, но явно талантливого художника, подаренная снохой Юлией, женой Андрея Тарасенко.
Ниже можно увидеть самого Андрея Владимировича (сейчас — старшего тренера «Сибири»), облаченного в «золото», — напоминание о славном 1998-м. Тогда забивной форвард (на тот момент тольяттинской «Лады») заработал все возможные индивидуальные награды («золотая клюшка», «золотой шлем», приз самому ценному игроку) и коллективную («три бомбардира»).
По бокам — младшее поколение Тарасенко. «Сын — как опора, внуки — как крылья», — комментирует хозяин квартиры. Свое законное место в этом небольшом, но наглядном генеалогическом древе скоро займет и еще совсем крохотный Александр Тарасенко, который, по словам прадедушки, уже демонстрирует свой характер.
На дверях зала красуется календарь игр «Сент-Луис Блюз» с цифрой 50 на обложке (в этом году клуб отмечает полувековой юбилей) — из дальней поездки пенсионер приехал, разумеется, не с пустыми руками. Хоккейный уголок внука в квартире дедушки пополнился целым рядом заморских экспонатов. Например, диковинной прозрачной шайбой с Кубка мира, которая соседствует с обычным с виду, но дорогим сердцу «кругляшом», на картонном обрамлении которого по-английски написано: «Первый хет-трик в плей-офф НХЛ», — памятное событие произошло в апреле 2015 года, в поединке против «Миннесоты Уайлд».
«Трюк со шляпой» экс-форвард «Сибири» провернул и в текущем сезоне, в декабре. А еще в парне-«забивале» проснулся дар тонкого распасовщика. В январе главный «музыкант» Сент-Луиса продолжил наращивать свои голевые активы. Эксперты заслуженно включили нападающего в число претендентов на «Харт Трофи» — приз самому ценному игроку регулярного чемпионата НХЛ, а сам он в предстоящий уик-энд в очередной раз покажет себя в матче всех звезд.
Из США наш собеседник привез… внука в миниатюре! Пластмассовая фигурка Тарасенко-младшего, надо признать, выполнена до деталей искусно. Чего только не придумают эти изобретательные американские маркетологи! И ведь классно же делают!

Подземный город, или 

По следам «Следопыта»

Свой осенний трансатлантический вояж Владимир Тарасенко-старший начал с посещения Торонто — мекки мирового хоккея. Он не мог пропустить игры внука на Кубке мира — самом представительном турнире на планете наравне с олимпийским. Сборная России вышла из группы, но в полуфинале проиграла хозяевам льда, канадцам, со счетом 3:5.
«Я прилетел в Торонто 17 сентября, накануне первой игры нашей сборной, — повествует Владимир Алексеевич. — Организаторы создали все условия для комфортного размещения родственников хоккеистов: нас поселили в престижную гостиницу «Вестин», она стоит на берегу озера Онтарио, известного по книгам американских писателей (таких, как, например, Джеймс Фенимор Купер, автор приключенческого романа «Следопыт». — Прим. авт.). Во все окна номера открывается потрясающий вид на этот масштабный водоем.
Посреди озера — остров, куда приземляются самолеты: там располагается аэропорт местного значения, откуда можно вылететь в 22 города. Из аэропорта сразу попадаешь в метро. Под землей в Торонто, по сути, кроется второй город со своими маленькими парками и скверами и множеством торговых центров и киосков. Те, кто там работает, проводят в «подземелье» круглый год, практически не выходя на поверхность! Там отличная вентиляция и проветриваемость — по большому счету, все так же, как наверху, только солнца не видишь. В свои дома эти люди поднимаются на лифтах, а живут они в высотных зданиях, в которых порядка 40 этажей, а то и больше.
Центр города застроен, в основном, такими высотками и бизнес-центрами. Через один квартал — ледовый дворец. К нему подходят многоуровневые магистрали, которые буквально обтекают арену. Увидев дворец впервые, поражаешься его размерам и тому, как ведется обслуживание: очереди, конечно, есть, но все проходит очень быстро.
Впечатлил Зал хоккейной славы, который находится в десяти минутах езды от стадиона и занимает два этажа, включая подвальный. Одна, центральная, часть посвящена тамошнему клубу — «Торонто Мейпл Лифс», другая — истории мирового хоккея. Много экспонатов из уже достаточно далекого прошлого — вратарские щитки старого образца, например. Впрочем, меня этим удивить сложно: я уже видел эти вещи в молодости и знал, что это такое. Представлены и наши хоккеисты (Третьяк, Харламов и другие) — их предметы экипировки относятся, в основном, к Суперсерии 1972 года. Целая галерея отводится звездам НХЛ: форма, автографы и не только.
На верхнем этаже собраны все призы, которые вручаются в НХЛ, в том числе самый значимый — Кубок Стэнли. На самом деле это копии — уж не знаю, где хранятся оригиналы. Мы с Марком (пасынком Владимира. — Прим. авт.) сфотографировались с Кубком в обнимку, а вот Вовка к нему даже не приближался — из суеверия».

