Страстный Томаш

№ 12(1046) , 29.03.2017 г.
В прошлом номере мы поведали вам, уважаемые читатели, о необычном увлечении капитана «Сибири» Томаша Выходила. В последнее время футболист регулярно бывает на круглом стенде, где «охотится» на летающие тарелки. Как человек азартный, он моментально проникся новой страстью. Сегодня — продолжение захватывающей истории стреляющего защитника, который порядком поиграл в Сибири (в Томске, Новокузнецке и собственно Новосибирске). Ненасытный экс-легионер, профессиональная карьера которого длится уже почти четверть века (!), пребывает в превосходной форме и бьет один возрастной рекорд за другим. Футбольный огонь и по сей день пылает в его сердце. В своем откровенном интервью суперветеран объяснил, почему в детстве предпочел футбол хоккею, рассказал, как едва не столкнулся в лифте с соотечественником и коллегой по амплуа из хоккейной «Сибири» Адамом Полашеком, и сообщил, кем планирует стать по завершении игровой карьеры
Назло рекордам
— Томаш, почему в детстве ты выбрал футбол, а не хоккей, который в Чехии мегапопулярен?
— В детстве я жил в деревне. У меня был выбор: либо ехать десять километров на велосипеде в соседний город на хоккей, либо идти две минуты пешком на футбол. Честно, мне было лень вставать в пять часов утра и крутить педали (улыбается). Поэтому остановился на футболе.
— Родители до сих пор живут в деревне?
— Отец — да. А город, где был хоккей, называется Уничов. Он совсем маленький.
— В последнее время ты зачастил на стенд. Есть ли шанс, что ты займешься стрельбой профессионально?
— Пожалуй, нет. Думаю, что это всегда будет для меня как развлечение.
— Что же тогда планируешь делать по завершении футбольной карьеры?
— Собрался поступать на тренерские курсы в Москве. Посмотрим, что из этого выйдет… А сейчас задача — остаться в первом дивизионе.
— То есть в будущем намереваешься пойти по тренерской стезе?
— Наверное. Вариантов пока немного, так что будем этого плана придерживаться.
— Но вешать бутсы на гвоздь еще не собираешься?
— Никогда нельзя загадывать. Непонятно, что будет завтра и, тем более, послезавтра. У меня контракт до конца сезона. Сейчас я травмирован, возраст уже немолодой. Не все зависит от меня. Я же не могу сам себе предложить новый контракт. Но если предложат, почему бы не поиграть еще? А там, на поле, уже сам все доказываешь. Ни один тренер не будет ставить тебя на игру, если ты хуже молодого, он же себе не враг.
— Ты самый возрастной игрок в двух высших дивизионах российского футбола?
— Честно, я никогда не задавался этим вопросом и за подобной статистикой не слежу. Но думаю, что нет... Сейчас же Лоськов подписал контракт с «Локомотивом» (Дмитрий старше Томаша на полтора года, но не выходил на поле с 2013 года. — Прим. авт.).
— Считал, сколько при тебе в «Сибири» сменилось тренеров?
— Специально не считал, но если учитывать «и. о.», думаю, 
15—16. Или даже больше…
— Что думаешь о текущей ситуации в «Томи»? Все-таки томский клуб для тебя не чужой.
— Ситуация нехорошая, но она уже давным-давно назревала, еще с тех пор, как письмо Путину писали. Наверное, руководству клуба следовало задуматься заранее. Я общался с ребятами в прошлом сезоне, когда они выходили в Премьер-лигу. Было непонятно — будут деньги или не будут. И все равно набрали игроков, сделали большие зарплаты. Так что проблема, видимо, в руководстве.
Россия и Чехия
— Читал, что с супругой Юлией ты познакомился в парикмахерской. Можешь вспомнить, как это было?
— Пришел постричься — вот и познакомились. Но это была только одна встреча. Затем она надолго уезжала — мы полгода не виделись. Однажды я снова зашел туда на стрижку, и она была там. Так все потихоньку закрутилось-завертелось. И аж до свадьбы дошло (улыбается).
— В Чехию не тянет?
— Пока нет. Не знаю, что будет после завершения карьеры. Я бы, конечно, поехал. Дети бы, наверное, тоже — я думаю, для них это не проблема. Разве что дочке было бы сложнее в плане школы, ей 15. А вот жена не хочет. Я знаю почему, но не буду говорить, а то она опять мне скажет, что я не там, где надо, шучу (улыбается). Мне так кажется, она для этого еще просто не созрела.
— Твои дети изучают чешский?
— Пока никто из них на чешском не говорит. Но к нам приезжает логопед (у ребятишек проблема с произношением «р»), которая сказала, что они быстро освоят язык. Помню, когда мы ездили в Чехию, Милке было восемь лет, и уже через две недели она все понимала, разговаривала со всеми знакомыми. Детям языки даются легче. Если ближайшим летом получится поехать в Чехию, хотя бы на две недельки, думаю, они многому научатся.
— В хоккейной «Сибири» сейчас играют два чеха, а в волейбольном «Локомотиве» «капитанит» словак Дивиш, который, как и ты, принял российское гражданство. С кем-то из них знаком?
— Лично — нет. Защитник хоккейной «Сибири» Адам Полашек жил в моем доме. Правда, я видел его только один раз, когда утром отвозил дочку в школу. Он ехал с нами в лифте со своей девушкой. Выходя, они заговорили друг с другом. Но я еще сонный был (улыбается), и пока сообразил, двери закрылись. А мы еще дальше ехали. Дочка меня спросила: «Они же на чешском разговаривали?» — «Наверное, да». Но с тех пор я его не видел.
Что касается волейбола, то ходить на него мне нравится больше, чем на хоккей. Но с Дивишем тоже незнаком. Хотя знаю, что в нашем доме живут и волейболисты. Может, еще познакомимся (улыбается).
— Из-за чего, как зритель, предпочитаешь волейбол? Обычно чехи больше любят хоккей…
— На хоккей я не хожу, потому что мне не нравится стадион. Пока туда приедешь, пока припаркуешься... После игры ждешь чуть ли не два часа, пока все разъедутся. Поэтому предпочитаю отправиться на волейбол. Там, правда, тоже не очень хороший зал. Припарковаться также негде, но народу поменьше, и все быстрее проходит.
В Кубке России мы недавно играли с «Рубином» на «Татнефть-арене» в Казани. Вот это стадион как стадион. Через полчаса после окончания игры вокруг арены уже пусто: все разошлись, машин нет. А у нас полтора часа стоишь на выходе с трибун… Надеюсь, в Новосибирске когда-нибудь появится современный хоккейный дворец, куда можно съездить с удовольствием и свозить детей. Это же касается волейбола и футбола.
— Чешский вратарь «Сибири» Александр Салак — тоже многодетный отец. Не возникало желание с ним познакомиться?
— Желание всегда есть. Мне уже много людей предлагали: «Давай познакомим». Но времени нет — то у меня, то у него. Очень редко так бывает, что мы оба в городе и оба свободны. Пока не получается, но у него еще год контракта. Уверен, мы найдем время и встретимся.
 

Андрей ВЕРЕЩАГИН,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Другие материалы рубрики:

  • Алексей Соболев: спортсмен-бизнесмен

    С наступлением весеннего тепла завершается зимний спортивный сезон. Откатывают свои заключительные старты и отважные сноубордисты. Повелители доски и снега уже держат в уме Олимпийские игры в Корее, до которых остается менее года.