Кто не работает, тот не ест

№ 17(1051), 03.05.2017 г.
56 лет назад, 4 мая 1961 года, в СССР был принят указ об усилении борьбы с тунеядством
4 мая 1961 года Президиум Верховного Совета СССР на основании ст. 12 Конституции принял указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». В это же время в стране стал популярным лозунг: «Тунеядцы — наши враги. Хлеб трудовой от них береги!»
Слово «тунеядец» происходит от «туне» — «зря, напрасно» и «ядец» — «едок». То есть «дармоед».
С 1960-х годов в советской пропаганде иностранный термин «паразитический образ жизни» стал вытесняться русским термином «тунеядство» (согласно толковым словарям — жизнь на чужой счет, чужим трудом, паразитизм, безделье). 
Лица, не работавшие в течение четырех месяцев в году, подлежали отныне уголовной ответственности, каждый гражданин СССР был обязан заниматься общественно полезным трудом на благо государства. В ускоренном строительстве коммунизма должны были участвовать все поголовно, а в отношении упорствующих решено было применять принудительный труд. 
Статья 209 УК РСФСР («Тунеядство») могла применяться и к нежелательным элементам. Первыми жертвами законов о тунеядстве еще в начале шестидесятых годов ХХ века были поэт Иосиф Бродский и историк и публицист Андрей Амальрик, отбывавшие ссылку в Сибири по приговору суда. 
Не работать разрешалось лишь домохозяйкам, имеющим детей, — незамужних и бездетных женщин за тунеядство привлекали. Кампания борьбы с тунеядцами особого результата не дала, хотя уголовная статья просуществовала 30 лет, до принятия в апреле 1991 года закона «О занятости населения», отменившего уголовную ответственность за тунеядство и легализовавшего безработицу.
Советские руководители начали критиковать трудоспособных граждан, не желавших «честно трудиться», «уклонявшихся от общественно полезного труда» и получавших нетрудовые доходы от движимого и недвижимого имущества (эксплуатации жилой площади, автомобилей, земельных участков). Если человек не работал на строительство коммунизма четыре месяца подряд (за исключением женщин, воспитывающих маленьких детей) и его вина была доказана судом, «преступника» ссылали в специальные места на срок от двух до пяти лет, причем производилась полная конфискация имущества «тунеядца», нажитого нечестным путем.
Важно, что данный указ уравнивал «отъявленных бездельников» и всех граждан, работавших, но получавших нетрудовые доходы, в том числе представителей творческих профессий.
При этом граждан, обвиненных в тунеядстве, называли БОРЗ, то есть «без определенного рода занятий». В уголовном же жаргоне появилось слово «борзой», то есть человек, который не хочет работать.
Выявлять «паразитов» и бездельников должны были сотрудники МВД, а также комсомольцы, дружинники и партийные деятели.
Кстати, в советский период, как известно, были распространены плакаты, при помощи которых государство пропагандировало ценности социалистического быта. Такие агитплакаты против тунеядства можно было увидеть в СССР:
«Дезертир труда является пособником 
контрреволюции».
«Паразиты и лодыри, не работая, сами мешают работе других».
«Oн — симулянт. Он здоров, но притворяется больным, симулирует болезнь, чтобы погулять на страховые средства. Он обворовывает действительно больных и нарушает трудовую дисциплину».
«Социализм требует не лодырничанья, а того, чтобы все люди трудились честно, трудились не на других, не на богатеев и эксплуататоров, а на себя, на общество» (Сталин).
«На черную доску прогульщиков, нытиков и маловеров».
«Тит, поди молотить!» — «Брюхо болит!»
«Серьги в уши, бровь дугой — пусть работает другой. Неужели вы, ребята, увлекаетесь такой?» (О неработающей женщине.)
«Не будь таким! День прогулял... Урожай потерял».
«Тунеядцы — наши враги. Хлеб трудовой от них береги! Как работал, так и заработал».
«Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест».
«Придется тебе устроиться еще на полставки: ребенок вырос, потребностей у него стало больше...»
«Пусть горит земля под ногами тунеядцев!»
Конечно, были и перегибы. Выше мы уже упомянули, что по делу о тунеядстве проходил и поэт Иосиф Бродский. Предлагаем вашему вниманию отрывок из стенограммы судебного заседания:
Судья: Лучше, Бродский, объясните суду, почему вы в перерывах между работами не трудились?
Бродский: Я работал. Я писал стихи.
Судья: Но это не мешало вам трудиться.
Бродский: А я трудился. Я писал стихи.
Судья: Но ведь есть люди, которые работают на заводе и пишут стихи. Что вам мешало так поступать?
Бродский: Но ведь люди не похожи друг на друга. Даже цветом волос, выражением лица.
Судья: Это не ваше открытие. Это всем известно. А лучше объясните, как расценить ваше участие в нашем великом поступательном движении к коммунизму?
Бродский: Строительство коммунизма — это не только стояние у станка и пахота земли. Это и интеллигентный труд, который...
Судья: Оставьте высокие фразы! Лучше ответьте, как вы думаете строить свою трудовую деятельность на будущее.
Бродский: Я хотел писать стихи и переводить. Но если это противоречит каким-то общепринятым нормам, я поступлю на постоянную работу и все равно буду писать стихи.
Заседатель Тяглый: У нас каждый человек трудится. Как же вы бездельничали столько времени?
Бродский: Вы не считаете трудом мой труд. Я писал стихи, я считаю это трудом.
 
 

Ведущий рубрики «Другие праздники»

Павел ГОЛУБЕВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»