Наука и вера: две истины одного мира

№ 23(1057), 14.06.2017 г.
Недавно на заседании Томской областной думы митрополит Томский и Асиновский Ростислав сообщил о том, что на его имя от Московского Патриархата пришел запрос, в котором спрашивали, насколько он и томская паства считают уместным проведение экспертизы останков святого старца Федора на предмет его родства с родом Романовых? Митрополит ответил Патриархии, что такая экспертиза бы не помешала. «Было бы интересно, в конце концов, установить истину, если это возможно», — утверждает митр. Ростислав. Ведь, несмотря на технические возможности, сравнение ДНК старца Феодора Томского (по легенде — это император Александр I) с ДНК других членов императорской семьи Романовых до сих пор не проведено. Между тем по итогам графологической экспертизы почерки императора Александра I и святого старца Феодора Томского признаны идентичными. Так что в ближайшее время экспертиза ДНК вполне может быть проведена
Как вы заметили, томский митрополит, ничтоже сумняшеся, согласился на проведение научной экспертизы. Многие этому могут удивиться. Как же так? Ведь православные — это «мракобесы», которые к науке не имеют никакого отношения! В интернете нередко можно встретить нападки атеистов — вера и наука несовместимы! Они ошибаются. И, скорее всего, даже не подозревают, что в Русской Православной Церкви есть целая Комиссия по описанию чудесных знамений, происходящих в Церкви. Более полное ее название звучит так: «Экспертная рабочая группа по исследованию чудесных знамений при Богословской комиссии Русской Православной Церкви при Московском Патриархате»

Бог в пробирке?

Многие атеисты требуют от верующих научно доказать существование Бога. На что верующие справедливо замечают: с помощью какой науки вам Бога следует доказать? С помощью, например, химии? Чтобы Бог выпал в осадок в пробирке? Или с помощью математики? А вы можете с помощью математики доказать хотя бы наличие или отсутствие в саду у бабы Кати, живущей в Академгородке, наличие грядки с тыквами? 
Многие атеисты, постоянно заваливающие верующих вопросами, не удосуживаются заранее задать себе вопрос: а кто такой Бог для христиан? А для христиан Бог — это Создатель Вселенной, причина ее возникновения и бытия. Соответственно, Бог христиан — это Создатель и физических законов Вселенной. Создатель пространства, времени, энергии, материи. А если Он — Создатель законов Вселенной, значит, Он им никак не подчиняется и от них не зависит. Наука же изучает законы Вселенной, в которой мы живем. Эти законы даны Богом для нас. Если наука изучает законы Вселенной, а Бог над этими законами, то как с помощью науки можно Его доказать? Он ведь действительно не может выпасть в осадок на дно пробирки в химической лаборатории, т. к. не является частью материальной Вселенной. Как и автор книги не является частью бумаги, на которой напечатан его текст. 
Лучше бы атеисты забрасывали вопросами современных неоязычников, которые пытаются возродить веру (точнее, сочинить новую) и славянских языческих богов. Они же верят в бога ветра Стрибога, в то, что Солнце — это бог Ярило, в то, что лес наполнен лешими и кикиморами. А раз божества неоязычников являются частями нашей природы, нашей Вселенной, то это означает, что их вполне может изучать наука. Точнее, с помощью науки можно доказать их несуществование. Ведь, проще говоря, ветер дует не по воле Стрибога, а, например, из-за движения воздушных масс из зоны повышенного атмосферного давления в зону пониженного давления. Есть циклоны и антициклоны. А гром гремит не из-за того, что Перун (или Зевс) мечет молнии, а из-за статического напряжения в верхних слоях атмосферы. И наше Солнце — это никакое не божество Ярило или Ра, а водородно-гелиевый шар типа «Желтый карлик», в ядре которого происходит термоядерный синтез — слияние атомов водорода в атомы гелия с выделением света и энергии. 
В языческом миропонимании боги являются частью нашей Вселенной, а потому к ним могут быть применены научные методы их познания/опровержения. Христианский же Бог — это как часовщик, собравший часы, скрутивший шестеренки, упорядочивший их, установивший стрелки и весь часовой механизм. И запустивший его. Часы идут. А сам же часовщик не является частью собранных им часов. Хотя он и может вмешиваться в работу механизма. Часы в полном его распоряжении. Он может даже их остановить. Ведь он не часть их. Шестеренка сама не может остановить работу часов. У нее нет даже свободы воли к этому. Она не разумна. Она просто выполняет свою функцию вращения. 
Казалось бы, факт того, что Бог христиан надвселенен и не подчиняется ее законам, должен был навсегда отодвинуть христиан от науки. Но Церковь постоянно к этой науке обращается. Ведь что такое наука для христиан? Наука — это метод и способ познания сотворенного Богом материального мира. Бог и материальный мир не противопоставлены друг другу. Но, как чудесная картина — плод трудов и гения художника, так и наша прекрасная Вселенная — плод трудов нашего Бога. А изучать творение нашего Бога, его сложность и гениальность — крайне интересно. Тем более что в этом материальном мире происходят и чудеса. В Церкви их особенно много. И перед верующими постоянно встает вопрос: что такое чудо? И является ли чудом что-то необычное, что произошло, или это явление имеет естественное, природное происхождение? Сама Церковь говорит, что не всему тому, что кажется чудом, стоит тут же поверить. Во-первых, как уже было сказано выше, причиной явления могут быть естественные события. А во-вторых, это может быть чьим-то сознательным подлогом, подделкой. Собственно, упомянутая нами выше «Комиссия по чудесам» состоит из настоящих ученых и занимается вопросами о происхождении тех или иных чудес. Но не только.

