В сельском хозяйстве главное — «голова»!

№ 32(1066), 16.08.2017 г.
Сегодня Новосибирская область является одним из устойчивых лидеров в развитии аграрной сферы в Сибирском федеральном округе. Но при этом остается множество нерешенных проблем, одна из них — многолетняя нехватка высококвалифицированных кадров. Специализированные вузы ежегодно выпускают специалистов, которые в большинстве случаев просто не доезжают до села. В чем причина такой плачевной ситуации?

Не в пользу современности

В советские времена положение с обеспечением кадрами сельскохозяйственных предприятий и социальных учреждений на периферии было гораздо лучше, чем сегодня. В иные годы уровень заполняемости штатов составлял 85%. Не в последнюю очередь влияла четкая система распределения выпускников и требование отработать не менее трех лет по специальности. Молодые специалисты ехали в глубинку и должны были получить ( по крайней мере, этого требовал закон) «подъемные», жилье и прочие социальные блага.
С развалом СССР в конце двадцатого века рухнула и система распределения выпускников вузов. К концу 90-х годов, по оценкам Министерства сельского хозяйства РФ, обеспеченность села кадрами с вузовским образованием опустилась до 50%. Что были вынуждены делать предприятия? Сначала на ведущие должности ставили людей со средним специальным образованием. Но и их не хватало! И тогда в селе массово стали появляться на посту главного инженера, зоотехника, агронома сотрудники, вообще не имеющие специального образования, но с определенным опытом работы в этой сфере. Требовать трудовых побед и прибыли от «нахватавшихся» специалистов было нельзя. 
С начала 2000-х годов проблему стали решать планомерно, в том числе и в Новосибирской области. 
— В 2000-м году нами был проведен первый набор целевой подготовки, заработала так называемая «программа Толоконского» по обеспечению села кадрами, — рассказал Владислав Бабин, проректор по учебной работе Новосибирского государственного аграрного университета, к.т.н., доцент, почетный работник АПК России. — Область заказывала нам как специалистов агротехнологического профиля, так и экономистов, специализирующихся на экономике сельского хозяйства.
В те годы НГАУ, начавший с небольшого набора в 20 студентов, очень скоро стал готовить по целевой программе до 200 специалистов в год. Условия программы предусматривали, что будущий работодатель, пока студент учится, должен успеть подготовить к его выпуску не только рабочее место, но и жилье, а если потребуется, то и место в детском саду. По словам Владислава Бабина, благодаря этой программе обеспеченность новосибирского села кадрами с высшим образованием поднялась примерно до 80%!
Здорово? Еще бы! Но спустя несколько лет программа была свернута, последний выпуск в ее рамках состоялся в 2014 году. Сейчас, по оценкам экспертов, положение с вузовскими кадрами на селе самое плачевное.
— Прямо скажу, с кадрами дело швах! — говорит Павел Сапожников, начальник управления сельского хозяйства Новосибирского района. — Даже у меня в управлении не хватает специалистов, не то что в хозяйствах. Нужны практически все основные специальности — это и зоотехник, и агроном, и механизатор. Но людей нет!

Дайте нам готовенького!

Сейчас высшее образование в сельском хозяйстве очень актуально. Есть мнение ученых, что если в хозяйстве получают от коровы до 3 000 литров молока в год, то там не нужен ни зоотехник, ни селекционер. А вот если надои перевалили за эту планку и уж тем более достигли уровня в 12 тысяч литров, то это суперсовременное производство молока с использованием современных технологий содержания скота, и тут уже требуются специалисты с вузовской подготовкой. То же самое касается техники, ценой в миллионы рублей. Посадить на нее человека с правами тракториста – значит, угробить дорогую машину. 
Особенность сегодняшнего сельхозпроизводства еще и в том, что предприятиям требуются специалисты-универсалы на стыке профессий и наук. Это своеобразное отражение старой фразы «экономика должна быть экономной», когда капиталистическое производство стремится к экономии людских ресурсов и взаимозаменяемости в профессиональном плане: агроном должен знать механизацию и экономику, зоотехник — ветеринарию. 
Сегодня только в НГАУ высшее образование получают более 5000 студентов по очной форме и около 6000 человек — по заочной. То есть, в село есть кому поехать. Вроде бы все хорошо, но не совсем. Зачастую выпускник вуза в восприятии руководителей — это неумеха с некоторыми знаниями.
— Было время, когда к нам приходили директора сельхозпредприятий и говорили: «Дай мне готового специалиста». Фактически, нужен такой работник, как он сам, чтобы сразу все знал и умел. А у меня вопрос: вы-то таким руководителем стали сразу после выпуска или годами опыта и знаний набирались? И потом, что вы сделали для того, чтобы получить такого специалиста? — спрашивает Владислав Бабин и тут же дополняет: — Впрочем, последние годы идет некоторая трансформация у руководителей хозяйств, они предлагают нам дополнить ученый план той или иной дисциплиной, с тем чтобы молодой специалист, приходя на предприятие, имел знания, которые нужны именно на этом производстве. 
Радует и то, что последние годы потенциальные работодатели охотно берут студентов на практику. Это особенно важно, так как из-за сокращения обучения до 4-х лет значительно сократился курс практических занятий, что отразилось на качестве профподготовки. Что, кстати, заботит и власти сельских районов.
— Специалистам с вузовским дипломом не хватает практических навыков, — высказывает мнение Павел Сапожников. — Считаю, что последний год обучения должен быть максимально приближен к условиям производства. Аксиома «кадры решают все» по-прежнему актуальна. Пусть есть качественное «железо», породистая скотина, высокоурожайные сорта зерновых, но если нет человека, «головы», которая может этим управлять, то и результата не будет. 

