Духовная деградация. И эволюция

№ 26(1060), 05.07.2017 г.
2017-й год. Столетие революции в России. Тут и там говорят, пишут, обсуждают и спорят о причинах, итогах и выводах русской революции. Естественно, часто говорят о духовном. Наиболее интересен в этом плане доклад митрополита Новосибирского и Бердского Тихона «Эволюция нравственности», с которым он выступил на XX Новосибирских Рождественских образовательных чтениях. В нашей сегодняшней статье мы сделаем небольшой обзор доклада митроплита Тихона и предложим нашему читателю некоторые свои размышления

Сто лет действия Бога в истории России

Митрополит Тихон сразу отмечает, что период с 1917 года по 2017 год — это яркий пример действия Божия в истории, возвращения Его Промыслом людей ко Христу после 70 лет богоотступничества.
Для чего вообще нужны подобные исследования? Ответ прост. Споры не утихают, и по прошествии ста лет и сегодня нам просто необходимо объективно исследовать историю периода с 1917 по 2017 год, дать нравственную и выверенную оценку причин и последствий событий и процессов этой истории. Суждение как об исторических деятелях этого периода, так и о широких массах людей, вовлеченных в те или иные события по разные стороны баррикад должно основываться на всестороннем и честном осмыслении их действий. Нравственное и правовое осуждение преступлений, совершенных теми или иными лицами, не должно преуменьшать признание подвигов миллионов наших соотечественников, искренне трудившихся на благо своей Родины и будущих поколений.
Понимание внутренних и внешних причин и последствий подмены ценностных ориентиров, осознание духовной основы достижений и катастроф истории ХХ века позволят нам признать допущенные ошибки, отмежеваться от преступников и тем самым уменьшить риски новых цивилизационных трагедий.
Утверждение в обществе ценностей, укорененных в Евангелии и основанных на вере во Христа, является залогом духовного и социального благополучия нынешних и будущих поколений.
Вообще, что такое нравственность? Абстрактное понятие или некая реальность, присущая роду человеческому? И как проходил сложнейший процесс эволюции общественной нравственности в России в эпоху социальных переломов и потрясений минувшего столетия?
Ведь еще со времен Крещения Руси по заветам святого князя Владимира в нашем Отечестве складывались не только новые формы общественных и семейных отношений. Под влиянием христианской морали формировались новые духовно-нравственные устои. Как личным, так и общественным идеалом на Руси была святость.
Нравственным воспитателем русского народа в эпоху, когда решалась судьба Древнерусского государства, стал святой Сергий Радонежский. В Смутное время величайший подвиг патриотизма явил святой Патриарх Ермоген. Нравственная сила православного русского народа помогла России победить Наполеона и отстоять независимость Российского государства в других тяжелейших испытаниях.

