Главная ересь «свидетелей Иеговы». И много-много других лжеучений

№ 18(1052), 10.05.2017 г.
В прошлом номере газеты «Честное слово» мы начали очередной рассказ о секте «Свидетели Иеговы». Поводом для написания статьи стал запрет этой организации на территории России. Одним из аргументов в пользу запрета стало их учение о недопустимости переливания крови. От этого лжеучения погибло уже немало людей по всему миру, в том числе и в России. Сегодняшнюю статью нам бы хотелось посвятить богословию и главной ереси секты, которая утверждает, что Иисус Христос не является Богом
Вообще, у «Свидетелей Иеговы» столько особенных «фишек», что их уже давно невозможно назвать не то что христианами, даже «христианской сектой». Кстати, сами себя они христианами и не называют, они называют себя «свидетелями». Это их первая «фишка». Вторая: слово «сатана» (что в переводе означает «противник») они пишут исключительно с заглавной буквы, так же как и слово «дьявол». Христос у них распят не на кресте, а на столбе (историческому опровержению этого заблуждения мы уже посвящали целую статью). Текст Библии им настолько неудобен, что они создали свой собственный, абсолютно безграмотный с лингво-исторической точки зрения и извращенный перевод, который они назвали «Переводом нового мира». Библейский запрет на вкушение крови они переделали под запрет на переливание крови (когда-то они выступали и против вакцинации). Иисус Христос у них не воскрес телесно, так что и с Пасхой вы их поздравить не сможете. Дни рождения запрещены. Секта также прославилась и ложными предсказаниями конца света. В душу они также не верят. Ну и самая главная их «фишка» (хотя далеко не последняя) — это отрицание христианского догмата о Святой Троице и божественности Иисуса Христа. 
Для чего им все эти «фишки»? Дело в том, что зародилась эта секта в США. В США к моменту их появления существовало уже немало христианских сект. Но те секты все-таки можно назвать христианскими, несмотря на все их ереси. Создателям иеговизма нужно было что-то принципиально новое, что-то, что бы сделало бы их особенными, не такими, как все. Что-то, что бы навсегда удержало адептов от перехода в другие деноминации. 
Выше мы ограничились только перечислением заблуждений иеговистов. Как вы понимаете, чтобы опровергнуть их все, одной газетной статьи никак не хватит. К тому же некоторых тем мы уже касались. Сегодня хотелось бы поговорить о самом кощунственном их заблуждении с точки зрения исторического, апостольского, библейского христианства — об отрицании божественности Иисуса Христа. Ведь вера в Божество Христа является основой всех наших религиозных убеждений. Она вливает в нас духовные силы, воодушевляет делать добро, дает направление нашим трудам и чаяниям. Без нее христианство теряет свой смысл, свою вдохновляющую силу и превращается в коллекцию древних мифов и несбыточных обещаний.
Мы рассмотрим данный вопрос на основе интереснейшего труда епископа Александра (Милеанта) «Лжеучение свидетелей Иеговы».
Стоит отметить, что при всей своей исключительной важности истина Божества Христова не самоочевидна. Некоторые места в Евангелиях даже как будто противоречат ей. Поэтому люди, оспаривающие Божество Христово, не встречают затруднения в нахождении таких библейских текстов, которые якобы подтверждают их мнение, что Иисус Христос был или просто человеком, или, может быть, воплотившимся ангелом, и потому не может быть назван Богом в собственном смысле этого слова. При этом противники веры в Божество Христово указывают на то, что Сам Иисус никогда не называл Себя Богом, и из этого делают неправильное заключение, что этот титул был приписан Ему позже.
Противоречивые мнения относительно природы Христа начали возникать еще с первых дней христианства. Особенно сильные споры и волнения вызвала в IV веке арианская ересь, которая учила, что Иисус Христос только по названию Сын Божий, а по природе — ангел, созданный Богом. Арианская ересь была внимательно рассмотрена Первым Вселенским Собором, состоявшимся в городе Никее в 325 году. Отцы Собора, представлявшие Церковь, отвергли арианскую ересь и составили Символ веры, употребляемый в Церкви и поныне, в котором точно изложили правильное учение об Иисусе Христе.
В наше время секта «Свидетелей Иеговы» вызвала из праха сокрушенную было арианскую ересь и в своем варианте учит, будто Иисус Христос — это воплотившийся архангел Михаил. Опасность секты Свидетелей Иеговы заключается в том, что, обладая неограниченными материальными ресурсами, она наводняет мир своей литературой и своими проповедниками. Особенно агрессивную миссионерскую работу она ведет сейчас в России, улавливая в свои сети тысячи доверчивых людей.
Православные русские люди находятся в особой опасности от сектантских проповедников, потому что, к сожалению, в своем большинстве они мало знакомы со Священным Писанием и не знают, как защитить свою веру. С другой стороны, сектантские проповедники хорошо заучили нужные им тексты и умеют бойко забрасывать своего собеседника выгодными для них цитатами.

