Мусорная концессия: цена вопроса

№ 20(1054), 24.05.2017 г.
Несмотря на обширную повестку заседания, основную часть времени члены комитета по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам Законодательного собрания уделили обсуждению концессионного соглашения по строительству в области двух мусороперерабатывающих комплексов. И это вполне оправданно: проект стоимостью 6,5 миллиарда должен принести инвестору за 40 лет 121 миллиард рублей гарантированного дохода 
Еще в октябре прошлого года законодатели создали рабочую группу для подробного рассмотрения положений концессионного соглашения. Группой было проведено пять заседаний — в них участвовали не только депутаты, но и представители правительства региона, общественности, компании-концессионера.
Коротко о сути вопроса. Согласно неоднократно приводившимся данным, ежегодно Новосибирск и агломерация «производят» более  миллиона тонн, а вся область — до пяти миллионов тонн отходов. Как цивилизованное разрешение непростой экологической ситуации в новосибирской агломерации правительством было предложено построить мусоросортировочные комплексы с полигонами на территориях Верх-Тулинского и Раздольненского сельсоветов на условиях концессионного соглашения. Проектная мощность каждого из комплексов — 400 тысяч тонн отходов, перерабатываемых ежегодно. Соглашение с ООО «Экология-Новосибирск» было заключено в 2016 году. Концедентом (представителем государства, предоставившим концессию) выступило региональное министерство ЖКХ и энергетики. 
 Казалось бы, все понятно и все по делу. Но многое, как обычно, кроется именно в деталях. Об этом, выступая с докладом, сказал руководитель рабочей группы, заместитель председателя комитета Законодательного собрания по строительству, ЖКК и тарифам Вадим Агеенко.
«Первый и самый основной параметр, который волнует любого инвестора, это гарантия загрузки объекта соглашения. По нашим выводам, гарантированный концессионным соглашением объем ТБО в 800 тысяч тонн завышен на 200 тысяч тонн по сравнению с объемом, предусмотренным госпрограммой», — сообщил депутат. Чем это грозит? Прежде всего — обязанностью концедента по возмещению недополученных концессионером доходов за счет средств областного бюджета. По расчетам рабочей группы, при 100 тысячах тонн недобора по мусору, согласно подписанному соглашению, субсидия должна была составить 282 миллиона рублей. Вызвали вопросы рабочей группы и тарифы по сортировке и захоронению ТБО, предложенные концессионером. Это  конкретные цифры, названные в соглашении «инвестиционными параметрами». Стоимость услуг оказалась в 2,5—3 раза завышена по сравнению с действующими на момент заключения тарифами. К чему это может привести? «Если сегодня вывоз мусора обходится в 2,5—3,0 рубля с квадратного метра жилой площади, то при выделении платежа в отдельную коммунальную услугу с учетом роста тарифа на сортировку, захоронение мусора и впервые введенных услуг регионального оператора, вывоз мусора может обернуться для населения в 6—8 рублей с метра жилой площади. Это больше, чем платеж за капремонт, — пояснил Вадим Агеенко. — Что может привести к росту социальной напряженности, а также увеличению расходов областного бюджета на компенсационные выплаты льготникам».
Апофеозом выглядит пункт концессионного соглашения, где обозначены более 30 не предусмотренных законом «особых обстоятельств», последствия которых  — право концессионера на возмещение убытков или потерь, включая дополнительные расходы или недополученные доходы за счет средств областного бюджета.
Разъясняя позицию правительства и парируя критику рабочей группы, заместитель губернатора Сергей Сёмка проинформировал, что двумя днями ранее правительство уже рассмотрело необходимость заключения двух допсоглашений к действующему концессионному соглашению. «В этих изменениях как раз и отражена реакция на замечания и предложения рабочей группы, прокуратуры и ОНФ», — подчеркнул он. Согласно предлагаемым изменениям, допускается снижение фактического ежегодного объема загрузки на 
9 процентов (72 тысячи тонн отходов). Будут убраны гарантии по валовой выручке концедента и стоимости услуги концессионера. Предполагается исключить и неопределенные формулировки, связанные с «иными неблагоприятными событиями», а также возможность влияния третьих лиц на реализацию концессионного соглашения. «Ну а говорить о тарифной составляющей пока рано, — считает Сергей Сёмка. — Сначала должны быть пройдены финансовый, технологический, экологический аудиты проекта». 
Первый зампред правительства Владимир Знатков отметил, что существенным условием  утверждения допсоглашений является то, что они «должны быть согласованы с профильным комитетом и рабочей группой, которая занималась этим вопросом». «Если вашей согласовательной позиции здесь не будет, — обратился он к законодателям, — то будет следующее заседание правительства».
Резюмируя итоги обсуждения, председатель комитета Евгений Покровский заявил о необходимости продолжения совместной работы — теперь уже на площадке областного правительства. 
«По результатам и выводам рабочей группы определены моменты, которые необходимо либо доработать, либо переработать, либо изменить. Главное, что работа должна проходить оперативно, поскольку необходимо приступать к реализации проекта. Ведь федеральный закон предусматривает, что в 2019 году программа должна быть запущена», — подчеркнул он.
  

Сергей ГОНТАРЕНКО,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Другие материалы рубрики:

  • Диалог как путь к Соглашению

    В Новосибирске продолжается активная дискуссия, связанная с проектом концессии по строительству мусоросортировочных полигонов. В ее рамках прошли многочисленные встречи, общественные слушания в месте предполагаемого полигона — поселке Раздольном, поездка депутатов города и области на действующий полигон в Новокузнецке. Тема продолжилась на заседании комиссии по городскому хозяйству Совета депутатов Новосибирска