Алиса среди новых чудес

№ 13(1047), 05.04.2017 г.
Сразу два новосибирских музыкальных театра сделали ставку на сюжет вокруг игральных карт. В опере «Пиковая дама» НОВАТа герои имеют свои альтер эго в карточной колоде, а каждому солисту и артисту хора соответствует карта той или иной масти и достоинства. В мюзикле «Алиса в Стране чудес» театра музкомедии также появляется отсутствующий в кэрроловском оригинале персонаж  Джокер
Джокер не просто игральная карта, а один из центральных персонажей, который вносит общую смуту, тайно претендуя на трон, в остальных же случаях применяя флюгерское поведение, находясь на службе то у Белой, то у Красной королевы. 
Есть в мюзикле и еще один фронтмен — Шляпник, вокруг спасения которого и закручивается сюжет (и у него даже две сольные партии, одна из которых перетекает в дуэт). Это, пожалуй, все фабульные новшества, которые  позволили себе создатели мюзикла  композитор и автор идеи Владимир Баскин, написавший сам и либретто в соавторстве с Николаем Голем и Софьей Журавлевой,  и режиссер постановки Татьяна Безменова. Однако специфика самого бессмысленного  текста Льюиса Кэролла  позволяет претворять его на сцене как угодно, где на первый план выступает уже не сюжет, а форма его воплощения. И в новом мюзикле есть интересные находки:  например, движение частей брюшка гусеницы осуществляется за счет вертящихся зонтиков. 
Не совсем понятный английский юмор адаптирован для детей  («Щука должна щуриться, треска  трещать, от горчицы огорчаются, от сдобы добреют»).  При этом текст либретто не лишен и свойственной Кэроллу абсурдности (диалог Алисы и Джокера).
Не стану описывать специфику превращений Алисы то в великана, то в мизерную девочку, равно как и эффект ее падения и попадания в Зазеркалье:  каждый театр использует свои технологии и хитрости на этот счет. А вот фламинго, которыми играли в крокет, довелось видеть и понатуральнее  на фестивале… любительских детских театров.
В целом же спектакль получился красочный и зрелищный,  шикарен наряд Красной королевы, юбка которой двигается самостоятельно и представляет собой как бы отдельное действующее лицо. Не разочарует и висящая в воздухе улыбка Чеширского кота. Вот только в качестве Белого кролика актер выбегает в костюме ростовой куклы,  то ли на потеху детям, то ли им на страх. Скорее всего, из технических соображений,  чтобы его не перепутали с Мартовским зайцем. 
Когда сумбур в голове главной героини достигает пика, происходит эффектное смешение карт в темноте под крик Алисы: «Ты  карта! Ты  всего лишь карта!» 
Жаль, что не осталось музыкального послевкусия от спектакля,  запоминающихся арий в нем, пожалуй, нет. Может, их и не следовало ожидать от заведомо сложного кэролловского материала.

Яна ДОЛЯ,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Другие материалы рубрики:

  • Традиция строгости ищет

    Улучшить фольклорную традицию невозможно, считают мастера по традиционному костюму. Нужно сделать так, как было, а для этого требуются годы терпения и труда. К сожалению, некоторые элементы сегодня выдаются за то, что традиционным костюмом не является. Однако именно из них складывается неверный стереотип о народной культуре у современной молодежи

  • Ожившее одиночество

    Необычный жанр современного изобразительного искусства в Новосибирском центре искусства продемонстрировали художники из финской творческой группы IC-98. Их видеоинсталляция «Вечерняя Земля (часы, годы, эры)» представляет собой тщательно проработанные карандашные рисунки с цифровой монохромной анимацией