Наука и вера

Что такое чудо? Как его определяют наука и религия? О чудесах истинных и ложных? В марте 1999 года приступила к работе Комиссия по описанию чудесных явлений, происходящих в Русской Православной Церкви. Как пишет А. В. Московский в своей рецензии на книгу «Глас тихий», в ее задачи входит систематический сбор сведений о чудесных знамениях, документированное их описание, создание архива. Но в чем можно видеть смысл этой работы?
Здесь, видимо, главный — богословский. Что означают множественность и разнообразие чудесных явлений, их интенсивность и повсеместность? Чтобы верно судить об этом, необходимы добросовестно отобранные факты.
Мировоззренческий также очень важен. Поскольку чудеса реальны, то мир наш устроен совсем не так, как говорят материалисты и атеисты. А значит, и так называемая научная картина мира неисправимо ущербна, неверно отвечает на самые важные для всякого человека вопросы.
Сенсационность не нужна, но хорошо документированные, подробные и убедительные сведения о чудесных знамениях должны быть доступны всем: и тем, кто только на пути к храму, и тем, кто вошел в храм. Один убедительный и яркий рассказ сильнее иных проповедей и книг. И здесь есть о чем рассказать! Значит, нужны тщательно подготовленные книги, видеофильмы, интернет-сайты, спецкурсы в православных учебных заведениях.
На исторический аспект ясно указал архиепископ Мефодий (Герасимов): знамения и чудеса в духовном мире человека и в жизни Церкви имеют такое же важное значение, как и величайшие события во внешней жизни народов. Значит, они должны быть добросовестно исследованы и знания о них бережно сохраняться, как сохраняются церковные и исторический реликвии.
Нет нужды повторять, что страна и Церковь переживают особый, критический период истории, и мы убеждены, что множественность, интенсивность и повсеместность чудесных явлений — важнейшая особенность его. Насыщенность их велика даже в перспективе целой истории Церкви. Понимая это, вправе ли мы сделать вид, что как бы ничего и не происходит, дать сообщениям о чудесных знамениях затеряться в подшивках текущей периодики?
А так было, и не раз. Многие ли сейчас хоть что-то знают о киевских событиях 1923 года, о чудесном явлении иконы Божией Матери на отвесном берегу Дона под Воронежем в начале пятидесятых? Список можно продолжать долго...
После сказанного обсуждать политическую сторону кажется лишним, и говорим мы о ней без особой охоты. Но она все же присутствует.
Достаточно напомнить обстоятельства, связанные с канонизацией Царственных мучеников, на ту напряженную полемику, которой она сопровождалась в Церкви и средствах массовой информации, на то, какому давлению подвергались церковные иерархи. И здесь одним из аргументов в пользу канонизации послужили многочисленные знамения (мироточение, схождение Благодатного огня, другие события), связанные с чудотворной мироточивой иконой Царя-мученика.
Из книги: «Глас тихий. Божии знамения нашего времени. Альманах. Материалы Комиссии по описанию чудесных знамений, происходящих в Русской Православной Церкви. Выпуск 1». М., 2000.
Академик П. В. Флоренский. Вступительное слово на конференции «Научные и богословские аспекты исследования Туринской плащаницы и чудесных знамений, происходящих в Русской Православной Церкви»:
