Мельдониевые войны

№ 22(1056), 07.06.2017 г.
Чемпион мира в беге на 110 метров с барьерами Сергей Шубенков не смог выступить на этапе «Бриллиантовой лиги» в США. Американская сторона выдала визу барнаульскому спринтеру слишком поздно, когда он уже не успевал на статусные соревнования, в которых прежде принимал участие. Многие на фоне предшествовавших событий усмотрели в этом нечто большее, чем просто неудачное стечение обстоятельств. Но что это тогда? Отголоски мировой политики? Грязный приемчик? Нечестная, подковерная игра на международной арене и происки наших оппонентов? Дискриминация по национальному признаку? Или, может, все сразу?
Напомним, что Шубенков, как и другие российские легкоатлеты (за исключением Дарьи Клишиной, живущей и тренирующейся в США), не был допущен до Олимпийских игр в Рио-2016, будучи одним из основных фаворитов. Лишь недавно группа наших соотечественников во главе с алтайским самородком получила возможность выступать на международных стартах, но под нейтральным флагом.
К сожалению, случай с Шубенковым — далеко не единственный за последние несколько лет. Жертвами политических и не только игрищ в той или иной степени стала целая плеяда ведущих российских спортсменов, в том числе сибиряков.
А ведь по идее спорт должен быть вне политики — об этом черным по белому написано в Олимпийской хартии. На практике же, увы, все не совсем так. Или даже совсем не так? Наша газета попробовала разобраться в непростом вопросе.

Под запретом

Камни в сторону наших спортсменов летят с Запада безостановочно. У боксера Михаила Алояна отняли серебряную награду, завоеванную на последней Олимпиаде, за незначительное нарушение антидопингового кодекса (мы подробно рассказывали об этом в номере за 17 мая). Новосибирец продолжает судиться, но шансы на то, что итоговое решение будет в его пользу, будем откровенны, минимальны.
Новосибирские бегуньи Алла Кулятина и Екатерина Соколенко пропустили не только Олимпийские игры, но и до сих пор не могут стартовать на международной арене. Натерпелись в преддверии главных стартов четырехлетки и алтайские гребцы.
Спортивную мечту отобрали также у российских паралимпийцев, когда год назад одним махом «отрезали» от мирового адаптивного движения всю нашу сборную. Как же горько было молодым фехтовальщикам из столицы Сибири Максиму Шабурову и Виктору Дронову, которые имели отличные шансы увезти из Рио медали!
Супругам-регбистам Михальцовым, в организме которых нашли минимальное количество мельдония (безобидного вещества, попавшего под запрет с начала 2016 года), повезло больше. Хотя поначалу новосибирских молодоженов поспешили обвинить едва ли не во всех смертных грехах… В конечном итоге пару «сборников» оправдали. Однако только им самим известно, скольких нервов им это стоило. А сколько времени угробили! Мы уже молчим про материальные и репутационные потери.
Милдронат (как еще называют это средство) — препарат, широко применяемый в профилактических целях на территории СНГ, — не дает атлету явных преимуществ, но в ряде западных СМИ характеризовался как нечто сильнодействующее и ставился чуть ли не в один ряд со стероидами. Мельдоний с тех пор стал едва ли не именем нарицательным.
Примеры можно множить и дальше. Но смысл понятен.

