Экспортный потенциал региона

№ 28(1062), 20.07.2017 г.
Совет при Президенте РФ принял решение о реализации на территории России приоритетного национального проекта «Экспорт продукции АПК». Если в 2016 году экспорт сельхозпродукции по стране составил более 16,5 миллиарда долларов, то через пять лет этот показатель должен вырасти до 30 миллиардов долларов
 
«Принципиально важно, что сегодня мы стараемся ориентировать идеологию развития АПК Новосибирской области на повышение экспортного потенциала, что дает стимул к устойчивому развитию экономики региона. Новосибирские экспортеры прошли непростую школу, отыскивая свои ниши на зарубежных рынках. Их опыт говорит о необходимости комплексных мер, направленных на поддержку отечественного экспорта сельхозпродукции»

                Губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий

 
 
Экспорт сельскохозяйственной продукции объявлен одним из приоритетов развития АПК Новосибирской области. Каков потенциал региона по экспорту зерна и другой сельхозпродукции? Что тормозит сегодня развитие внешнеэкономической торговли? На этот и другие вопросы отвечает генеральный директор ООО «Новосибирская продовольственная корпорация» Александр Тепляков. За десять лет корпорация выдвинулась на одно из лидирующих мест среди поставщиков зерна НСО по объемам, качеству и надежности поставок.
— Александр Александрович, в конце января этого года прошел круглый стол «Агропромышленный комплекс: от продовольственной безопасности к экспорту», на котором отмечалось, что в 2016 году наш регион вывез за рубеж сельхозпродукции на 50 миллионов долларов. Вы были одним из докладчиков на этом круглом столе. Скажите, какие сегодня стоят задачи по повышению экспортного потенциала нашего региона, Сибирского федерального округа?
— Вы правы — говорить надо не только о нашем регионе, но и в целом о СФО, поскольку мы очень тесно связаны с соседями и решаем общие задачи. Мы начали эту работу четыре года назад и успешно развиваем тему экспорта — не только зерновых, но и продуктов питания, продовольствия. 
Одним из ключевых моментов стало наше участие во II Всемирном зерновом форуме, проходившем в Сочи. Я был  спикером на круглом столе «Азиатский зерновой вектор: перспективы развития». Из 300 спикеров я являлся единственным «регионалом» и действительно обозначил проблемы всего Сибирского региона, потому что мы работаем в тесном контакте с ассоциациями переработчиков зерна, производителей муки Алтайского края, Омской, Томской, Кемеровской областей. И, по большому счету, «сопрягаем» свое понимание наших задач в СФО. Потому что нельзя выделить одну Новосибирскую область или один Красноярский край. Мы должны вести единую ценовую политику. Для нас это принципиально важно. И в Сочи на бизнес-форуме мы и обозначили все эти проблемы. Там были и представители ведущих китайских  компаний: «Кофка»  — крупнейший поставщик зерна в Китай, «Вилмар», занимающий первое место в Поднебесной по поставке и переработке растительного масла.
— Какие проблемы сегодня тормозят развитие экспорта в Китай?
— Понятно, что мы, русские, запрягаем долго, а ездим быстро. А китайские партнеры и запрягают долго, и ездят медленно. Поэтому только наш природный оптимизм, по большому счету, позволяет нам надеяться на то, что «прорвемся». Более чем за четыре года мы стали  четко понимать тенденции и направленность работы наших китайских партнеров. И сегодня можем уже констатировать, что самая главная проблема, которая была в экспорте нашей продукции из региона, — недостаточная развитость китайской инфраструктуры. По приемке зерна ли, масла ли. И за это время в Китае наши партнеры прошли большой путь развития. 
13—14 июня я был в Маньчжурии и воочию увидел это. Первый раз я побывал в марте 2014 года — там  не было ничего, кроме робких попыток создать небольшие заводы по переработке масла. А на сегодняшний день я увидел уже приемные емкости единовременного хранения зерна в пределах 300 тысяч тонн, масла — в пределах 50—70 тысяч тонн.
— В июне Вы побывали на встрече министров сельского хозяйства стран БРИКС. Как вы оцениваете итоги этой встречи?
— Действительно, 15—17 июня в Нанкине проходила встреча министров сельского хозяйства стран БРИКС. Я входил в состав российской делегации, и мне довелось присутствовать на двусторонней встрече заместителя министра сельского хозяйства РФ Евгения Громыко и заместителя министра сельского хозяйства Китая Цюй Дунъюя. Это была очень полезная встреча. На ней были подведены итоги переговоров, которые идут уже несколько лет. В настоящее время Китай открывает рынок для российского мяса птицы. И это уже шаг вперед в развитии экспорта из России.
Думаю, что цифры, прозвучавшие на встрече Президента РФ Владимира Путина с председателем КНР Си Цзиньпином о 52 миллионах тонн зерна из России до 2028 года — это отправная точка предстоящей большой работы. То, что мы делали до этого в плане экспорта, проходило в рамках приграничной торговли. А то, что произошло на встрече глав государств 3—4 июля, явилось «отмашкой» всему китайскому бизнесу: пришло время работать! Для нас это очень важный позитивный сигнал. И мы сегодня видим, что сразу же зашевелились крупные компании. Буквально на прошлой неделе у нас появились представители  компании «Кофка». Делает свои заявки и «Вилмар». Уникальность работы («один поезд — один путь») в том, что китайская сторона берет на себя все затраты по логистической цепочке — по транспортировке, загрузке, доставке до пункта назначения. Мы, сибиряки, оторванные от портов расстоянием, уже десяток лет ведем разговор о том, чтобы снизить тарифы. И все безрезультатно — ничего не происходит!  Приведу пример: грузим лен из Омской области в Маньчжурию, и стоимость доставки одной тонны составляет 4 800 рублей! И они дополнительным грузом ложатся на производителя. Доставка стоит порядка 30 процентов в себестоимости производства льна, а по зерну — 40 процентов. И вот сейчас ситуация меняется: вы слышите, что прямо сейчас,  при нашем разговоре идут «эсэмэски» по закупу зерна. И сейчас для нас главное — сопряжение цены. 