Но вот наступил 17-й

Как проходили революционные события — известно. О внешних обстоятельствах событий февраля и октября 1917 года сказано и написано чрезвычайно много. А что происходило сто лет тому назад в духовно-нравственной жизни российского общества?
Революция свергла не только самодержавие. Революция попыталась свергнуть такую базовую ценность общества и государства, как нравственность! Если веками на Руси нравственность считалась понятием абсолютным, то революция провозгласила относительность нравственности. Строителями нового государства было объявлено: «нравственно то, что полезно для революции».
В октябре 1920 года В. И. Ленин в своей речи на III Всероссийском съезде РКСМ так наставлял молодое поколение страны:
«Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата. Наша нравственность выводится из интересов классовой борьбы пролетариата».
«Мы говорим: нравственность — это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающего новое общество коммунистов.
Коммунистическая нравственность — это та, которая служит этой борьбе, которая объединяет трудящихся против всякой эксплуатации, против всякой мелкой собственности».
«В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма». 
Но если утверждается, что «нравственно — это то, что служит разрушению старого», то тем самым оправдывается насилие и кровопролитие.
Защита религиозной веры и Церкви квалифицировалась как контрреволюционная деятельность и наказывалась с повышенной суровостью. В соответствии с Декретом Совета народных комиссаров «О Красном терроре» (август 1918 г.) за одну лишь принадлежность к контрреволюционной организации или организации, объявленной в качестве таковой, виновные подлежали расстрелу. А духовенство и казачество были объявлены «социально чуждыми сословиями».
9 августа 1918 года Ленин дал указание: «Необходимо произвести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города».
Так называемая «революционная законность» начинала с устройства концлагерей для своих соотечественников, а продолжилась ГУЛАГом.
Один из руководителей ВЧК Мартин Лацис 1 ноября 1918 года в журнале «Красный террор» так объяснял осуществляемую деятельность: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора».
Митрополит Тихон пишет о том, что православие, которое на протяжении девятисот лет цементировало нравственные устои Российского государства, было объявлено «пережитком». Новая власть открыто поставила задачу: покончить с религией, с верой, с Церковью! Религию объявили опиумом. Святыни народа — храмы, монастыри, иконы — разрушались и уничтожались. Русская философия  тоже стала не нужна: многих выдающихся русских философов и мыслителей в 1922 году на «философском пароходе» выслали из России.
Сто лет тому назад у православных сынов и дочерей России не возникало вопроса, почему власть большевиков с такой яростью обрушилась именно на Церковь: с духовной точки зрения это было понятно. Но масштаб начавшихся жестоких гонений, не виданных с первых веков христианства, был поразителен. Святейший Патриарх Тихон говорил: «Испытания изнурительной войны и гибельная смута терзают Родину нашу… Но всего губительнее снедающая сердца смута духовная. Затмились в совести народной христианские начала строительства государственного и общественного; ослабла и сама вера, неистовствует безбожный дух мира сего».
Справедливости ради стоит отметить, что отчасти Церковь попала «под раздачу» еще и потому, что со времен царствования Петра Великого произошло ее порабощение государством. Было упразднено патриаршество, а делами церковными стал управлять Синод, в который входили и чиновники от государства. 
Владыка Тихон утверждает в своем докладе, что именно в первые же послереволюционные годы наша страна была поставлена на западный путь развития. Всем известна знаменитая фраза В. И. Ленина: «Коммунизм — это советская власть плюс электрификация всей страны». Сказано это было в 1920 году, при начале реализации плана ГОЭЛРО. Но когда вспоминается это изречение, обычно не говорится о том, каким тогда в целом планировался путь развития нашей страны.
Образцом развития представлялся якобы более успешный образ американского производства, американского сельского хозяйства, американского способа разработки концессий и так далее. Поэтому и предлагались проекты предоставления американцам концессий на Камчатке, в Сибири и даже в Центральной России. Американские «специалисты» во множестве приглашались в нашу страну якобы для того, чтобы русские люди учились у них, как добывать из недр сокровища России, как рубить лес в своих же необъятных лесах и так далее…
Хотя накануне Первой мировой войны Российская империя была на первом месте в мире по темпам роста промышленного производства. И в области сельского хозяйства по целому ряду показателей Россия также была на первом месте в мире.
Однако экономической зависимостью тогда все не ограничивалось. Принятие революционных идей явилось духовной капитуляцией перед Западом.
Воинствующее безбожие не только разрушало храмы, открылось прямое наступление на традиционную народную нравственность. РСФСР стала первым государством, узаконившим аборты. Это произошло в том же 1920 году и явилось сильнейшим ударом по нравственности, по семье, да и по России в целом.
Революционное надругательство над честью, благородством, святынями не могло пройти бесследно для общественной нравственности. Но деформация нравственности не могла стать всеобщей. Сказывалась крепость многовековых духовно-нравственных корней и скреп России. Именно в эпоху лютых гонений на веру и Церковь проявилась нравственная доблесть множества новомучеников и исповедников российских. Мученики за Веру и Церковь показали пример несокрушимости духовно-нравственных основ России. Да и немало русских ученых, писателей, военнослужащих, пройдя через иллюзии и ужасы революционной эпохи, открыли для себя абсолютную ценность нравственности и спасительное значение родной Православной Веры.
Парадоксально, но, осмысливая итоги столетия, теперь можно утверждать, что перед лицом страшных революционных испытаний и бедствий Гражданской войны гонимая от большевиков Православная Церковь оказалась более подготовленной, нежели само государство Российское в целом. Когда произошла революция, номинальные верующие отпали, а Церковь приобрела новые духовные силы. 
Тут следует сказать о том, кто такие «номинальные верующие». Как показывают опросы, православных в нашей стране много, однако знают о своей вере немногие. Номинальные верующие называют себя верующими только как бы «на словах», по традиции. Сами же участия в церковной жизни практически не принимают: не участвуют в таинствах, не интересуются Евангелием, Библией.
Гонения на Церковь открыли эпоху мученичества и исповедничества за Христа, за свою Православную Веру, за свою Церковь, за свою Православную Родину. Сбывались слова древнехристианского писателя Тертуллиана (II—III в.): «Кровь мучеников — семя христианства».

