В поисках звуков мира

№ 32(1066), 16.08.2017 г.
Самый первый звук — биение сердца матери — созвучен ритму  барабана. Кстати, почему 
мы так любим танцевать под попсу: 
в ее основе — древние примитивные ритмы. 
Родовая память, если хотите
 
Голландская писательница и музыкант Мария Бронникова родом из Новосибирска. Свободно говоря на четырех иностранных языках, она путешествует по всему миру с театральными и музыкальными коллективами. В наш город ее привело чувство памяти и желание сделать здесь перформанс, а заодно научить молодежь премудростям кочевой жизни
На русском языке Мария не обсуждала серьезных тем уже лет двадцать пять. Однако отсутствие постоянной разговорной практики  на русском сказалось только в слегка замедленном темпе речи –- словно девушка вспоминает родные слова. В целом же ее русский блестящий. 
Из России ее увезли лет в восемь. Училась Мария и в школе, и в университете на английском, на этом же языке, в основном, выходят ее научно-фантастические книги. Поскольку Бронникова жила большую часть жизни в Голландии, то именно голландский является ее вторым родным языком. И еще девушка знает испанский: в Колумбии она проработала четыре года.
В культурном центре «Этаж» Мария начала свой рассказ с переломного момента: «Это случилось лет тринадцать назад. Я  получила диплом и одновременно закончила отношения с одним молодым голландским человеком. Целыми днями я сидела в Амстердаме у открытого окна  совершенно одна и с опустошенным чувством. Вдруг  мне позвонила студенческая подружка, у которой тоже была ужасная депрессия,  мы пошли с ней на главную площадь Амстердама и сели, тоскливые, за столик в кафе. 
Через какое-то время на площадь вышли какие-то музыканты, начав играть и заниматься клоунадой одновременно. Я ничего подобного не видела –- в университете я изучала философию и была совершенно далека от этого мира.
В моей подруге проснулся энтузиазм, и она пригласила их за наш столик. Всю ночь мы провели с ними на улице, играя музыку. После чего я позвала их в свою пустующую квартиру, где они пробыли несколько дней. 
Ребята рассказали, что они путешествуют по Европе в автобусе и предложили мне поехать с ними». 
Мария  почувствовала себя птичкой, сидящей  в открытой клетке, которая еще не понимает, что ей дарована радость свободы. Она быстренько упаковала джинсы и пару футболок в рюкзак, выбросила телефон и была такова. 
Путешествовать ребята начали с севера Германии, ехали вниз до Берлина, играя в маленьких городах на улицах и площадях. В Берлине ютились в доме искусств под названием Тахелес. Там жило много художников. Чем еще помог им Берлин, так это вагончиком-караваном под названием Wagen Platz -– они есть практически в каждом немецком городе. Если ты путешествуешь и у тебя ничего нет, ты всегда можешь заехать в такой вагон, где тебя нормально примут.
Там же Мария познакомилась уже с другими музыкантами, которые переоборудовали автобус в комнату. Несколько месяцев девушка пожила и там. Автобус был оснащен самым необходимым, как то: кроватью, кухней и т. д. Рядом находилось помещение для репетиций. Все это происходило в центре Берлина рядом с  Mauerpark, где стены разрисовывали граффитчики и где происходили разного рода тусовки. Там же дежурили полицейские и постоянно кого-то арестовывали.
Конечно, одними уличными выступлениями не заработаешь на счастливую жизнь, и Мария начала подрабатывать в кинотеатре, а также в кафе и на фестивалях. 
Потом девушка вернулась в Амстердам и долгое время скиталась по оккупированным домам. В Голландии она волонтером работала на Роттердамском кинофестивале ассистенткой, знакомя продюсеров с режиссерами. Однако девушка, по ее признанию, предпочитает индустрию музыки. «Мне нравится сразу выдавать результат. В индустрии же кино меня сразило то, что и режиссеры, и продюсеры вели себя ужасно грубо, после чего я решила туда не идти».
Из интересного в Голландии, пожалуй, можно назвать издательства, выпускающие так называемые зины (мини-журналы, издаваемые самими авторами). Также там много книжек на тему изучения влияния полов -– эдакая философия встреч. Мария считает, что такого  содержания книги должен иметь каждый город.
На севере Голландии несколько островов, и каждое лето  один из них становится одним большим фестивалем музыки и театра. Остров можно объездить на велосипеде. «Меня поражает, как это все организовано: в дюнах, в лесу, в воде, — рассказывает Мария. –- Весь остров становится одним организмом, и ты можешь спокойно ездить ночью, останавливаться в тенте, в палатке». 
