Успех Шекспира — в динамике действия

№ 03(1037), 25.01.2017 г.
В Новосибирске завершился интеллектуально-образовательный марафон «Сибирский Шекспир», приуроченный к 400-летию со дня смерти великого поэта и драматурга. С мая по ноябрь на различных площадках города были разработаны и проведены научные семинары, кинопоказы, игры, «круглые  столы», актерские читки, неожиданно и вариативно разворачивающие тему шекспировского кода в мировой культуре
Почему ставят именно Шекспира, ведь мировая литература знает  и Эсхила, и Софокла, и Еврипида?  Однако именно Шекспир занимает первое место в мировом рейтинге постановок. 
Об этом и других секретах славы английского драматурга рассуждали филологи на «круглом столе» — заключительном мероприятии марафона. 
Все знают, что при жизни Шекспир не был обласкан славой. И даже спустя столетие после смерти английского драматурга можно было встретить подобные высказывания: «Гамлет» — это грубая и дикая пьеса, которую бы не стало читать даже простонародье во Франции или Италии. Гамлет сходит с ума во втором акте, а его возлюбленная — в третьем. Принц убивает отца своей возлюбленной, притворившись, что убивает крысу, а героиня бросается в реку. Прямо на сцене вырыта могила, и могильщики, по своему обыкновению, говорят загадками, держа в руках черепа. На их мерзкие грубости Гамлет отвечает не менее отвратительными выходками. Гамлет, его мать и отчим пируют на сцене; за столом распевают песни, на сцене бранятся, сражаются, убивают. Право, можно подумать, что эта пьеса — дело рук пьяного дикаря». 
Это не кто-нибудь, а Вольтер. Правда, потом он напишет, что Шекспир — гениальный варвар. 
Эта смесь гениальности и варварства Шекспира шокирует очень многих. И даже в английской традиции есть два Шекспира — Шекспир для домашнего чтения и Шекспир для высоколобых умных людей.
Лев Николаевич Толстой тоже не особо чтил английского классика — правда, не из-за варварства, а в силу некой простоты его произведений, в силу их малой художественности.
Неужели Шекспир и в самом деле так примитивен? И то, что мы привыкли называть вечными типажами и вечными истинами,  имеет совсем иное объяснение?
Вначале Лессинг, а потом уже Белинский  показали психологическую глубину произведений английского драматурга. Шекспир, прежде всего, углубил человеческие характеры. Но дальше всех в своем доказательстве значения Шекспира пошел Лев Выготский, который блестяще показал, что, наверное, не было равного Шекспиру человека, который бы так хорошо понимал природу действия. Действие у Шекспира построено таким образом, что предыдущий шаг действия взывает к необходимости последующего шага. 
Причем для Шекспира важно было обострить действие. Например, когда известный новосибирский филолог, профессор кафедры НГПУ Юрий Шатин побывал в Венеции, то узнал подлинную историю Отелло и Дездемоны. Оказывается, мавр вовсе не удушил свою жену, а потерял ее из-за чахотки, а потом еще и сам, не вынеся ее гибели, умер от горя. 
В случае же с «Гамлетом» история победы главного героя над Клавдием вроде бы отражена верно, однако ж Шекспиру одной победы мало — ему нужна полная сцена убитых. 
Как бы то ни было, Шекспир прочно входит в наше сознание, и даже спустя 400 лет его произведения способны вызывать рефлексию и переживания. И если вернуться к заданному в начале статьи вопросу, почему, скажем, «Эдип-царь» Софокла проигрывает «Гамлету» Шекспира, то Юрий Шатин видит причину в определенной замедленности действия в трагедии античного драматурга. В «Эдипе» наблюдается сильная привязанность к мифу, а миф, как известно, быстроту действия не предполагает, иначе он сразу бы превратился в роман. 
Любопытно, что практически все режиссеры, ставя Шекспира на сцене театров, пытаются создать некий условно-искусственный язык, то есть разомкнуть страсти конкретных героев до космических масштабов, используя всевозможную стихию — камни, воду и т. д. Далеко ходить не надо — в новосибирском театре «Красный факел» в начале 2000-х шел спектакль «Ричард III»,  где были и падающие камни, и сильный огонь, и льющаяся вода, — все это создает невозможность попытаться достроить этот мир до более-менее реалистической  бытовой парадигмы.
 

Яна ДОЛЯ, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

 

Другие материалы рубрики:

  • За музыку без чувств

    Идея создания джаз-клуба давно витала в Новосибирске. В городе действует несколько арт-кафе, где периодически играют в том числе и джазовые музыканты. А сейчас нашлось пространство, которое позволяет не только послушать, но и обсудить. Первым пробным шагом в этом формате стал джазовый вечер в Городском центре искусств с участием известного новосибирского музыканта Владимира Толкачева

  • Намек или упущение?

    Комедийный детектив «Двойная игра», поставленный в Новосибирском государственном театре «Старый дом», создан в лучших театральных традициях. Здесь даже телефоны соответствуют времени Мэрилин Монро и Ингрид Бергман. На сцене и натуральные интерьеры особняка, и летящий снег, и убедительная игра актеров. Однако имеются, на первый взгляд, не слишком заметные вещи, которые нивелируют сам жанр детектива