Что такое чудо? Мы это знаем. Что такое вода, знаем, но как определить? Физики скажут одно, химики другое, мы третье. Так же и чудо. Знаем, что это — некое неординарное явление, необычное явление, но дать четкое, удовлетворяющее всех определение нелегко. Для нас, христиан, есть одно главное чудо — чудо пресуществления, которое совершается каждую Литургию, а все остальные чудеса, которые мы видим (исцеления и прочее) — все это третьестепенно по сравнению с тем, что происходит каждую Литургию в таинстве пресуществления Святых Даров. Или другое чудо, с которым мы встречаемся в Церкви: чудо рукоположения. Это чудо дает иерею возможность совершать евхаристию, отпускать наши грехи и делать многое другое, но во всем остальном, как правило, священник такой же человек, как и мы. (Я это подчеркиваю, потому что иногда приходится сталкиваться с людьми, которые считают, что рукоположение дает им право не только на священническое служение, но и право судить о науке, не будучи достаточно компетентными в той или иной специальной области.)
Чудеса можно разделить на два типа. Одни связаны с человеком психологически и ситуативно (это исцеления, помощь в делах, испрашиваемая в молитве и т. п.). Здесь нельзя поставить контрольный опыт, силен субъективизм, хотя и здесь могут быть собраны вполне достоверные свидетельства. Явления второго типа могут быть предметом наблюдения, их можно проверить, проанализировать, сохранить вещество. Ими мы и хотим заниматься.
Мы являемся современниками небывалого по масштабам в истории Церкви знамения — массового мироточения и обновления икон, именно это знамение вызвало к жизни деятельность нашей Комиссии. Наша главная задача сейчас не столько в изучении явлений такого рода (если это вообще возможно), сколько фиксирование их в своем внимании, в записях и видеозаписях. Часто, когда мы обращаемся к священникам с просьбой позволить записать мироточение на видеокассету, они говорят: «Зачем вам это? Ну что особенного, что икона мироточит?» И действительно, в церкви все время происходит что-то чудесное, ничего особенного в этом нет. А так как мы называемся комиссией, нас встречают обычно настороженно. (К одному батюшке под Щелковом мы приехали во время водосвятия, и когда он понял, кто мы, он на каждого из нас вылил по полчаши святой воды! Потом уже мы с ним подружились). Мы можем понять нежелание фиксировать чудесное, но, тем не менее, это делать надо. Господь дает нам знамения, и надо сохранять память о них во славу Божию. Что нужно для этого делать? Многие из нас сталкиваются с реальным чудом. Прежде всего надо записывать время, составлять подробное описание увиденного. По возможности желательно сделать фотоснимок или видеозапись. Это не помешает сохранять должное благоговение к чуду. Но все-таки будем помнить, что чудо — это обычная форма существования Православной Церкви.
А. Б. Салтыков (1900—1959, искусствовед). «О чуде»:
Большим соблазном в религии для современного человека является чудо. С точки зрения современного натуралистического просветительства, чудо есть нарушение космической закономерности. <...>
Радикальный вывод из этой точки зрения на чудо — принципиальное отрицание всякой возможности его и признание свидетельства о чудесах в религиозных источниках в лучшем случае астрологической аллегорией или легендарной фантастикой, а в худшем — самообманом недалеких людей или сознательным шарлатанством жрецов и правителей, в своих интересах играющих на суевериях темной народной массы. С другой стороны, компромиссная точка зрения натуралистической апологетики, также, в сущности, отрицающей чудеса, стремится всем чудесам дать аллегорическое толкование или подыскать естественное объяснение...
Главная ошибка этих рассуждений та, что чудо понимается чисто внешне, только как нарушение природной закономерности, рассчитанное на определенный внешний эффект. Такой внешний только эффект чуда как необычного явления и погоня за ним справедливо рассматривается христианством как величайший религиозный обман. <...>
