Наставник по ловле путеводной звезды

№ 14(1048), 12.04.2017 г.
В этом году IV Транссибирский арт-фестиваль дал большие возможности  юным музыкантам приобрести новые полезные знания из рук и уст мировых  знаменитостей. 
На протяжении двух недель открытые мастер-классы и творческие встречи проходили на площадке Дворца культуры «Энергия» ХК «НЭВЗ-СОЮЗ». Посмотреть, как проводит занятия с лучшими молодыми скрипачами Новосибирска его уроженец Вадим Репин, пришла 
и корреспондент газеты «Честное слово»
Счастье постажироваться у Репина, пусть и не более двух с половиной часов в совокупности, выпало четырем студенткам. Мастер-класс происходил так: в присутствии переполненного зала ДК «Энергия» на сцене скрипачка (под сопровождение фортепиано) исполняет произведение. Маэстро внимательно слушает, после чего начинает «разбор полетов», фрагментами из произведения по нарастающей: нарочито преувеличивает ошибку исполнительницы, чтобы та легче усвоила свой промах, заправляя все это образными сравнениями, и играет так, как нужно в идеале. 
Учащейся 5-го курса Новосибирской консерватории Марии Лазаревой повезло больше остальных — то ли маэстро еще не успел устать, то ли девушка из-за волнения наделала  много ошибок, но Вадим Викторович уделил ей времени гораздо больше, чем остальным. Хотя ошибками исполнение юной талантливой ученицы назвать можно с натяжкой. Скорее всего, то, что показывал девушке Репин после ее сольного исполнения, было некой шлифовкой и огранкой того произведения, которое исполняла Маша, — знаменитой «Интродукции и рондо-каприччиозо» К. Сен-Санса. Вот и сам скрипач уже после мастер-класса, общаясь со зрителями, подчеркнул, что его задача — не научить играть, а передать страсть и как-то направить. Чтобы показать, насколько знаменитый скрипач еще и хороший педагог (хотя и не занимается специально педагогической деятельностью), достаточно посмотреть, какие эпитеты приводит музыкант в качестве доводов:
— Должно ощущаться, что ты хочешь струну не ущипнуть, а погладить.
— Во фразировке важно придумать много интересного. У каждой ноты свой характер. 
— Играй громче — представь, что это ГКЗ.
— Поищи дома те положения и звуки, которые были бы с маслом.
— Ты прячешь такую красивую ноту, уже думая о пассаже. Покажи радость, не делай здесь дырку. Резинка должна оборваться на последней ноте, а не до нее.
Следующее высказывание Вадима Викторовича сразу оживило зал, лишив на мгновение маэстро ореола звездности и сделав обычным человеком: 
— На аккорд не парься, а сразу давай первую ноту. 
В середине урока Маша все-таки заслужила дважды похвалу «молодец», которая, однако, не стала сигналом остановки занятий:
— Нужно чуть-чуть раньше начинать, как будто воздуха не хватает. 
— Ты должна всех ввести в заблуждение — и вдруг встало все на место. 
Отклонившись назад с восторженным возгласом, Вадим Викторович показал восхищение, которое должны испытывать зрители, чем вновь вызвал восторг и смех зала. 
— Когда необычное происходит везде — это уже не необычное, а рутинное. Нужно «везде» это спрятать и оставить только особенное.
— Ля спрятали, ми-бемоль подняли — и уже можно наслаждаться.
— Ну, все: мертвая нота!
Однако произведение закончилось на эффектном форте, и Маша заслужила от Репина уже несдерживаемое «Браво!»
На выступлении учащейся НСМШ Альбины Хайбулиной маэстро в сравнениях пошел дальше:
— Как говорил Хейфец: «Никогда на садитесь смотреть Шекспира в Лондоне в первые пять рядов: плюются».
— Ты словно боишься куда-то не успеть.
— … то это будет всегда звучать так, как будто кто-то в дверь звонит.
— Как будто чихнуть хочет.
— Нужно такое развитие, чтобы страшно стало, а то у тебя словно птичка поет и ищет свою возлюбленную.
 Фантазия Венявского на темы из оперы Гуно «Фауст» в самом деле немного звучит устрашающе, что не мешает, однако ж, быть любимым в народе. Так что в месте, где в вокальной версии прозвучало бы: «Сатана там правит бал», раздались бурные аплодисменты. Репину же все-таки не хватило, по его словам, в игре Альбины беспредела. 