Не Ангел

Хотя Священное Писание, Библия, именует Иисуса Христа Сыном Божиим, люди, оспаривающие Его Божественную природу, указывают на то, что Священное Писание именует сынами Божиими и других лиц, как, например, ангелов и людей. Для разрешения этого вопроса надо учесть следующее. Говоря о людях или ангелах, Священное Писание никогда не употребляет единственное число и никогда не называет такого-то человека или ангела сыном Божиим, но всегда употребляет множественное число в коллективном смысле: сыны Божии. Читателю всегда ясно, что здесь говорится о сынах Божиих не по природе, а по милости воспринимающего их Господа, они дети не по природе, а усыновленные. (Здесь буквальное понимание слова «сыновья» приводит к абсурдному заключению, что некоторые люди, например, богоборцы, которых Писание именует «сынами дьявола», имеют другое происхождение, чем верующие).
Только к Иисусу Христу Священное Писание применяет единственное число, именуя Его Сыном Божиим, и, кроме того, только к Нему одному оно добавляет такие уточняющие слова, как Единородный (единственный), Возлюбленный, Сын Бога Живаго, Сын истинный или Собственный (idion, Рим. 8:22). Это указывает на то, что в отличие от нас Иисус Христос — Сын Божий по существу. Как и мы, дорогие читатели, по существу, люди и дети людей, а не собак. Он Сын в собственном смысле этого слова. Поэтому мормоны допускают непростительную ошибку, когда говорят, что у Иисуса Христа были другие боги-братья, как, например, Люцифер (Сатана) и разные духи. Священное Писание строго различает Сына от сынов: Первый рожден, последние — сотворены.
Само начало проповеди Иисуса Христа Бог Отец предварил свидетельством о Своем Сыне, сказав: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Матфея 3:4). Позже на горе Фавор Бог-Отец повторил эти слова, добавив: «Его слушайте» (Матф. 17:5). Это указание на то, что люди должны принимать все сказанное Господом Иисусом Христом как совершенную и непреложную истину.
Но что можно, например, возразить отрицателям Божества Христова, когда Сам Иисус Христос говорил: «Отец Мой больше Меня... О дне том и часе (конце мира) никто не знает, ни ангелы Божии, ни Сын, только Отец... Сын не может делать ничего, если не увидит Отца творящего... Прискорбна душа Моя до смерти ... Не Моя воля, но Твоя да будет...». И подобные фразы, в которых Он ставил Себя на второе и служебное место по отношению к Отцу (Ин. 14:28; Мр. 13:32; Лк. 22:42; Мт 24:39). Кроме того, если Иисус Христос действительно сознавал Себя Богом, то почему Он не объявил об этом ясно и открыто? Этим Он рассеял бы всякие сомнения относительно Своей природы.
Цель этой статьи — помочь православному человеку разобраться в поставленных выше вопросах и дать ему необходимый материал для защиты своей веры в Божество Христово.