Спортивный интеллект

— Встречали в Канаде кого-то еще из бабушек и дедушек хоккеистов?
— Нет, похоже, среди grandmothers и grandfathers я оказался единственным (улыбается). Только со стороны братьев-близнецов Сединов, шведов, были пожилые люди — мы приветствовали друг друга за ужином, но из-за языкового барьера я так и не узнал, кем они им приходятся. А вообще, интересных встреч хватало. Пообщался с родителями Никиты Зайцева (защитника, который играл вместе с Владимиром в «Сибири» и в «золотой» «молодежке» образца 2011 года. — Прим. авт.). Он снял квартиру в высотке буквально через дорогу от ледового дворца (с этого сезона бывший капитан «Сибири» выступает за «Торонто Мейплс Лифс». — Прим. авт.). Его мама подошла ко мне, обняла: «Я давно хотела познакомиться с вами, давайте сфотографируемся». Она в свое время приезжала в Новосибирск, но тогда мы не встретились. Потом подошел его отец с маленьким ребенком на руках — дочкой Никиты. На Кубке мира они сидели совсем близко, на ряд ниже, так что мы постоянно разговаривали.
— Хотели бы, чтобы правнук тоже стал хоккеистом?
— Где-то в глубине души, конечно, хочется. Такое продолжение по мужской линии — оно естественно. Но чтобы это получилось, необходимо в первую очередь его желание. К чему у него будет интерес? У каждого ребенка есть определенные наклонности, которые проявляются с самого раннего детства. Сейчас он подвижный. Кем он будет, во многом будет зависеть от действий всей семьи. Обязательно нужно заложить определенный фундамент, в том числе человеческого общения: он должен знать и понимать христианские заповеди, что можно, а что нельзя, что такое хорошо, а что такое плохо. Надо развивать его в разных сферах: и в культурной, и в спортивной, и в других. Тогда он сам будет воспринимать что-то как нужное, а что-то — как должное.
Это на самом деле очень сложный вопрос. Если кто-то думает, что с младенчества определит ребенка в какую-то сферу, то он ошибается — так поступать нельзя. Когда ребенок делает что-то с душой, пониманием и заинтересованностью, тогда он и вырастает в человека, который чем-то отличается от того, кто идет прямой дорогой. Но в действительности, какой бы эта дорога ни была, она никогда не будет полностью прямой. Поэтому ребенка и надо готовить к тому, что есть такой вариант, а есть другой, и не надо в случае чего нос вешать. Ведь чем больше ты образован, тем быстрее ты преодолеешь различные трудности. Как и чем больше мышц задействовано в твоем развитии, тем тебе будет легче в любом виде спорта. Многосторонность делает интеллект человека выше. Интеллект бывает разным — например, культурным, научным или спортивным. Но все это складывается в общий интеллект.
Чтобы что-то дать ребенку, надо в первую очередь самому быть к этому готовым. Приходит время, и он задает сотни вопросов. И если ты хотя бы на несколько не сможешь ответить так, чтобы он был удовлетворен, ты будешь для него чуточку менее авторитетен. Если ты не знаешь ответа, необходимо ответить так, чтобы ребенок был заинтересован сам узнать это.
Глядя на Вову, мне порой говорят, что мне повезло с внуком. Но дело не в везении, а в воспитании, и это — ежедневная работа.
 

Андрей ВЕРЕЩАГИН,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

 
P. S. Читайте продолжение в одном из ближайших номеров.