Сродни дипломатии

№ 34(1068), 30.08.2017 г.
Председатель Новосибирской областной общественной организации Всероссийского профсоюза работников оборонной промышленности Евгений Константинович Плахов называет себя «сибиряком тульского разлива». Это связано с историей семьи. Его родители приехали в Новосибирск из Тулы вместе с эвакуированным заводом, названным впоследствии «Сибтекстильмаш». Получилось так, что и дело своей жизни он тоже получил «в наследство» от отца, работавшего в пятидесятых годах председателем профкома. За многолетнюю работу Евгений Константинович награжден многочисленными наградами проф-союза, ему присвоено звание «Почетный работник отрасли боеприпасов и спецхимии»
После службы в армии поступил на «Сибтекстильмаш», неоднократно избирался предцехкома, в профсоюзный комитет. По направлению профсоюза в 1980 году окончил Высшую школу профдвижения. В областной организации Евгений Константинович — с 1985 года. В 1992 году поступил в Академию труда, которую с отличием закончил. Говоря о профсоюзе советских времен, он подчеркивает, что рычагов влияния тогда было больше. «Охрана труда вообще считалась «святым делом», — вспоминает он. — Любое здание, сооружение, оборудование не принимались без нашего участия. Сейчас иначе: Государственная инспекция труда — структура федеральная. Хотя мы с ней успешно контактируем. Коллективный договор, находящийся под контролем профсоюзов, остается краеугольным камнем для установления равноправных отношений между работником и работодателем. Это, можно сказать, наша жизнь. Все социально-трудовые отношения регламентируются Отраслевым соглашением, подписанным в феврале этого года председателем Российского Оборонпрофа А. И. Чекменевым, президентом Союза машиностроителей России С. В. Чемезовым и замминистра промышленности и торговли РФ А. Н. Морозовым».
— Насколько сложен процесс согласования позиций с работодателем?
— Заключение коллективного договора — это тщательная переговорная работа, независимо от того, касается ли она премирования, положения о молодых специалистах или расходов на социальную поддержку, культурно-массовые мероприятия. Поэтому процесс переговоров продолжается не один день. Важно, что ни одна из сторон, заключивших соглашение, не может впоследствии в одностороннем порядке прекратить выполнение взятых на себя обязательств, связанных, например, с реорганизацией предприятия — ведь она может привести к массовым сокращениям. Или с такими базовыми вещами, как охрана труда, регламентация трудовых отношений, режим труда и отдыха, вопросы заработной платы и коэффициента ее индексации. Если не приходим к разумному компромиссу (что бывает довольно редко), составляется протокол разногласий, подключается отраслевая комиссия. Мелочей здесь нет, и любой колдоговор силен своими приложениями, начиная от того, сколько и кому выдавать перчаток, каковы дотации на питание и заканчивая дополнительными отпусками и правилами внутреннего распорядка — все пункты контролируются представителями профсоюзов на всем протяжении действия колдоговора и воспринимаются работодателем ответственно. В моей практике ни разу не было, чтобы администрация приняла внутренний документ без согласования с профсоюзным комитетом.
—  Событием стало подписание договора о присоединении, заключенного между Оборонпрофом, профсоюзом машиностроителей и профсоюзом работников текстильной и легкой промышленности. В чем, по-вашему, смысл объединения?
— Процесс начался около пяти лет назад, инициатором выступил Профсоюз авиационной промышленности и Оборонпроф. Вместе мы стали солиднее, сильнее, более мощными количественно — и это главное. С такой профсоюзной организацией трудно не считаться. Все происходит на фоне возвращения государственного интереса к предприятиям не только оборонки, попыток возрождения машиностроения текстильной и легкой промышленности. 
— У вас, видимо, прибавилось дел.
— В плане более плотного взаимодействия, прежде всего. С теми же машиностроителями — у нас таких предприятий пять.
— Ваша работа — работа с людьми. Она сродни дипломатии. Что самое сложное для вас?
— Колдоговорная кампания. Вопросы оплаты и охраны труда. Иногда работодатели не сразу принимают предложения профсоюза по повышению тарифной ставки, по улучшению условий труда.  Бывает, что взгляд у них «замылился», мы же подходим с иной позиции, подсказываем. А это, в конечном итоге, выгодно и экономике предприятия, и работникам, полезно микроклимату в коллективе. Ведь комфортно работать, когда коллектив слаженный, когда каждый работник понимает, что от его работы зависит не только его личное благополучие, но и, в конечном счете, благополучие коллег. Всего предприятия. Мы регулярно проводим бесплатные обучающие семинары, куда приглашаем представителей работодателя и проф-
актив. В ситуации, когда законодательство постоянно меняется, помощь профсоюза, в том числе и юридическая, крайне полезна. Также областной комитет регулярно с выездом на предприятия заслушивает работу администрации и проф-
союзного комитета по выполнению коллективного договора, где происходит и обмен опытом.
— Вы 32 года в Оборонпрофе. Энергии хватает?
— На здоровье пока не жалуюсь. Работа в профсоюзе  многогранна. Каждый день предлагает новые проблемы. И наша задача — найти решение, максимально облегчить жизнь членам профсоюза. Не только на работе, но и в повседневной жизни.
 

Сергей ГОНТАРЕНКО,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

 

Другие материалы рубрики:

  • Деньги требуют грамотности

    Томская область в начале 2018 года в рамках госпроекта получит бесплатные учебно-методические комплексы для преподавания финансовой грамотности в школах региона, сообщил глава облдепартамента финансов Александр Феденев