Иисус — Иегова

Чтобы понять, почему Иисус Христос не объявлял всенародно о Своем Божестве, постараемся мысленно перенестись в ту эпоху и те условия, в которых Он проповедовал. Представим себе, как бы отнеслись люди к словам человека, ходящего по городу и заявляющего: «Я — Бог!» Несомненно, что толпа осмеяла бы его, как помешанного, а ревнители иудейской веры поспешили бы объявить его богохульником и потребовали его казни. Разве только язычники, признающие многих богов, могли бы принять подобное заявление серьезнее иудеев, понимая его, конечно, в духе своих суеверий. Кстати, вспомним реакцию язычников на чудеса ап. Павла, как они хотели было объявить его одним из богов и принести ему жертву (см.: Деяния 14:11). В наше же время от проповедника, объявляющего себя богом, просто отвернулись бы с презрением. В любом случае прямое заявление Спасителя о Своем Божестве принесло бы не тот результат, который надо было достичь.
Действительно, Сын Божий пришел в наш мир не для того, чтобы поразить современников Своим всемогуществом или, как рабов, подчинить Своей божественной власти, а чтобы убедить их обратиться от грехов и начать правильно верить и праведно жить.
Люди настолько одичали духовно и огрубели нравственно, что они стали неспособными правильно понять истину Божества Христова. Вспомним из Евангелий, как трудно было Христу проповедовать среди иудеев, сколько насмешек пришлось ему выслушать от злобных книжников, которые превратно перетолковывали Его слова и отвращали от веры простой народ. Поэтому первым делом для Христа было убедить людей покаянно обратиться к Богу и отвергнуть свои религиозные предрассудки, заложить в них семена истинной веры. Достигнув этого, надо было вдохновить их к новому, праведному образу жизни, научить прощать, жалеть и любить друг друга.
Такого глубокого духовного переворота в обществе нельзя было достичь ни угрозами, ни чудесами. Действительно, когда Иисус каким-либо чудом выявлял Свою Божественную природу, это возбуждало в толпе иудеев нездоровые мечты о славном и могущественном мессианском царстве на земле, в котором они будут господствовать над прочими народами. Поэтому-то Господь Иисус Христос вынужден был запрещать разглашать о совершенных Им чудесах. Вспомните, как часто Он это делал.
Чтобы нравственно обновить людей и сделать их восприимчивыми к истинной вере, Христос избрал путь доброго, вдохновляющего слова и личного примера. Из сострадания к гибнущим людям Он решил разделить с ними их нищету, тягости и горести. Чтобы излечить их нравственные язвы, Он взял на Себя людские грехи и на кресте смыл их Своей пречистой кровью. Вообще все дело спасения грешного человечества, начиная с момента воплощения Спасителя и заканчивая Его крестными страданиями, было для Него делом крайнего добровольного унижения. По словам апостола Павла: «Христос, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, но уничижил Себя Самого, приняв образ раба...» (Филиппийцам 2:6—9).
Пророк Исаия так примерно за много столетий до пришествия Христа описывает подвиг добровольного самоуничижения Мессии (по-гречески «Христа»): «Нет в Нем ни вида, ни величия. И мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни. И мы отвращали от Него лицо свое. Он был презираем, и ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни. А мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изранен был за грехи наши и мучим за беззакония наши. Наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу, — и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязаем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих. От уз и суда Он был взят. Но род Его кто изъяснит?» (Ис. 53 гл.). Этими заключительными словами пророк обращается к совести тех, которые будут отвергать своего Спасителя, и как бы говорит им: вы с презрением отворачиваетесь от поруганного и страждущего Иисуса, но поймите, что из-за вас-то, грешников, Он так тяжело страдает. Всмотритесь в Его духовную красоту, и тогда, может быть, вы сможете понять, что Он пришел к вам из горнего мира.
