Второй хлеб Сибири

№ 31(1065), 09.08.2017 г.
В новосибирском Академгородке 1-2 августа 2017 года прошла конференция, посвященная генетике и селекции новых сортов картофеля. Сможет ли Сибирь обеспечить не только себя, но и соседей из Поднебесной картофелем? Не случайно на форум приехали ученые и представители агробизнеса из Китая. На конференции прозвучали весьма оптимистичные заявления.  И сибирским ученым, генетикам и селекционерам есть чем их подтвердить

Была когда-то и у нас наука

Большинство из нас помнит по 1970-м и 1980-м годам, как семьи выписывали с селекционных картофелеводческих станций новые районированные сорта картофеля, как дожидались месяцами этих фанерных посылочек, как проращивали семенные клубни и с трепетом ждали первых росточков на огороде или маленьком дачном участке. А потом был первый урожай из таких долгожданных и, конечно же, самых вкусных в мире клубней, которые и выглядели замечательно, и хранились долго и без порчи! В 1990-е годы все изменилось, многим людям, да и семеноводческим хозяйствам стало не до кропотливой селекционной работы. Выжить бы — вот и пошла коту под хвост селекционная работа многих десятилетий. В страну хлынули иностранные сорта, а в большинстве случаев никто и не задумывался, какой сорт и почему высажен у него в огороде. Только в последние годы стало приходить понимание, что без возрождения селекционной работы на базе генетики невозможно воссоздание семеноводческой базы России. А зависеть полностью от поставок высокоурожайных семян из-за рубежа —  это путь к потере продовольственной самостоятельности страны. В 2000 году транснациональная корпорация «Монсанто», мировой лидер по созданию генетически модифицированных (ГМ) сортов, передала Федеральному центру «Биотехнология» семена ГМ-картофеля, который даже получил одобрение в Институте питания. Но не более. Разрешение на его выращивание правительство не выдало. Уже тогда наверху начали понимать, что продовольственная безопасность России зависит и от таких, казалось бы, безобидных предложений. Впрочем, бойтесь данайцев, дары приносящих. Не так просто транснациональные гиганты генной инженерии заманивают в свои силки развивающиеся страны. Дело в том, что в большинстве стран нет и долгое время не будет своей научной базы генетики и селекции новых сортов, и значит, они станут зависимыми по поставкам семян от транснациональных компаний с центрами в США и Европе. Даже Китай пока не в состоянии достичь уровня научно-исследовательских центров «Монсанто». В России только с 2016 года на нескольких площадках начались планомерные, скоординированные по всей стране испытания новых сортов картофеля, их генетические исследования. Заработала федеральная программа «Развитие селекции и семеноводства картофеля в РФ на 2017—2025 годы». За 9 лет работы программы на нее будет выделено из федерального бюджета 6,541 миллиарда рублей, из внебюджетных источников — 8,962 миллиарда рублей. Руководить приоритетным направлением «картофелеводство» будет Федеральный исследовательский центр «Институт цитологии и генетики СО РАН» (ИЦиГ), расположенный в новосибирском Академгородке. 

Новосибирская база картофелеводства

Под руководством специалистов ИЦиГ СО РАН будут создаваться новые сорта картофеля для отечественного посевного фонда, проводиться анализ генетических коллекций картофеля, эколого-географические испытания. В 2017 году уже испытывается 60 сортов и гибридов картофеля. Ректор НГАУ Александр Денисов сообщил о специализированной лаборатории, через которую прошло уже 50 сортов картофеля и где уже началась подготовка специалистов-картофелеводов. Областное правительство курирует создание Агробиотехнопарка, объединяющего силы академической и вузовской наук и хозяйств АПК. В федеральной целевой программе наконец-то будут объединены усилия ученых-генетиков и селекционеров-практиков. 
Как отметил директор ИЦиГ СО РАН академик Николай Колчанов, у отечественных ученых имеются и аэро- и гидропонные установки для выращивания чистых, безвирусных микроклубней картофеля, и ДНК-маркеры для отслеживания ценностных свойств новых сортов и для диагностики заболеваний. К 2026 году в АПК страны должна быть воссоздана отрасль производства посадочного материала отечественной селекции на основе передовых методов генетики и селекции. На данный же момент, по словам академика Колчанова, ситуация в отрасли критическая. 
Для Новосибирской области тема селекции и генетики картофеля более чем актуальна. Например, в прошлом, 2016 году область не собрала около 70 тысяч тонн до необходимого минимума потребления. Хотя большие партии были отправлены на экспорт в Азербайджан. Огромный процент посадок картофеля каждый год оказывается заражен фитофторой, нематодами, поражен колорадским жуком. Поэтому так важно создание новых сортов, устойчивых к вирусным заболеваниям и вредителям. Важен не только экономический эффект, но и обеспечение импортонезависимости от иностранного посевного материала. Тут ведь как может быть — не понравилась какому-то заокеанскому дяде независимая политика твоей страны, и он отдал команду прекратить поставки семян. А транснациональные корпорации взяли «под козырек» и выполнили приказ, даже путем срыва уже оплаченных поставок. Было уже такое, и не раз. И что делать дальше, если собственной базы семеноводства нет? Мировая научно-технологическая гонка за лидерство и монополию в создании новых сортов безжалостна. Кто не смог создать свой семеноводческий базис — будет платить десятикратно.
Пока же у нас успехи небольшие, но они есть. На испытаниях в Новосибирской области хорошие результаты дал сорт картофеля «Ильинский», в Ленинградской области — сорт «Метеор», в Татарстане — сорт «Сударыня». Начался подбор конкретных сортов с заданными ценными свойствами для внедрения в производство, здесь выделяются в лучшую сторону сорта «Чароит» и «Метеор». Конечно же, одновременно идет молекулярно-генетическая паспортизация всех новых сортов. Внедрение новых геномных технологий при селекции картофеля становится насущной необходимостью, только таким образом селекцию можно перевести на твердую научную основу. Уже сейчас можно создавать национальный банк здоровых сортов картофеля, к которому будут обращаться и исследователи, и производители. За последние 20 лет наука продвинулась далеко вперед, стали доступны генные технологии поиска маркеров (признаков) выдающихся ценных хозяйственных признаков клубней, среди которых — содержание крахмала и белка. Не менее важно, что намного легче стали проходить поиск и диагностика заболеваний, в том числе наследственных. 