Еще Мария побывала в Венеции, где ее поразил один музыкант-электронщик, живущий с голландских грантов. Правильно подать заявку на грант и получить его –- само по себе искусство. Например, европейцы очень любят давать деньги на страны третьего мира, причем фонды существуют под  конкретные проекты. Надо быть очень специфичным в своем деле и искать своих людей, поняла Мария. Сама девушка также пропагандирует электронную музыку. Она записывает звуки природы, после миксирует их и создает собственные звуковые пейзажи (экспериментальная музыка сама по себе очень много работает с символикой звуков). И вообще новая современная  классическая композиция -– это электронная музыка, и диджей –- совсем не обязательно человек, который играет чужую музыку. 
Но вернемся к венецианскому электронщику. У него есть собственный культурный центр экспериментальной музыки (то, чего не хватает в мире) -– эдакое засекреченное место в деревеньке под Венецией. И туда съезжаются выступать люди со всех стран. «Приехав к нему на свадьбу, я встретила там своих знакомых колумбийцев, — поведала Мария. –- В мире музыки все знают друг друга».
Что же до театра, то идеальной моделью Мария считает Odin Teatret  в Дании, который был открыт итальянцем Эудженио Барба с людьми, не принятыми в театральные учебные заведения.
Также Мария путешествовала по улицам Франции с театром жонглеров, диджериду (Марии  нравится работать с  музыкантами, которые используют традиционные инструменты –- чтобы вливать в них какую-то новую жизнь). «Во Франции вообще очень уважают уличный перформанс, и если вам когда-либо придется быть там, вы можете совершенно спокойно расставить что-то на улице, и  вас с радостью примут, любой перформанс, особенно если он хорошо подготовлен»,— советует наша героиня.
Потом были Португалия и Испания. В пещерах гранадской Альгамбры Марии довелось увидеть записочку на русском типа «Ваня, я вышла». Там русские просто живут в пещерах!
«Вся Гранада наряду со старинным дворцовым комплексом заполнена современным уличным искусством. И этот контраст уникален»,— говорит Мария. Кстати, приехав в Новосибирск, эта необычная девушка как раз успела на фестиваль граффити. 
Уже в Норвегии Марию поразил сказочный лес, а в местности расположения фьордов не садится даже батарейка в телефоне –- кажется, будто время там остановилось. «В разных типах лесов своя акустика, и каждый раз ты находишь свой звук заново. Для этого, кстати, совсем не обязательно уезжать в разные страны –- можно просто в своем городе искать совершенно разные пространства». Мария также не советует иммигрировать раз и навсегда, поскольку потом очень сложно вернуться. 
В канадском Монреале Марию поразил тот факт, что практически каждый человек там состоит в какой-либо музыкальной группе. Каждые два метра -– это потенциальная площадка для выступлений.
 В хостеле — бывшей тюрьме, уже в Оттаве, Марии приснился странный сон, после которого она помнила только одно слово -– амарук. После произошло чудо: в одном из музеев Мария познакомилась с аборигенками, совершавшими ритуал, которые поразились: слово «амарук» было словом их племени, и то, что до сна Мария его никогда не слышала, выглядело мистикой. 
Работая со звуками, Мария как бы пытается вспомнить что-то из своего прошлого. И этот случай в Канаде словно разбудил девушку: она узрела корень. Она поняла, что свой любимый звук –- шелест листвы –- она услышала впервые именно в родном городе. Это явление Мария называет культурным монументом -– это то, что остается в памяти. И именно в этом смысле культура ей интересна как культура.
Однако свой настоящий дом -– дом души -– девушка обрела в Колумбии, услышав концерт коллектива Time to pay. «Я просто начала плакать. У меня было такое чувство, что я пришла домой. Мы начали выступать, и у каждого концерта была своя тема. Один концерт я сделала вокруг образа звезды карты Таро –- вокруг звука воды. Эта карта означает, что ты нашел свою звезду, свой дом». 

Яна ДОЛЯ, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО» 

 

Другие материалы рубрики:

  • Черно-белый Шишкин

    Вряд ли найдется в России человек, который бы не видел живописных картин И. И. Шишкина. Однако есть и другой Шишкин — черно-белый — мастер гравюр. Выставка «Патриарх лесов» из золотого фонда Красноярского художественного музея им. В. И. Сурикова открылась в Новосибирске