Но, добровольно унижая Себя ради нашего спасения, Иисус Христос, тем не менее, постепенно открывал тайну Своего единства с Богом Отцом тем, которые способны были возвыситься над грубыми представлениями толпы. Так, например, Он говорил иудеям: «Я и Отец — одно... Видевший Меня, видел Отца... Отец во Мне пребывает и Я во Отце... Все Мое Твое (Отца) и Твое Мое... Мы (Отец и Сын) придем и обитель у него сотворим» (Иоанна 10:30, 14:10—23, 17:10). Эти и другие подобные выражения однозначно указывают на Его Божественную природу.
Кроме того, Господь Иисус Христос постепенно раскрывал такие Свои свойства, которыми не может обладать никто другой, кроме Бога. Так, например, Он именовал Себя Творцом, когда говорил: «Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Иоан. 5:17). Знаменательно то, что иудеи, услышав эти слова, поняли их совершенно правильно и хотели было побить Христа камнями как богохульника, «потому что Он не только нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу» (Иоан. 5:17—18). Не опровергнув их понимания, Господь этим подтвердил, что они правильно поняли Его.
В других беседах Господь Иисус Христос называл Себя вечным. Когда, например, иудеи спросили Его: «Кто Ты?» — Иисус ответил: «От начала сущий» (Иоан. 8:25). И несколько позже добавил: «Истинно говорю вам: прежде, нежели был Авраам, Я есмь» (Иоан. 8:58). Здесь следует обратить внимание, что Иисус не сказал «Я был», как это следовало бы грамматически правильно по контексту речи, но употребил настоящее время: «Я есмь» — или точнее: «Я — Сущий». Глубокий смысл этого слова выясняется в оригинальном еврейском языке. Когда Моисей при несгорающем кусте спросил Бога, как Его имя, Господь ответил: «Я — Сущий» (на еврейском: Иегова). То есть само имя «Сущий» (Иегова) указывает на отличительное свойство Бога: Он Тот, Который всегда существует, Он вечный. Назвав Себя Сущим (Иеговой), Иисус Христос употребил то имя, которым евреи называют Бога. Вспомним при этом, что имя Иегова настолько чтилось иудеями, что они употребляли его лишь в особенно важных и торжественных случаях, а в обычной речи употребляли имена Господь, Творец, Всевышний, Благословенный и т. д.
После Своего воскресения из мертвых Иисус Христос подтвердил о Своей вечности, сказав: «Я есмь альфа и омега, начало и конец, говорит Господь, который есть, и был, и идет, Вседержитель» (Откровение 1:8). В других случаях Он именовал Себя всеведущим (всезнающим), говоря: «Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца» (Иоан. 10:15). Действительно, Божие естество непостижимо для ограниченных творений. Только Бог может в совершенстве знать Свою природу. Господь Иисус Христос еще называл Себя вездесущим, когда говорил: «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий (пребывающий) на небесах... Где два или три собраны во имя Мое, там Я среди них» (Иоан. 3:13; Матф. 18:20). Здесь Христос опять употребил слово «Сущий», указывая на то, что Он не только был или будет на небесах, но постоянно пребывает там.
Итак, как разделяющий с Отцом все Его божественные свойства: творение, вечность, всеведение, вездесущность и т. д. — Иисус Христос должен признаваться всеми равным Отцу и по чести, поэтому «все должны чтить Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его» (Иоан. 5:23). 
Непредубежденному человеку все, сказанное здесь, должно внушить одну несомненную истину, а именно, что Иисус Христос является истинным Богом, равным Отцу по своей природе.