Учащаяся той же специальной музыкальной школы Вероника Дерышева выбрала далеко не самое известное сочинение — «Рондино» А. Вьетана. Маэстро прошелся и по артистизму:
— Если ты не будешь улыбаться, как же ты хочешь, чтобы мы улыбались? А ну-ка открыла зубы все!
— Первая тема — как ансамбль «Березка». Одну ноту выдели — и сразу уйдет эта монотонность. 
— И после этого тебе уже некуда деваться.
— У скрипки ограниченные возможности — это не труба. Труба может так дать! А скрипка — нет.
Студентка Новосибирской консерватории Анита Лахина в процессе исполнения 1-й части концерта Брамса потеряла, по замечанию Репина, магию момента: 
— Надо эту ноту сделать так, чтобы у человека сердце падало. Только к середине она должна раскрыться — как будто солнце еще не вышло, но вот-вот выйдет. 
Не менее интересно Вадим Репин пообщался и с детьми, которыми была задана, наверное, половина вопросов из всех присутствующих в зале. Словно заведенные, самые маленькие скрипачи начинали вопрос, обращаясь к маэстро «Вадим Репин», после чего музыкант просто не мог без юмора отвечать на подобные забавные и наивные вопросы.
— Вадим Репин, а во сколько лет вы начали учиться?
— В пять лет и один день.
— Вадим Репин, скажите, пожалуйста — когда вам было пять лет, сколько времени вы занимались?
— Ну, в пять лет еще совсем мало. Я был горд, что меня из садика забирала мама в школу — я уже был студентом, и мне не нужно было, как всем детям, идти на сон-час и засыпать. В общем, был крутой! 
— Вадим Репин, почему у вас так много опыта?
— Мне уже много лет. Мне уже знаешь, сколько лет? Отгадай. Мне 120 уже. У нас у всех опыт понемножку растет: чем больше идешь, тем больше опыта. А если чем-то занимаешься, то всегда что-то новое открываешь для себя. Главное — не терять свою путеводную звезду, строить планы.
— Вадим Репин, вам 50 лет?
— Минус десять процентов. 
— Вадим Репин, а почему вы выбрали именно скрипку?
— Это было единственное вакантное место, чтобы остаться в школе и не ждать следующего года, дабы выбрать другой инструмент. И вот так скрипка случайно попала мне в руки — я даже не знал о существовании этого инструмента как инструмента.
Репин добавляет, что главное — ему повезло с родителями, благодаря которым он не бросил музыку еще в детстве. При этом маэстро не считает, что нужно заставлять ребенка заниматься силой:
—  В Корее есть такая традиция: когда ребенку исполняется годик (или 6 месяцев — боюсь соврать), то на большой обеденный стол раскладывают множество игрушек всех видов: машинки, музыкальные инструменты,  что-то еще. И вот то, что ребенок уже в таком возрасте выберет в качестве любимой игрушки, то и будет являться своего рода показателем, куда его тянет. 
Мама мне рассказывала, что я выпрашивал игрушки, которые издавали какие-то звуки, и чем громче, тем лучше. Это была своего рода для нее подсказка. И если жизнь развивается в этом направлении, то нужно делать все, чтобы этому способствовать. А если это ребенку неприятно и он не хочет заниматься, то пусть он просто любит музыку, нежели испытывает отвращение, что его заставляли против воли.
Вадим Репин проводит мастер-классы по всему миру. Очень часто, узнав, что он приехал в какой-нибудь город, ему звонят из музыкальных школ и консерваторий с просьбой позаниматься с детьми. И если у музыканта выдается свободный день или просто имеется пробел между репетициями, то он с радостью соглашается. Мастер-классы — конечно, не концерты, однако это такая в хорошем смысле «кухня», где всегда можно почерпнуть много интересного. И Вадим Викторович поблагодарил прежде всего новосибирский Дворец культуры «Энергия» за то, что в нем удалось правильно организовать и донести мастер-классы, в результате чего получился конструктивный диалог — между исполнителями и самим музыкантом и между музыкантом и слушателями. От себя добавлю, что замечания маэстро благодаря хорошей акустике зала были слышны без микрофона даже на балконе.
 

Яна ДОЛЯ, «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»