Истинное чудо никогда не бывает случайным, но является в силу внутренней духовной необходимости, и смысл его вовсе не в принудительном овладении волей человека путем воздействия на него внешнего эффекта, а в раскрытии ему внутренней, духовной стороны жизни. Религиозный смысл чуда, преодоления ограниченности эмпирии как раз и состоит в выявлении той внутренней закономерности мира, только слабым и неверным отблеском которой является закономерность, обычно данная нам окружающей нас эмпирической действительностью. И чудо бывает лишь там, где есть вера, то есть свободная готовность принять раскрываемый им внутренний смысл.
А. М. Любомудров. «Знамения от икон в конце ХХ века»:
Слово миро имеет несколько значений. Одно из них обозначает искусственный состав из различных благовонных веществ, который после освящения употребляется в церковном таинстве миропомазания. Другое значение — маслянистая влага, образующаяся сверхъестественным образом на иконах или святых мощах. Лабораторные анализы показывают, что это жидкость органического происхождения, иногда напоминающая оливковое масло, но каким образом она возникает на святынях, остается необъяснимым. В результате исследования влаги, взятой с одной из плачущих икон, установлено, что «это самые настоящие слезы». Миро не изводится из вещества иконы, а возникает на ней «из ничего». В широком смысле слова в современной литературе под мироточением понимается любое чудесное появление влаги на иконах и священных предметах.
Из брошюры, изданной в 1925 году в Новгороде по материалам расследования случаев обновления икон. Документ включает в себя изложение «состава преступления» с точки зрения властей, показания обвиняемых и заключение следователя об их виновности.
При осмотре Экспертной комиссией иконы, отобранной от г-на Сорокина, установлено, что обновление ее произведено путем протирания стекла иконы мокрой тряпкой, причем были повреждены и переколочены фольговые украшения.
При осмотре экспертами иконы, отобранной от гр-ки Александровой, установлено, что по чисто физическим показаниям доска с изображением Богоматери от времени выгнулась и ввиду этого изображение иконы плотно прилегло к стеклу.
Таким образом, изображение осталось чистым, а остальные части иконы от сырости и воздуха потемнели и резко выделяли лик Богородицы.
Икона действительно темнела, и это происходило на глазах присутствующих. Для осмотра иконы были приглашены комсомольцы, члены сельсовета и священник Нагорский, на глазах коих икона постепенно темнела... При осмотре Экспертной комиссией иконы, отобранной от гр. Григорьева, установлено, что обновление ее произведено путем протирания стекла с наружной стороны и удаления таким образом грязи и копоти, затемняющих лик иконы. Потемнение же иконы было вызвано тем, что за нижнюю планку ее окантовки было налито деревянное масло, которое по закону котеллярности (капиллярности. — Ред.) поднималось вверх по бумажному изображению иконы и создавало медленное ее потемнение.
Ю. Рерих. «Чудеса над горою Фавором. Чудесные облака и свет. Рассказ паломника».
Утомленные и полные впечатлений ехали в автобусе, когда уже шла поздняя Божественная литургия. По голубому небу вновь поплыли воздушные облака. И наши взоры опять устремлялись на удаляющийся Фавор... Недалеко от православного храма присоседился католический. Какова же была радость, даже торжество всей нашей паломнической группы, когда мы заметили, что облака не удостаивают чести проплыть рядом с католическим собором. Казалось бы, что стоит пролететь по пути лишних 400—500 метров? Однако невидимая рука упорно отводила их в сторону: достигая православного храма, они поворачивали в сторону и тут же растворялись в воздухе, оставив после себя лишь неизгладимые впечатления в нашей памяти и видение Фаворского света в человеческих душах.