«И Слово было Бог»

Хотя Иисус Христос избегал прямо называть Себя Богом, чтобы не возбуждать в толпе ненужных волнений, однако Он одобрял тех, которые способны были возвыситься до этой истины. Так, например, когда апостол Петр в присутствии других апостолов сказал: «Ты Христос, Сын Бога Живого!» Господь принял его исповедание веры, добавив, что Петр пришел к этому убеждению не по самостоятельному наблюдению только, но благодаря особому просвещению свыше: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах» (Матф. 16:16—18). Подобным образом, когда апостол Фома, до этого сомневавшийся, увидев перед собой воскресшего Спасителя, воскликнул: «Господь мой и Бог мой» (Иоан 20:28), — Христос не отверг этого наименования, но лишь слегка укорил Фому за медлительность и сказал: «Ты поверил, потому что увидел Меня (воскресшим). Блаженны не видевшие и уверовавшие» (Иоан. 20:29).
Вспомним, наконец, что само осуждение Христа на крестную смерть было вызвано Его официальным признанием Своего Божества. Когда первосвященник Каиафа под клятвой спросил Христа: «Скажи нам, ты ли Христос, Сын Благословенного?» Христос ответил: «Ты сказал», — употребив установленную форму утвердительного ответа (Матф. 26:63; Луки. 22:70; Иоан. 19:7).
Теперь следует уяснить другой, связанный с этим очень важный вопрос: откуда Каиафа, многие иудеи и даже демоны (!) могли почерпнуть идею, что Мессия будет Сыном Божиим? Ответ здесь один: из ветхозаветного Священного Писания. Именно оно подготовило почву для этой веры. Действительно, еще царь Давид, живший за тысячу лет до рождества Христова, в трех псалмах именует Мессию Богом (Псалмы 2, 44 и 109). Еще яснее раскрыл эту истину пророк Исаия. Предсказывая чудо воплощения Сына Божия, Исаия писал: «Вот Дева во чреве примет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил», что значит: «С нами Бог». И немного далее пророк еще определеннее раскрывает Свойства имевшего родиться Сына: «И назовут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности...» (Ис. 7:14, 9:6). Такие наименования нельзя применить ни к кому, как только к Богу. О вечности имевшего родиться Младенца писал также пророк Михей (см.: Мих. 5:2).
Пророк Иеремия, живший примерно лет двести после Исаии, именует Мессию «Господом» (Иер. 23 и 33:16), подразумевая Того Господа, Который послал его на проповедь; а ученик Иеремии, пророк Варух, написал следующие замечательные слова о Мессии: «Сей Бог наш, и никто другой не сравнится с Ним. Он нашел все пути премудрости и даровал ее рабу Своему Иакову и возлюбленному Своему Израилю. После того Он явился на земле и обращался между людьми» (Вар. 3:36—38) — т. е. Сам Бог придет на землю и поживет среди людей!
Вот почему более чуткие из иудеев, имея такие определенные указания в Священном Писании, могли без колебаний признать в Христе истинного Сына Божия (смотрите об этом в интернете брошюру епископа Александра (Милеанта) «Ветхий Завет о Мессии»). Замечательно, что еще до Рождества Христова праведная Елизавета встретила Деву Марию, ожидавшую Младенца, следующим торжественным приветствием: «Благословенна Ты между женами и благословен Плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне» (Луки 1:40—43). Ясно, что у праведной Елизаветы не могло быть другого Господа, кроме Того, Которому она служила с детства. Как объясняет ап. Лука, Елизавета сказала это не от себя, а по вдохновению от Духа Святого.
Крепко усвоив веру в Божество Христово, апостолы насаждали эту веру в Него и среди всех народов. С раскрытия Божественной природы Иисуса Христа евангелист Иоанн начинает свое Евангелие: 
«В начале было Слово,
И Слово было у Бога,
И Слово было Бог ...
Все через Него начало быть,
И без Него ничего не начало быть, что начало быть ...
И Слово стало плотью
и поселилось среди нас,
полное благодати и истины ...
И мы видели славу Его,
Славу как Единородного от Отца,
Бога не видел никто никогда;
Единородный Сын, сущий в лоне Отца,
Он явил (Бога)» (Иоан. 1:1—18).
Наименование Сына Божия Словом более, чем другие наименования раскрывает тайну внутреннего взаимоотношения между Первым и Вторым Лицом Пресвятой Троицы — Богом-Отцом и Богом-Сыном. Действительно, мысль и слово отличны друг от друга в том, что мысль пребывает в разуме, а слово есть выражение мысли. Однако они неразлучны. Ни мысль не бывает без слова, ни слово без мысли. Мысль есть как бы внутри сокровенное, скрытое слово, а слово есть выражение мысли. Мысль, воплощаясь в слово, передает слушателям содержание мысли. В этом плане мысль, будучи самостоятельным началом, есть как бы отец слова, а слово — как бы сын мысли. Прежде мысли оно невозможно, но и не откуда-либо извне оно происходит, но только от мысли и с мыслью остается неразлучным. Подобным образом и Отец, величайшая и всеобъемлющая Мысль, произвел из Своего недра Сына-Слово, Своего первого Истолкователя и Вестника (по св. Дионисию Александрийскому).
О Божестве Христовом апостолы говорили со всей ясностью: «Мы знаем, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, чтобы мы познали Бога истинного и да пребудем в истинном Сыне Его Иисусе Христе» (1 Ин. 5:20). От израильтян родился «Христос по плоти, сущий над всеми Бог» (Римлянам 9:5). «Мы ожидаем блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (Титу 2:13). «Если бы иудеи познали (премудрость Божию), то не распяли бы Господа славы» (1 Кор. 2:8). В Нем (Христе) обитает вся полнота Божества телесно» (Колосс. 2:9). «Беспрекословно — великая тайна благочестия: Бог явился во плоти» (1 Тимофею 3:16).

Не творение, а Творец

О том, что Сын Божий не творение, а Творец, что он безмерно выше всех созданных Им существ, апостол Павел обстоятельно доказывает в 1-й и 2-й главах своего послания к евреям. Ангелы — это лишь служебные духи.
Необходимо помнить, что именование Господа Иисуса Христа Богом — Theos — само по себе говорит о полноте Божества. «Богом», с точки зрения логической, философской, не может быть «второй степени», «низшего разряда», Бог ограниченный. Свойства Божественной природы не подлежат условности, уменьшению. Если «Бог», то всецело, а не частично.
Только благодаря единству Лиц в Боге возможно сочетать в одном предложении имена Сына и Святого Духа наравне с именем Отца, например: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа…» (Матф. 28:19). «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца и причастие Святого Духа да будет со всеми вами» (2 Коринф. 13:14).

