Творить в Китае, глядя на березку

№ 07(1041), 22.02.2017 г.
У сибирских художников появилась реальная возможность творить в Китае. 20 художников с Урала, Сибири и Дальнего Востока стали академиками недавно открытой Китайско-российской академии изобразительных искусств. Среди почетных представителей от нашей стороны оказались и такие известные новосибирцы, как председатель правления новосибирского регионального отделения Союза художников России Вадим Иванкин и народный художник России Михаил Омбыш-Кузнецов
Новоиспеченные академики избрали, как и принято, своего секретаря, который будет заниматься непосредственной работой и  контактами между русскими художниками и китайской академией, между галеристами и властными структурами, т. е. вести, что называется, работу в поле. Президент же Академии Фу Цзяоджень обязал каждого академика направлять свои предложения по развитию и дальнейшей деятельности как самой Академии, так и открывшегося параллельно Дома творчества Союза художников России в Китае.
Дом творчества расположен в пригороде Харбина в парке-усадьбе  с русским названием «Волга», которую сами художники именуют творческой дачей. И название это не случайно, ибо дача полностью стилизована под Россию, с ее церквями и березами. Можно сказать, что «Волга» — это воссозданный кусочек России на китайской территории, где на 150 гектарах собраны ведущие архитектурные памятники нашей страны, причем в натуральную величину, а также скульптура. 
Инаугурация двадцати российских художников в академики Китайско-российской академии имела свое продолжение — помимо всех торжеств, наши мастера успели еще и поработать. Так, за неделю 20 художников создали 121 произведение. Причем материалами российских художников полностью обеспечила китайская сторона, равно как оплатила и проживание, и проезд, и прочее. То есть была снята вся суета — только твори!
Созданные произведения частично приобрела китайская сторона, частично наши художники  выставили их в Китае на продажу (ведь у проекта, помимо культурной составляющей, есть еще и составляющая коммерческая).
Дом творчества призван заполнить пробел, оставшийся с Советского Союза, когда в стране было неисчислимое количество творческих дач, однако в какой-то момент государство не потянуло такое большое хозяйство и отказалось от этого поля деятельности. Правда, в СССР художники целенаправленно работали на выставки, здесь же стимулом является все-таки коммерческий момент. 
Помимо непосредственно работы, наши художники имеют возможность полноценно развиваться, посещая в Китае выставки, а также  получают выход на большие выставки, с крупными современными залами. И вполне логично, что для этих изумительных залов  китайцы отдают предпочтение огромным монументальным произведениям. Так, на выставке художников Сибири и Дальнего Востока в 2016 году в Нинбо — крупнейшем городе Китая с населением порядка девяти миллионов  условием было, чтобы работы по вертикали были не менее 120 сантиметров. 
Новосибирские художники удивляются, с какой быстротой работают китайцы — взять хотя бы мантии с шапочками с кисточками — традиционную форму всех академиков, включая костюмы, находящиеся под мантией, — они были изготовлены после замеров буквально за два дня. Аналогичная скорость — с Домом творчества: не успели его открыть, как через несколько дней там уже висели картины и все было в позолоте. И, конечно, уже были сделаны предложения нашим художникам: тем достаточно позвонить, договориться о приезде и начать работу в Китае. Более того — на Пекинскую биеннале в 2017 году (которую поддерживает Госсобрание Китая) приглашены не только Иванкин и Омбыш-Кузнецов, но и все желающие новосибирские художники. Причем участие там бесплатное. 
Нужно заметить, что китайская сторона не ограничивает наших художников в жанрах — китайцы позволяют развиваться различным видам искусства. «Я думаю, что со временем это будет нормальная творческая школа, как было в свое время на наших творческих базах, когда художники пытались создать вещи, не похожие на других. И, наверное, этим будет отличаться со временем и китайская академия», 
— полагает Омбыш-Кузнецов. 
Развиваться всем видам искусства помогает творческий конгломерат, который образовался не без влияния русского искусства. Дело в том, что в России — в Академии художеств, в Суриковском институте 
обучается огромное количество китайцев. Они создали массу альбомов о российской художественной школе, т. е. то, что у нас классически выработано, то, что у нас сделано в Академии, воспринимается очень серьезно и как образовательный процесс и как опора на реалистическое искусство. Но там существует возможность шире, чем в России, поездить по всему миру. И многие китайские художники получают образование не только в России, но и во Франции, в Америке и в других странах.
При этом китайское государство очень прочно поддерживает традиционное китайское искусство, и это очень мудрая государственная политика. Соответственно, работы российских художников покупаются там по несоизмеримо более низкой цене, нежели  китайских, но в сравнении с гонорарами в России это также несоизмеримо больше доходов наших художников, получаемых на 
отечественной стороне. 
Приглашение наших художников в Китай — знак особого признания русской, российской изобразительной школы. В одном только музее в  Харбине представлены исключительно народные художники России, включая новосибирцев Вениамина Чебанова и Анатолия Никольского (Омбыш-Кузнецов пока не удостоился этой чести, поскольку народным стал недавно). «Приятно, что где-то в Китае следят за творчеством российских художников, собирают лучшие работы, знакомят китайских граждан с творчеством выдающихся российских и советских, в том числе, художников. И вот как раз и удивляет то, что Китай продемонстрировал большее уважение к художникам России, чем мы это видим здесь, в России. Хотелось бы видеть подобное отношение к своим художникам и у нас», — резюмировал Михаил Сергеевич.

Яна ДОЛЯ, «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Другие материалы рубрики:

  • Комедия по завещанию — карнавал детства

    В свое время  интеллигенция не приняла ситуацию с вымирающим дворянством из «Вишневого сада» А. П. Чехова  как комедию. Революционная трактовка пьесы тоже не слишком убедительна, ведь будущий «революционер» Петя Трофимов выглядит явно нелепым неумехой. Неужели драматург смеется надо всеми? И «Вишневый сад» — в самом деле чистой воды комедия? Очередную интерпретацию знаменитой пьесы классика с мировым именем предложил питерский режиссер Андрей Прикотенко, который поставил довольно необычную версию «Вишневого сада» на сцене новосибирского театра «Старый дом»