Особенности национальной генной инженерии

Наши генетики и селекционеры не создают химер, в геном которых внедрены участки генов чужих видов. Незачем скрещивать ужа с ежом. Для развития генетико-селекционных исследований в стране есть национальная коллекция генетического материала. Степан Киру, завотделом Всероссийского института генетических ресурсов им. 
Н. И. Вавилова (ВИР), рассказывал о мировой коллекции института, в которой находятся исходные 16 южноамериканских культурных видов картофеля, от которых и произошли все современные сорта. Зачем в геном вводить какие-то чуждые куски, если все ценные признаки есть в исходных видах, созданных самой природой? Это колоссальный источник ценных свойств, источник генетического разнообразия и возможностей для новых сортов и гибридов. В этой коллекции находятся главные генные доноры устойчивости сортов. Поэтому отечественные исследователи улучшают сорта не с помощью «генетических скальпелей», а с 
помощью направленной селекции, скрупулезно отслеживая мельчайшие генетические нюансы. Постоянно ведется экспериментальная гибридизация для выявления ценных признаков и устойчивостей к заболеваниям и вредителям. Например, так появились российско-казахстанские сорта «Алем» и «Валентина».

Перспективы совместного российско-китайского проекта

Картофель — богатейший источник крахмала и сухих питательных веществ. А крахмал и сухое картофельное пюре широко используются в национальной китайской кухне. Не случайно китайские коллеги обратили внимание на творческие заделы своих сибирских товарищей по созданию высокоурожайных и устойчивых к вредителям сортов. Так родилась идея создания экспериментального совместного предприятия по выращиванию и переработке картофеля в Новосибирской области, на базе Федерального исследовательского центра ИЦиГ СО РАН. С китайской стороны в проекте принимают участие мэрии городов Пекин и Чэнду, Пекинский аграрный университет и один из крупнейших в мире производителей картофеля компания «Джюссен». Китайцы прекрасно понимают, что база индустрии картофелеводства — это генетика и селекция. Поэтому и приехали в Новосибирск. Селекционно-семеноводческий центр совместного предприятия планируется разместить в недостроенном здании одного из институтов в Краснообске. Селекция будет идти в направлении создания новых сортов с повышенным содержанием крахмала и клубнями правильной формы, что очень важно для промышленной переработки. Производственно-перерабатывающая база будет располагаться в поселке Безменово Черепановского района, на границе с Алтайским краем. Сейчас по проекту идет сложная договорная работа, чтобы учесть все нюансы и отработать взаимодействие в научной и административно-производственной части будущей работы. В этом году уже засеяны экспериментальным картофелем первые 30 гектаров. Китайцы привезли свой семенной материал в виде маленьких клубней, выращенных на гидропонных установках. Это очень важный момент в производстве семенного материала — ведь в почве могут находиться не только полезные, но и болезнетворные бактерии и вирусы.
Всего за 5 лет на 20 тысячах гектаров планируется достичь урожая 600 тысяч тонн в год. Плодородные, экологически чистые земли Сибири позволяют использовать и тиражировать новые сорта без боязни распространения болезней уже в первый же год. Этого нельзя сказать о китайских пашнях. Координатор проекта, старший научный сотрудник ИЦИГ Вадим Хлесткин оптимистично смотрит на перспективы совместного предприятия: «У нас есть уверенность, что на участке в 20 тысяч гектаров урожайность достигнет 30 тонн с гектара. Это федеральные земли, и мы по закону обязаны использовать их по прямому назначению, для ведения опытного хозяйства». Заметим, что в 2016 году средняя урожайность картофеля по России была около 14,7 тонны с гектара. Это означает, что потенциал новых сортов и передовой агротехники способен повысить урожайность в два-три раза. 

Андрей Соловов, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»