Пресвятая Троица — три Лица, одна сущность

Примечание: нужно ясно различать понятие «лица» и понятие «сущности». Слово «лицо» (ипостась, person) обозначает личность, «Я», самосознание. Старые клетки нашего организма отмирают, новые их заменяют, а сознание все в нашей жизни относит к нашему «Я». Слово «сущность» говорит о природе, nature, physis. В Боге одна сущность и три Лица. Поэтому, например, Бог-Сын и Бог-Отец могут беседовать друг с другом, принимать совместное решение, один говорит, другой отвечает. Каждое Лицо Троицы имеет Свои личные свойства, по которым Оно отличается от другого Лица. Но все Лица Троицы имеют одну Божественную природу. Сын имеет те же Божеские свойства, что и Отец, и Святой Дух. Учение о Троице приоткрывает людям внутреннюю, таинственную жизнь в Боге, фактически недоступную нашему пониманию, но в то же время необходимую для правильной веры во Христа.
Иисус Христос имеет одно Лицо (ипостась) — Лицо Сына Божия, но две сущности — Божескую и человеческую. По Своей Божественной сущности Он равен Отцу — вечен, всемогущ, вездесущ и т. д.; по воспринятой им человеческой природе от Девы Марии Он во всем подобен нам: Он рос, развивался, страдал, радовался, колебался в решениях и т. д. Человеческая природа Христа включает душу и тело. Разница в том, что Его человеческая природа совершенно свободна от греховной порчи. Так как один и тот же Христос одновременно Бог и одновременно человек, Священное Писание говорит о Нем то как о Боге, то как о человеке. Даже больше того, иногда Христу как Богу приписываются человеческие свойства (1 Кор. 2:8), а иногда Ему же, как человеку, приписываются Божеские свойства. Здесь нет противоречия, потому что речь идет об одном Лице и двух его сущностях: Сын Божий и Сын Человеческий.
Принимая во внимание ясное учение Священного Писания о Божестве Господа Иисуса Христа, отцы Первого Вселенского Собора, чтобы прекратить всякие перетолковывания слова Сын Божий и умаления Его Божественного достоинства, постановили, чтобы христиане верили:
«В единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия,
Единородного, рожденного от Отца прежде всех веков.
Света от Света, Бога истинного от
Бога истинного, рожденного, не сотворенного, 
единосущного Отцу (одной сущности с Богом-Отцом),
Которым все сотворено».
То, как мы осеняем себя крестным знамением, и говорит о том, как мы верим. Два пальца мы прижимаем к ладони — этим мы исповедуем веру в две природы Иисуса Христа — Божественную и Человеческую. Три пальца, сложенные вместе, — исповедание веры в Св. Троицу.
Ариане в IV веке особенно горячо возражали против слова единосущный, потому что его нельзя было толковать никак иначе, как в православном смысле, а именно, что Иисус Христос признается истинным Богом, во всем равным Богу-Отцу. По этой же причине отцы Первого Вселенского Собора настояли, чтобы это слово вошло в Символ веры.
Суммируя сказанное, нужно отметить, что веру в Божество Христа нельзя насадить в людские сердца ни цитатами, ни формулами. Здесь нужна личная вера, личное волевое усилие. Как было две тысячи лет тому назад, так будет и до конца мира: для многих Христос останется «камнем преткновения и камнем соблазна... да откроются помышления их сердец» (1 Пет. 2:7; Лк. 2:35). Богу угодно было отношением ко Христу обнаружить сокровенное направление воли каждого человека. И то, что утаил Он от разумных и мудрых, то открыл младенцам (Матф. 12:25).
Эта статья не ставит себе целью «доказать», что Христос — Бог. Доказать это невозможно, как и многие другие истины веры. Цель этой статьи помочь христианину уяснить свою веру в Спасителя и дать ему нужные аргументы для защиты своей веры от еретиков.
Итак, кто Иисус Христос, Бог или Человек? — Он Бого-Человек. На этой истине должна утверждаться наша вера.
 

 

Подготовил Александр ОКОНИШНИКОВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»