Любое чудо — знак Божьей благодати

У академика Павла Флоренского, внука знаменитого философа и священника, интересное «хобби». Около 20 лет он изучает чудеса. Он — сопредседатель Экспертной рабочей группы по чудесным знамениям при Богословской комиссии Русской православной церкви.
—- В 90-е годы на страну обрушился вал чудесных явлений. — рассказывает академик П. Флоренский. — Православная церковь тогда еще не выработала взвешенного подхода к этим событиям. Чтобы собрать, описать и проанализировать этот материал, в 1999 году отцом Иоанном (Экономцевым) и была создана наша рабочая группа, в состав которой входят только ученые. Позднее нас перевели в Богословскую комиссию.
— Нас интересует чудо как факт связи с Богом и знамения, которые приводят к просвещению человека, улучшению его души и сердца. Мы ограничили круг изучаемых нами явлений — беремся лишь за то, что можно измерить, взвесить, отправить на исследование. Чудеса, связанные со здоровьем человека, — не наша компетенция. Это дело врачей.
На вопрос «АиФ» о том, что «верующие люди и многие священники считают изучение чудесных знамений кощунством», П. Флоренский отвечал:
—- Законы природы даны нам Богом. Как говорила моя бабушка: если благочестиво и с любовью — то можно.
—- Бытует мнение, что чудеса были раньше, а теперь все перевелись...
—- Чудо —- явление субъективное. Для него нужно не только событие, но и чудовидец. В старину, когда жили люди очень верующие, чудес не было вообще (Примечание МС. Тут позволю категорически не согласиться с этим уважаемым ученым. Увы, не было той «золотой» старины, когда жили очень верующие люди. Более того, именно из этой старины нам пришли откровенные сказки во многих житиях святых, и особенно из житий мучеников).
Тогда считалось, что мир пронизан присутствием Божьим, а значит, все — чудо, радость и благодать. За последний миллион лет ничего не изменилось — чудеса как происходили раньше, так происходят и теперь.
— С какими чудесами вам чаще всего приходится сталкиваться?
— Мы анализировали много случаев мироточения икон. Химический анализ показал, что это благоуханное органическое масло. Понять, откуда оно берется, не удалось, но точно, что оно исходит не из иконы. Оно, безусловно, благодатно, как и все, что происходит в ограде церкви. Другое распространенное явление — двоение икон (отображение икон на стекле, которым оно закрыто). Мы изучали отражение всеми доступными нам способами. Выяснилось, что на стекле выступает конденсат жидкости или аморфного вещества, которого нет ни в дереве, ни в лаке, ни в красках икон. Что это за вещество, как оно выделяется и каким образом переносится контур на стекло киота, неясно.
— Для чего людям посылаются чудеса?
— Любое чудо — знак Божьей благодати. А как человек это воспримет — дело его мозгов. Священники в таких случаях говорят: лоб перекрести — и решай. Может ли чудо произойти с человеком неверующим? Может. Но один прозреет, а другой отмахнется.
Чудесные явления могут повлиять на ход исторических событий. Во время последних событий в Южной Осетии, когда армии стояли друг против друга, готовые к контактному бою, грузины задрали головы вверх, потом развернулись и побежали с поля боя. Рассказывали, что в небе над храмом появился силуэт женщины. Русские подумали, что это Богородица, грузины — что святая Нина. Чудесное явление предотвратило кровопролитие между православными народами.
— Но бывает, что святые являются людям и персонально?
— Я боюсь таких чудес. С какой стати Ивану Ивановичу будет являться Богородица? Это как-то не по рангу. Не приезжает же президент в гости ко всем желающим.
— Ваша группа пыталась изучить и главное православное чудо — схождение благодатного огня.
— Физик Андрей Волков разработал прибор, отмечающий прохождение электрического разряда, и установил его в Великую субботу накануне Пасхи неподалеку от Кувуклии. Прибор зафиксировал специфический электрический разряд за пару минут до того момента, как священник передал народу пучок горящих свечей.
— Сталкивались ли вы когда-нибудь с фальсификатом?
— С настороженностью отношусь к домашним чудесам. Я был однажды на сеансе «размироточивания». Люди оставляли в одной комнате с мироточащей иконой свои — и уходили. Когда возвращались — они оказывались тоже покрыты маслом. Я «забыл» на столе свою неблагочестивую ручку — она тоже «замироточила».
— Вы не пытались разоблачить «чудотворцев»?
— Мы не занимаемся тестами на жульничество. Я вообще сторонюсь чудес. Истеричный интерес к ним — показатель кризисного состояния общества. Господь не фокусник, чтобы доставать зайчиков из цилиндра.
— Но людям нужна «подпитка», проверка веры, которую они обрели.
— В Евангелии сказано — не поверили Пророкам, не поверите и Мне. Истинная вера не нуждается в подтверждении.
— Люди приходят в церковь в надежде на исцеление...
— Нельзя путать Божественную благодать с лечением. За здоровьем нужно идти к врачам. Исцеление — всегда милость Божья. Независимо от того, откуда оно пришло — от врача или от иконы.
Нужно помнить, что чудеса, исцеления — периферия церковного процесса. Главное чудо — это литургия, во время которой хлеб и вино превращаются в тело и кровь Христову. А все остальное — так, околоцерковная суета.

Подготовил 

Александр ОКОНИШНИКОВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»