Целевая подготовка — не панацея

— Сегодня Новосибирская область нам по целевой контрактной подготовке заказывает набор порядка 20—25 студентов в год, — мы продолжаем беседу с Владиславом Бабиным, проректором по учебной работе НГАУ. — Почему так мало? Во-первых, закончилась масштабная программа по подготовке специалистов для села. Во-вторых, по закону мы имеем право заключать договоры только с организациями, где есть доля государственного участия. И эти АО и ООО напрямую с нами не могут заключить подобный договор, потому что они частники. Большой пласт успешных сельхозпроизводителей выпадает! Такая ситуация сохраняется на протяжении многих лет. В Минсельхозе страны обещают что-то изменить, но...
Кстати, НГАУ плотно работает с Республикой Саха (Якутия), которая ежегодно заказывает университету подготовку порядка 200 специалистов. Обучение идет на основе обычных четырехсторонних договоров: университет, региональная власть, работодатель и студент. Почему в Новосибирской области резко сократили такую практику — непонятно. 
Сам НГАУ пытается идти в ногу со временем и требованиями работодателя. По согласованию с Минсельхозом региона действует соглашение, которое определяет перечень из 25-ти базовых хозяйств, имеющих лучшие результаты экономической деятельности, использующих передовые технологии и поэтому являющихся практической базой для обучения студентов. 
Хозяйства, в свою очередь, платят зарплату практикантам, обеспечивают их питанием и проживанием и в то же время присматриваются к ребятам, которые после окончания вуза, возможно, вернутся на предприятие. Кстати, то, что мало предоставить рабочее место выпускнику вуза, понимают и на местах. 
— В сельскую местность молодой специалист не идет, потому что зачастую не видит перспективы для профессиональной карьеры или семейной жизни. И целевая подготовка его там не удержит, — объясняет Виктор Лоханов, начальник управления сельского хозяйства Искитимского района. — Социальная сфера тормозит кадровое насыщение села. Далеко не каждый руководитель может дать молодому специалисту жилье, достойную зарплату или участок земли под строительство. 
Частичным выходом из положения является продолжение профессиональной подготовки для тех, кто уже работает в сфере сельского хозяйства, но пока не имеет высшего образования или соответствующей квалификации. В НГАУ действует целый институт дополнительного образования и переподготовки, который ежегодно охватывает сотни человек самыми разными формами обучения. Однако если с его помощью повышается качественный уровень образования сельских кадров, то их количество почти не увеличивается. 
Без желания работать диплом — просто «корочки»
— Нужны люди, которые хотели бы работать и жить в селе, — говорит Алексей Сюбар, директор ООО «Бердская птицефабрика «Алмаз». — На иного студента-практиканта смотришь и думаешь: как же ты собираешься жить? Приезжают на практику и начинают обижаться на то, что их заставляют работать: сюда не пойду, это делать не буду! Детский сад! И это — во время уборки! 
Сельские производители и вузы отмечают серьезные проблемы с желанием выпускников работать, и это повсеместно. Социологи говорят, что сформировано совершенно новое отношение населения к труду. Если раньше труд воспринимался как дело, которое должно обеспечить человеку достаток, то теперь труд — это развлечение, но которое должно принести богатство! Такая позиция противоречит современной капиталистической системе производства. Ну, а на селе труд тем более не развлечение. Возможно, сейчас в деревне меньше стало обреченности, лени, равнодушия, но труд остался тяжелым.  
Сегодня в процессе набора по той же целевой подготовке стараются делать упор на местных ребятишек, которым после окончания вуза не нужна адаптация. Но и тут есть проблема.
— Учебная подготовка ребятишек сельских школ ниже, чем у городских, — сетует Виктор Лоханов. — Они просто не поступают на бюджетные места либо заваливают первую-вторую сессии и отчисляются, а коммерческое обучение родители, как правило, не вытягивают. Городские же ребятишки нередко учатся ради корочек и не собираются в село. 
Сказывается и осторожная позиция работодателей, которые не хотят брать на себя ответственность за многолетнюю подготовку молодого специалиста, не зная, удастся ли сохранить предприятие к моменту, когда тот закончит вуз. Да и остается вопрос: вернется ли выпускник в село, не погонится ли за красивой городской жизнью, к примеру, охранника магазина или продавца компьютерных игр?
По мнению и вузов, и районных властей, и руководителей сельхозпредприятий, государство не должно надеяться на то, что рынок капитализма все разрулит. Сегодня, как считают многие, надо более жестко подходить к спросу с тех, на кого потрачены бюджетные деньги, и ввести обязательную отработку после вуза. Нужно заниматься с детьми и приучать их к труду, чтобы они не ждали, что и во взрослой жизни с ними будут нянчиться. Но это тема уже для другого разговора.
 

Татьяна ЭМИХ, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»