Политика и спорт

На прошлой неделе в НГУЭУ состоялся круглый стол по спортивному праву, на котором, помимо прочего, обсуждалось, как защитить наших атлетов от всевозможных притеснений. После окончания мероприятия автор этих строк пообщался с его участниками. Признавая, что мы сами 
не безгрешны в вопросах допинга, наши авторитетные эксперты из самых разных видов спорта сходятся во мнении: в атаках на российских спортсменов есть существенная политическая подоплека.
— Считаете ли вы, что Россию как спортивную державу нынче ущемляют в правах? — обращаюсь к чемпиону мира по биатлону-1992 Александру Тропникову.
— Обидно, что все нападки идут на Россию. Хотя проблема допинга присутствовала не только в нашей стране, она есть во всем мире. Просто, как у нас говорят, не пойман — не вор. Почему-то наказание для спортсменов из других стран менее категорично и жестко. Поднимаются результаты нескольких Олимпиад. На мой взгляд, должно быть так: если на период проведения соревнований спортсмен оказался чистым, не нужно ворошить прошлое. Сейчас иные технологии. Так можно дойти до абсурда и добраться до первых Олимпийских игр и проверять, что тогда человек ел. Пил ли он дистиллированную воду, либо подслащенную, либо с каким-то соком. Это тоже можно при желании отнести к разряду допинга, потому что это помогло 
спортсмену улучшить его подготовку.
Если уж применяются наказания, то они должны быть равны для всех спортсменов, не важно, какого цвета у тебя кожа и в какой стране ты живешь. Это самое главное, и именно этого нужно добиваться. А нападки… Значит, россиян боятся, поэтому придираются к каждой мелочи, к каждому не совсем правильному жесту. Но уже сто раз было миру доказано, что Россия, как бы ее ни обижали и ни притесняли, из любых сложных ситуаций выходит победителем. Возможно, с какими-то необъяснимыми потерями, но тем не менее.
— Как этому давлению противостоять и противодействовать?
— Должна быть юридическая защищенность, и об этом мы как раз говорили на круглом столе. Мне, например, было очень жалко, что многие наши спортсмены накануне летних Олимпийских игр остались один на один со своей проблемой, которая порой ставилась незаслуженно. Не хочу никого обижать, но по-хорошему все государство должно стоять за спортсмена стеной. Разбирательства должны идти прежде всего внутри страны. Своих, как говорится, нельзя отдавать. Я могу чего-то до конца не знать (слава богу, меня это не коснулось), но по той информации, которая шла в СМИ, получалось, что именитый спортсмен был вынужден прибегать к услугам профессионалов самостоятельно.

За что?

Двукратный олимпийский чемпион по легкой атлетике Виктор Маркин также принял участие в дискуссии по актуальной теме. Ему, некогда королю длинного спринта, не понаслышке знакома наболевшая проблема. В 1984 году он не поехал на свои вторые Олимпийские игры — СССР бойкотировала соревнования в Лос-Анджелесе. Кто бы мог тогда подумать, что через 32 года история повторится, пусть и в несколько ином разрезе.
После завершения выступлений Маркин сделал неожиданный для профессионального спортсмена выбор — стал доктором, а впоследствии — и кандидатом медицинских наук.
— Сегодня вы уже отошли от врачебной практики?  — уточняю у уважаемого собеседника.
— Да, от врачебной деятельности я уже отошел. Работаю в сфере спорта, на административной должности.
— Медицинские знания вам помогают в спорте? Кому-то их передаете?
— Конечно. Если кто-то ко мне обращается за консультацией, я, естественно, помогаю. Это понятно: добиться в спорте высоких результатов без медицины, без восстановителей сейчас практически невозможно.
— Была ли в ваше время необходимость в спортивных юристах, отстаивании своих прав?
— Тогда в этом не было необходимости. Была командно-административная система: за тебя думали и за тебя решали.
— Если сравнивать то время и нынешнее, стало ли больше допинга? Или просто стало больше информации о нем?
— Я думаю, допинга стало больше за счет того, что стало больше информации (улыбается).
— Можно провести какие-то параллели между вашей историей и прошлогодней?
— Я могу сказать про свои чувства. Это чувство опустошенности и один вопрос: за что? За что нас обидели и за что нас наказали? Тем более что решение принимает Международный олимпийский комитет, который, наоборот, должен способствовать тому, чтобы в спорте этой гадости не было.
— Это больше политика?
— Сто процентов.