Озадачившая перепись

Впереди были десятилетия страшных испытаний для России, но уже тогда сеялись семена духовно-нравственного возрождения, свидетелями которого мы стали в конце XX века.
В 1917 году Россия потеряла монарха, но возвратила Патриаршество. В 1931 году, во время «безбожной пятилетки», был разрушен храм Христа Спасителя.
Но кровь мучеников и слезы исповедников российских дошли до неба, и в 2000 году был освящен воссозданный храм русской славы, храм — Памятник Победы над Наполеоном, храм — символ возрождения Православия в России.
Поразительны данные переписи населения СССР, проведенной 6 января 1937 года. По предложению Сталина в анкету был включен вопрос о религиозной принадлежности гражданина.
97 521 000 опрошенных (старше 15 лет) 55 278 000 верующие (56,7%);
42% опрошенных — православные;
13% — мусульмане;
1,7% –- представители других религий.
Сталину хотелось узнать, каковы реальные успехи двадцатилетней борьбы с верой и Церковью, кем называют себя люди, живущие в государстве, которое официально исповедует воинствующее безбожие. При подведении итогов переписи оказалось, что из 97,5 миллиона опрошенных граждан старше 15 лет верующими назвали себя 55,3 миллиона человек, то есть больше половины жителей. Руководству страны стал очевиден факт провала антирелигиозной кампании в СССР, и в 1937—1938 годах наступили самые жестокие гонения на Церковь.
Великая Отечественная вой-на принесла отрезвление от угара «воинствующего атеизма», от безудержного развала института семьи, разложения общественной нравственности.
Победа над германским фашизмом — это была прежде всего нравственная Победа русского народа, имевшего многовековую духовно-нравственную и патриотическую закалку. Эту закалку не смогли нивелировать двадцать лет воинствующего атеизма. В день памяти Всех Святых, в земле Русской просиявших, в 1941 году фашисты напали на нашу страну, а на Пасху Христову 1945 года наступила Победа, о которой миллионы наших соотечественников день и ночь молились все дни той страшной войны.
Митрополит Новосибирский и Бердский сетует в своем докладе на то, что вместо того, чтобы благодарить Бога за Победу в войне и устраивать общественную жизнь на традиционных нравственных ценностях России, вскоре вновь начинается борьба с религией.
С 1958 года настал самый острый момент хрущевского наступления на Православную Веру и Церковь. Массово закрывались православные храмы, монастыри, духовные семинарии. Газеты и журналы вновь, как в годы господства «Союза воинствующих безбожников», стали публиковать кощунственные статьи и карикатуры на верующих граждан. Хрущев публично заявил: «В коммунизм религию мы не возьмем», а в 1980 году он обещал «показать последнего советского попа по телевизору». По его расчетам, 1980 год должен был ознаменовать победу коммунизма в СССР.
И вот в самый напряженный момент нового гонения на Православную Веру в защиту Русской Православной Церкви раздался голос Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского). Причем прозвучал голос Первосвятителя Церкви Русской не где-то в стенах церковного учреждения, а публично — на Конференции советской общественности «За разоружение» 16 февраля 1960 года. В своем слове он сказал:
«Досточтимое собрание! Моими устами говорит с вами Русская Православная Церковь, объединяющая миллионы православных христиан — граждан нашего государства. Примите ее приветствие и благопожелания».
И далее, вместо того чтобы говорить о необходимости борьбы за разоружение, чего от него ожидали участники Конференции, Святейший Патриарх Алексий I неожиданно представил яркое свидетельство о великом культурно-историческом значении Русской Православной Церкви в истории России.
«Как свидетельствует история, — говорил Патриарх, — Русская Православная Церковь — это есть та самая Церковь, которая на заре русской государственности содействовала устроению гражданского порядка на Руси, укрепляла христианским назиданием правовые основы семьи, утверждала гражданскую правоспособность женщины, осуждала ростовщичество и рабовладение, воспитывала в людях чувство ответственности и долга и своим законодательством нередко восполняла пробелы государственного закона.
Это  та самая Церковь, которая создала замечательные памятники, обогатившие русскую культуру и доныне являющиеся национальной гордостью нашего народа.
Это та самая Церковь, которая в период удельного раздробления русской земли помогала объединению Руси в одно целое, отстаивая значение Москвы как единственного церковного и гражданского средоточия Русской земли.
Это  та самая Церковь, которая в тяжкие времена татарского ига умиротворяла ордынских ханов, ограждая русский народ от новых набегов и разорений.
Это она служила опорой русскому государству в борьбе против иноземных захватчиков в годы Смутного времени и в Отечественную войну 1812 года. И она же оставалась вместе с народом во время последней мировой войны, всеми мерами способствуя нашей победе и достижению мира.
Словом, это  та самая Русская Православная Церковь, которая на протяжении веков служила прежде всего нравственному становлению нашего народа, а в прошлом — и его государственному устройству. Правда, несмотря на все это, Церковь Христова, полагающая своей целью благо людей, от людей же испытывает нападки и порицания, и тем не менее она выполняет свой долг, призывая людей к миру и любви… В таком положении Церкви есть и много утешительного для верных ее членов, ибо что могут значить все усилия человеческого разума против христианства, если двухтысячелетняя история его говорит сама за себя, если все враждебные против него выпады предвидел Сам Христос и дал обетование непоколебимости Церкви, сказав, что и врата адовы не одолеют Церкви Его?» 
Слушатели были ошеломлены. В зале сидели люди, которым уже внушили, что с религией и с Церковью в СССР почти покончено. А Патриарх говорил, что гонимая властями Русская Православная Церковь — «это та самая Русская Православная Церковь, которая на протяжении веков служила прежде всего нравственному становлению нашего народа», и поныне «она выполняет свой долг, призывая людей к миру и любви».
Хрущевские гонения на Церковь — одна из самых мрачных страниц в истории России прошлого столетия.
Уничтожение храмов, которые устояли в 1920—1930-е годы, атеистическая истерия в СМИ, организованные препятствия детям и молодежи, идущим на пасхальную службу в храм Божий, — все это теперь не секрет и требует осмысления со стороны гражданского общества.
Первый космонавт Юрий Гагарин, посещая Церковно-археологический кабинет Московской Духовной Академии, увидел макет храма Христа Спасителя.
Увидел и очень удивился, что такой храм в 1931 году был разрушен.
А впоследствии, выступая на пленуме ЦК ВЛКСМ, он сказал: «Что же мы сделали — взорвали храм Христа Спасителя! О какой нравственности в нашей стране после такого можно говорить?!»