— Сегодня уже можно сказать: «лед тронулся»! В Китай ушли первые тонны овса и  гречихи из нашего региона.
— Да, 13—14 июня я встречал и принимал в Поднебесной первые три вагона овса и два вагона гречихи, выращенные в  регионе. А вот тысяча тонн отборной сибирской пшеницы пока ждет своего часа. Дело в том, что к пшенице в Китае предъявляются очень высокие требования, каких Россельхознадзор к нам никогда не применял. А к гречихе, овсу требования уже отработаны. Но и по качеству пшеницы нам нечего бояться. Мы производим пшеницу с содержанием протеина 16 процентов — это очень высокий показатель. Причем производим экологически чистую пшеницу — мы мало вносим удобрений и гербицидов. И для Китая, где большая часть населения серьезно озабочена здоровым питанием, экологическая составляющая очень важна. Китайские представители ездили к нам с 2008 по 2015 год, пробовали нашу пшеницу на зуб, смотрели наши земли, анализировали почвенный состав. И приняли решение, что четыре региона — Алтайский край, Новосибирская и Омская области, Красноярский край — могут участвовать в экспортных поставках пшеницы.
— В этом году произошла диверсификация посевных площадей: Новосибирская область посеяла значительно больше гречихи, рапса. Следовательно, экспортный потенциал по этим культурам увеличится.
—  Я вчера выступал на совещании в Россельхознадзоре и привел такие цифры:  в прошлом году Россия посеяла 995 тысяч гектаров гречихи, а в этом году — уже 1 миллион 400 тысяч. Увеличение произошло практически в полтора раза. В том числе и в Новосибирской области. Если в 2015 году гречихой было засеяно 9 тысяч га, то в прошлом году — 18, а в нынешнем — уже 42 тысячи га. Но я бы хотел подчеркнуть, что большой цены на гречиху в этом году не будет. Сегодня, когда у нас уже отработаны поставки в Китай льна, масличных культур и рапса, многокультурье стало для нас очень важно. Мы должны дать сельхозпроизводителю шанс, дать уверенность, что его продукцию заберут. И мы сделали для этого все, слаженно отработали все вопросы с Россельхознадзором, министерством сельского хозяйства региона. Мы выступаем как единомышленники. 
Наш опыт недавних поставок овса и гречихи в Китай показал, что можно оперативно работать. Мы приняли решение о поставках с нашим китайским партнером 26 мая, а 30 мая первые вагоны с овсом уже ушли. И в июне я их уже встречал в Китае. Была проделана колоссальная работа. Это и заказ вагонов, и сертификация, и многое другое.
— Вы сказали, что тысяча тонн отборной сибирской пшеницы пока еще ждет своего часа. Когда этот час наступит? И какие, вообще, перспективы открываются перед сельхозпроизводителями по экспорту пшеницы? Сколько мы можем вывозить ее из региона?
— Очень важно, что и с экспортом пшеницы сегодня  вопрос практически тоже отработан. Все разрешения есть, и с 1 сентября открываются квоты. Сейчас договариваемся о ценах. И первую партию пшеницы мы отправим вместе с ЗАО племзавод «Ирмень» — с Юрием Федоровичем Бугаковым. В Новосибирской области мы из года в год производим пшеницы больше, чем можем потребить. Даже в прошлом засушливом году намолотили 2 миллиона 400 тысяч тонн и имели возможность вывезти за пределы региона 1 миллион 200 тысяч тонн. А в 2009 году намолот составил 4 миллиона тонн. Если в целом смотреть по Сибири, то она производит 14 миллионов тонн пшеницы, и товарного зерна мы можем поставлять на внешние рынки в пределах 4—5 миллионов тонн.
— А какой ожидается урожай в 2017 году? И хватит ли у нас мощностей под его закладку?
— В Новосибирской области ожидается урожай порядка 2,4 миллиона тонн, а рабочих емкостей под хранение зерна у нас на 1,2 миллиона тонн. Причем более половины из них уже заняты зерном интервенционного фонда, коммерческими остатками. Месяц тому назад наша инициативная группа побывала в Москве и встретилась с руководителями департаментов. Мы предлагали частично освободить элеваторы от интервенционного фонда. Увы, официальный ответ, пришедший из столицы, неутешителен.
— Александр Александрович, и последний вопрос:  какие меры поддержки нужны сельхозпредприятиям, ориентированным на экспорт?
— 11 июля министерство сельского хозяйства Новосибирской области провело совещание-семинар по теме «Развитие системы экспортных кооперативов в рамках реализации приоритетного проекта «Экспорт продукции АПК», где я выступал с докладом. Разговор шел о многих проблемах, в том числе и о правовой форме кооперативов. На наш взгляд, необходимо внести изменения в закон о сельскохозяйственных кооперативах либо законодательно закрепить особую форму — экспортный кооператив. Предлагали мы ввести экспортный транспортный тариф, который должен быть уменьшен в разы, а также оказывать поддержку на покупку семян, химии, ГСМ, техники. Ввести льготную систему налогообложения, особые условия кредитования для членов кооператива. А еще предлагали создать особые аграрные территории с экспортной ориентацией и госпрограммой производства продукции на экспорт.

Александра ПОПОВА,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»