Цирк в большом спорте

Свою точку зрения в интервью нашей газете ранее высказал представитель еще одного вида спорта, в котором Россия была начисто лишена возможности выступать на прошлогодней Олимпиаде. Исполнительный директор Федерации тяжелой атлетики Новосибирской области, заслуженный тренер России, судья международной категории Владимир Лепилин не стеснялся в выражениях относительно происходящих вокруг наших спортсменов событий.
— Сказывается ли шумиха вокруг нашей сборной на подготовке спортсменов? — спросил я у одного из первых лиц новосибирской штанги после триумфа российских атлетов на чемпионате Европы.
— Очень даже сказывается! Мы боимся всего и вся. Есть вообще не знаем что. 15 тысяч запрещенных препаратов! Понимаете, в мире есть два правила: одно — по закону, а другое — по жизни. В борьбе за власть действуют законы уличной драки — отсутствие всяких правил. Вот, пожалуйста: недавно нашли зацепки на всю ямайскую сборную по спринту. Но про Болта молчат, потому что там все завязано на крупных контрактах.
Наших же бесконечно гоняют, «кошмарят». Мол, найдем, сколько надо. Дают понять: «А мы хоть 500 раз проверим! Хотим и можем — закон это не запрещает». Уже даже наш «Компливит», витаминный комплекс, попал в черный список! Мы уже не знаем, на чем готовиться. В стране должна быть целая национальная программа, разработанная институтом питания. Попал в сборную — тебе говорят: «Мы тут изобрели, чего космонавты не ели, и вам поможем».
А мы все уповаем на то, что тренер или врач придумает. Вопрос стоит так: выживайте, как хотите. Но не дай бог вам попасться — голову отвернем и в тюрьму посадим (горько улыбается).
— Как относитесь к ситуации, когда результаты крупнейших турниров годы спустя пересматриваются, а награды передаются от одних спортсменов другим?
— Это международный сволочизм, политика двойных, пятерных стандартов. Никакой логике жизни это не подчиняется! Вот представьте: тебя после войны наградили, а через десять лет выясняется, что бой был ненастоящий. Точно так же десять лет ходил человек олимпийским чемпионом, а потом вдруг говорят: «Мужик, что-то положительное у тебя светится, мы у тебя забираем медаль». Но это нонсенс, такого вообще не должно быть!
Во-первых, перечень запрещенных веществ за это время «ушел» в другую сторону. Во-вторых, раз вы, организаторы Олимпийских игр, отдали эту медаль, вы за это и отвечаете: спортсмены всех национальных сборных сдают предварительные анализы.
Все это замешано на большой коммерции фармакологических компаний и лабораторий. Избирательно «крутят уши»: почему-то «сыплются» в основном россияне да китайцы. Вы слышали, чтобы у кого-то из американцев отобрали олимпийскую медаль?
Семь, восемь, девять лет ждали, и тут всплывает: «Народ, а вы что-то там клевали, и нам это дело не нравится. Тащите сюда медали!» Это вообще цирк!
* * *
Наша главная беда заключается в том, что мы сами не знаем, как себя вести в ответ на бесчисленные нападки со стороны наших политических недоброжелателей. Дашь им палец — всю руку откусят. Хуже всего в такой взрывоопасной ситуации, что у нас нет своей четкой позиции на государственном уровне. Есть только какая-то промежуточная. Единства, похоже, нет даже внутри страны, и это делает нас еще уязвимее. Выработать определенную стратегию и придерживаться принятого курса и линии поведения, а не метаться из угла в угол (то мы каемся и чуть ли не падаем на колени, то грозим) — вот что нам нужно. Тогда, глядишь, историй, подобных легкоатлетической или паралимпийской, когда массово страдают ни в чем не повинные спортсмены, будет меньше.

Андрей ВЕРЕЩАГИН,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Другие материалы рубрики:

  • Комарилья

    По прогнозам ученых, этим летом кровососущих насекомых в Новосибирске и области будет гораздо больше, чем в прежние годы. На количество комаров повлияло огромное количество снега, выпавшее зимой, и ранняя весна   

  • Клещи становятся все активнее

    В Новосибирской области с начала сезона клещи покусали 8 219 человек

  • Приплыла поликлиника

    Врачи «Плавучей поликлиники», отправившейся в рейс по северным районам региона 13 мая, уже посетили восемь населенных пунктов Молчановского и Каргасокского районов и обследовали 1 131 жителя

  • Онкологическое заболевание — еще не приговор

    На протяжении многих лет одним из самых серьезных заболеваний во всем мире считается рак. Он может быть диагностирован у самых разных людей, независимо от возраста или национальности. И отчасти его появление провоцируют сами пациенты, которые даже не подозревают о причинах возникновения онкологии. О том, что же на самом деле вызывает данное заболевание и на что нужно обратить особое внимание, чтобы его не пропустить, рассказал заведующий 3-м онкологическим отделением ГБУЗ НСО «ГКБ NO 1», заведующий кафедрой хирургических болезней института медицины и психологии факультета НГУ, доктор медицинских наук, профессор Сергей Васильевич Сидоров