Моральный кодекс строителя коммунизма

В 1961 году был составлен «Моральный кодекс строителя коммунизма». В этот «кодекс» вошли многие слова, заимствованные из Библии. Только Бог, Иисус Христос из этих слов были выхолощены. Приведем сравнительные примеры некоторых статей «кодекса» и слов из Нового Завета.
Кодекс: «Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест». Библия: «Кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Фес. 3:10). «Трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся» (Еф. 4:28). «Не о себе каждый заботься, но и о других» (Фил. 2:4).
Кодекс: «Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния». Библия: «Никто не ищи своего, но каждый — пользы другого» (1Кор. 10:24). «Делать свое дело и работать своими собственными руками, чтобы вы поступали благоприлично перед внешними и ни в чем не нуждались» (1Фес. 4:10).
Кодекс: «Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного». Библия: «Будьте друг ко другу добры» (Еф. 4:32). «Будьте единомысленны и единодушны» (Фил. 2:2). «Нет больше той любви, как если кто душу положит за друзей своих» (Иоан. 15:13).
Кодекс: «Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат». Библия: «Любите друг друга» (Иоан. 15:12). «Все вы братья» (Мф. 23:8).
Кодекс: «Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни». Библия: «Говорите истину» (Еф. 4:45). «Очистим себя от всякой скверны плоти и духа» (2Кор. 7:1). «Кто хочет быть между вами большим, да будет вам слугою» (Мф. 20:27).
Кодекс: «Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей». Библия: «Почитай отца и мать» (Мф. 19:19). «Муж жене, жена мужу оказывайте должное благорасположение… воспитывайте детей в учении и наставлении Господнем» (Еф. 6:1).
Кодекс: «Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству». Библия: «Не участвуйте в делах тьмы, но и обличайте» (Еф. 5:11).
Кодекс: «Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни». Библия: «Облекитесь в нового человека, который обновляется по образу Создавшего его, где нет ни иудея, ни эллина, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного… нет ни мужского пола, ни женского, ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Кол. 3:9; Гал. 3:26).
Крдекс: «Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами». Библия: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обременные» (Мф. 11:28). «Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим. 12:18).
Но что есть библейские заповеди без Бога? Время показало — ничего. Справедлива оказалась мысль из «Братьев Карамазовых»: если Бога нет, то все дозволено. Как только рухнул СССР, многие вчерашние строители коммунизма потянулись к строительству «дикого капитализма». Те, кто еще вчера были комсомольскими активистами, стали вдруг олигархами, грабящими свой народ, которому они лицемерно служили до этого.
Но вернемся к кодексу. Даже краткий перечень его положений показывает, как далеко эти положения отстоят от послереволюционной идеологии, гласившей: «нравственно то, что полезно для революции», а также что «скорее надо освобождаться от всяких условностей». Какая-никакая, но все-таки нравственная эволюция налицо. Хоть и без Бога.
На XXII съезде коммунистической партии, принявшем «Моральный кодекс строителя коммунизма», уже к 1980 году планировалось построить коммунизм. Но «Моральный кодекс строителя коммунизма» «не работал». Как пишет митрополит Тихон, общественная мораль уже была слишком ослаблена многолетним господством «революционной нравственности». Вместе с религиозными понятиями утрачивались понятия «милосердие», «сострадание», «жертвенность». Об этом многократно писали академик Д. С. Лихачев, писатели Валентин Распутин, Даниил Гранин и другие неравнодушные к России мыслители. Нравственный кризис общества оказался страшнее кризиса экономического.
Брежневские времена иногда называют периодом «застоя». Когда говорят о застое, обычно подразу-мевают застой в экономике. А что происходило в духовно-нравственной жизни общества?
С одной стороны, никто уже не воспринимал всерьез идеи Хрущева о построении коммунизма к 1980 году. С другой стороны — стала еще более заметной тяга множества граждан к традиционным для России православным духовно-нравственным и культурно-историческим ценностям.

