За музыку без чувств

№ 03(1037), 25.01.2017 г.
Идея создания джаз-клуба давно витала в Новосибирске. В городе действует несколько арт-кафе, где периодически играют в том числе и джазовые музыканты. А сейчас нашлось пространство, которое позволяет не только послушать, но и обсудить. Первым пробным шагом в этом формате стал джазовый вечер в Городском центре искусств с участием известного новосибирского музыканта Владимира Толкачева
Для творческой встречи нашелся и ведущий, и молодые вокалистки, которые разбавили джаз-вечер разнообразием композиций и даже степом, и, конечно, зрители, из вопросов которых, собственно, и складывалась беседа. 
Самого маэстро Толкачева вряд ли можно назвать любителем поговорить — Владимир Николаевич полон достоинства, и заметно, что относит себя к музыкальной элите. Строг и к себе, и к другим музыкантам. Не выносит музыкальной пошлости. Соответственно, и удивить известного саксофониста, композитора и худрука весьма затруднительно — по его признанию, давно в его жизни не было музыкальных потрясений.
— На мой взгляд, понятия «сибирский джаз» нет, потому что нельзя сказать, что в нашем регионе существует значительное количество музыкантов или ансамблей, которые имеют свое собственное, ни на кого не похожее лицо, — считает Толкачев. — Музыка в Сибири, конечно, достаточно высокого качества. Высокого качества и музыканты, и ансамбли, которые ее исполняют. Но они это играют так, как это делают очень много подобных людей такого класса в разных регионах. Поэтому говорить серьезно о сибирском джазе как эстетической дефиниции просто нельзя.
С другой стороны, средний уровень наших музыкальных сил выше столичного. В столице высокий уровень выше провинциального, а вот средний уровень выше здесь. 
Владимир Толкачев не только учит людей играть на саксофоне, но еще и петь, при том, что сам специально вокалу никогда не обучался. Правда, не поет больше, чем нужно, да и то только в тех случаях, когда его некем заменить — в хорошем смысле этого слова: когда только он знает, КАК нужно. 
В последнее время биг-бенд Владимира Толкачева  приобщается еще и к танцам. Например, в фойе зала Каца был организован долгожданный танцевальный вечер с  участием его коллектива. И имеются пожелания сделать это традицией. Подобные вечера — праздник прежде всего для профессиональных танцоров, которым просто больше негде продемонстрировать свои умения под живую музыку.
Больше всего Владимир Николаевич, наверно, удивил своим высказыванием относительно наличия у него любимых произведений:
— Профессионал не может себе позволить что-то любить и что-то не любить. Профессионал просто должен знать, что из чего состоит и как это можно сделать. Вот это меня интересует, а мои чувства меня совершенно не волнуют. Я могу играть какое-нибудь совершенно посредственное произведение (любое — академическое, джазовое), но с определенной степенью стилистической достоверности, на которую способен. Я могу ненавидеть это произведение, этого автора, но я буду играть его так, как предписывают каноны. Я вообще сторонник того, чтобы музыку исполняли без чувств. Будем считать, что это мое эстетическое кредо.
Словно в качестве доказательства, маэстро на лету ухватил хитрую мелодию, исполняемую своей маленькой помощницей, и сымпровизировал ее на инструменте. То есть воспринял материал холодным рассудком.
Напоследок Владимир Толкачев успокоил любителей джаза, что это направление музыки никогда не устареет, хотя его уже можно назвать музейным экспонатом в силу отсутствия какого-либо развития.

 

Яна ДОЛЯ, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

 

Другие материалы рубрики:

  • Успех Шекспира — в динамике действия

    В Новосибирске завершился интеллектуально-образовательный марафон «Сибирский Шекспир», приуроченный к 400-летию со дня смерти великого поэта и драматурга. С мая по ноябрь на различных площадках города были разработаны и проведены научные семинары, кинопоказы, игры, «круглые  столы», актерские читки, неожиданно и вариативно разворачивающие тему шекспировского кода в мировой культуре

  • Намек или упущение?

    Комедийный детектив «Двойная игра», поставленный в Новосибирском государственном театре «Старый дом», создан в лучших театральных традициях. Здесь даже телефоны соответствуют времени Мэрилин Монро и Ингрид Бергман. На сцене и натуральные интерьеры особняка, и летящий снег, и убедительная игра актеров. Однако имеются, на первый взгляд, не слишком заметные вещи, которые нивелируют сам жанр детектива