Брежневская «духовная оттепель»

В это время стали намечаться благоприятные перемены в общественной жизни. Все больше людей стало понимать, что разрушение храмов и борьба с Церковью — это тупик, а не развитие…
В период правления Л. И. Брежнева большинство православных граждан нашей страны уже не боялись ходить в храм и открыто исповедовать свою веру. Но поскольку официальная государственная идеология оставалась антирелигиозной и антицерковной, верующие люди ощущали себя как бы «иностранцами» или «эмигрантами» в своей родной стране, то есть бесправными и чужими. Когда на каждом шагу нарушались права верующих, можно ли было говорить об оскорблении своих религиозных чувств?!
Верующие люди не признавали атеизм за единственно правильное мировоззрение, но любили свое 
Отечество — Великую Россию! И видя то, как разрушаются все безбожные утопии о «светлом будущем», все больше укреплялись в своих патриотических чувствах.
Митрополит Новосибирский и Бердский отмечает, что празднование в 1988 году тысячелетия Крещения Руси открыло эпоху нового — второго Крещения Руси. Менее чем за десять лет в нашей стране Святое Крещение приняло более 30 миллионов человек. Люди перестали бояться ограничений в правах и репрессий за то, что покрестили своих детей в храме или повенчались.
За короткое время были восстановлены или заново построены тысячи храмов, сотни монастырей, открыты десятки духовных учебных заведений, множество воскресных школ, стали печататься православные книги, журналы.
И все это явилось свидетельством духовной жажды нашего народа, стремящегося к духовно-нравственному обновлению жизни. Появился целый ряд церковно-государственных праздников, которые также говорят о возрождении православных культурно-исторических традиций России.
Но с наступлением так называемой «перестройки» проблемы духовно-нравственного обновления только обострились. При Горбачеве и Ельцине в Россию с Запада хлынули полчища сектантов. Заявляя, что в СССР была полная бездуховность, секты несли свою идеологию, свою литературу, устраивали свои центры, а говорили, что «несут христианство». Несут в Россию, православная история и традиция которой измеряется тысячелетием. Несут из стран, история которых в три, четыре раза короче Российской истории…
Прошло два десятка лет, и время все расставило по своим местам: Русская Православная Церковь заняла достойное место в жизни общества и государства. Но борьба с Православием и его нравственными основами в настоящее время не прекратилась. Ареной воинствующего безбожия стали такие важные сферы жизни и общества, как культура и образование. Литература, кино, интернет стали проводниками идеологии вседозволенности и нравственного (или, правильнее сказать, безнравственного) плюрализма. Под предлогом свободы творчества в сфере культуры стали господствовать вседозволенность и попрание элементарных правил приличия. Постсоветская сфера образования и воспитания стала стеной на защиту уже не являющихся общеобязательными материалистической философии и антирелигиозной парадигмы образования.

Подготовил 

Александр ОКОНИШНИКОВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»