Государство «закручивает гайки». Господдержка сельхозпроизводителей стала иной

№ 38(1072), 27.09.2017 г.
Господдержка АПК — всегда вопрос жаркой дискуссии. Какой она должна быть? Каковы ее критерии? Является ли она гарантией того, что получивший ее сельхозпроизводитель, использующий, скажем,  морально устаревшую технику или технологию, в состоянии производить качественную и в достаточном количестве продукцию? А переработчик способен полностью загрузить свои мощности необходимым сырьем? Достаточно ли одного желания? 
 При этом остается очевидным, что господдержка должна быть целенаправленной, адресной и эффективной. О реализации новых подходов по оказанию мер господдержки аграриям региона сообщил министр сельского хозяйства Новосибирской области Василий Пронькин.
Характеризуя текущую ситуацию в АПК региона, министр обратил внимание, что меры гос-поддержки уже принесли свои плоды. В частности, динамика выполнения одной из основных задач этого периода — заготовки кормов — уже дали гарантии спокойной зимовки скота. А это уже немало. Полным темпом идет уборка. В этом году с учетом озимых культур на территории Новосибирской области предстоит убрать один миллион 601 тысячу гектаров зерновых. Ожидания от урожая — оптимистичные: валовый объем зерна прогнозируется на уровне двух миллионов 606 тысяч тонн, а значит, урожайность сохранится на уровне прошлого (очень удачного для нашей области) года. Оценивая продуктивность животноводства, министр отметил опережающую динамику роста: в среднем по области удой на фуражную корову может составить 4520 кг. По поголовью молочных коров (с учетом крестьянско-фермерских хозяйств) Новосибирская область подросла до 129 тысяч животных, что является вторым результатом в России. 
За счет чего это достигается? Конечно же, не только благодаря реализации инвестпроектов, подобных тем, которые действуют в Маслянинском и Каргатском районах («Сибирская Нива» и «Русское поле»). Но и благодаря положительной динамике большинства районов области. То же самое можно сказать о продуктивности, о тенденции роста поголовья крупного рогатого скота — мясного и молочного направления. 
Все это в сумме находится в рамках выполнения целевых индикаторов, обозначенных в подписанном с министерством сельского хозяйства соглашении, нацеленном на оказание мер государственной поддержки сельхозтоваропроизводителям нашего региона. Именно поэтому эти сухие цифры, включенные в федеральную сводку итогов первого полугодия 2017 года, и предопределяют, что называется, «суть и содержание» поступившей господдержки.
А теперь главное: какова ее эффективность, и все ли довольны механизмом предоставления, учитывая, что с 1 января 2017 года меры господдержки существенно изменились? Причем, не в связи с принятием новых нормативно-правовых актов Новосибирской области, а решением федеральных властей.

Господдержка по-новому: «Не хочешь — не надо»! 

Первое, о чем стоит сказать, изменились они — по всем направлениям. И по растениеводству, и по животноводству. В растениеводстве новшеством стала погектарная поддержка, предоставляемая предприятиям, которые к уровню предыдущего года не уменьшили свои посевные площади. 
Чем обусловлена подобная мера? Федеральное министерство посылает сигнал: необходимо не сокращать, не пытаться освободиться от земли, а напротив — вводить в оборот новую. Сельхозтоваропроизводители, разделившие такой подход федералов, получили в этом году более 600 миллионов рублей.
Отдельный пункт касается изменения нормативной базы, связанной с требованием использования семян, отвечающих посевным кондициям. В чем суть этого новшества? Оно вполне адекватно объективной реальности, поскольку не секрет, что 52 процента семян в Новосибирской области — либо массовых репродукций, либо семена вообще «без происхождения». Которые, по определению министра, «нельзя назвать даже рядовыми». 
Несоблюдение этого, вновь принятого «стандарта качества» уже стало проблемой для почти 60 хозяйств Новосибирской области. Они просто лишились государственной поддержки, не выполнив обязательства, преду-
смотренные нормативно-правовой базой. Вывод простой: государство не намеревается субсидировать те хозяйства, которые не желают развиваться. А развитие возможно только там, где ко всему относятся серьезно. И это — второй посыл российского правительства, призывающего к субсидиарной ответственности перед государственным бюджетом — и со стороны власти, и со стороны субъектов регионального сельхозпроизводства.
Теперь о государственной поддержке животноводства. Здесь также приняты здравые, во всяком случае, на первый взгляд, изменения. Прежде всего, — связанные с показателями продуктивности скота, количеством поголовья и объемом реализованного молока. То есть динамика значимых экономических показателей оценена по всей производственной цепочке. Оценена въедливо, в чем, опять же, уже убедились хозяйства, документально не подтвердившие факт реализации молока (они либо торговали по собственным соглашениям, либо пренебрегли отчетностью). Итог закономерен: меры государственной поддержки на них не распространились.
«Государство стало более жестко контролировать подходы к оказанию мер государственной поддержки, — отметил Василий Пронькин. — Это сказалось и на изменении региональных нормативных актов, в частности — областного закона в части субсидирования приобретенной техники. Мы расширили перечень техники, которая субсидируется за счет средств областного бюджета, а в прошлом году — погасили все свои обязательства перед сельхозтоваропроизводителями». 
В 2017 году в перечень субсидируемой внесена техника, произведенная на территории Новосибирской области. На эти принятые правительством меры господдержки активно откликнулись машиностроители, увеличив объем производимой сельхозтехники. Это подхлестнуло рынок. Например, за первое полугодие этого года реализация семяочистительных машин компании «Агропромспецдеталь»  возросла практически в 2,5 раза, что, несомненно, является показателем эффективности мер, принятых на региональном уровне. Причем позитивно это сказывается и на селянах, и на промышленниках.

Ренессанс «малых форм» 

Одним из федеральных приоритетов вновь названа государственная поддержка малых форм хозяйствования. Поощряется создание семейных животноводческих ферм, действует программа «Начинающий фермер», ренессанс ожидают сельскохозяйственные потребительские кооперативы. Если в прошлом году здесь использовалась грантовая модель гос-поддержки, то в этом перешли на предоставление субсидии. 
Основным критерием, дающим право на ее получение, стало выполнение ряда условий. Это — предоставление бизнес-плана на реализацию своего проекта, обладание земельными ресурсами и обязательное подтверждение наличия собственных средств в банке. Условия, прямо скажем, жесткие. Трудно себе представить, что любой фермер (тем более «начинающий») сможет их выполнить.
 Чем продиктована такая требовательность? Государство, проанализировав ситуацию с предоставлением господдержки фермерам с 2012 года, явно решило «закрутить гайки». И тому, по мнению министра, есть логическое объяснение. В прошлом году, например, было возбуждено несколько уголовных дел, фигурантами которых становились фермеры —  недобросовестные пользователи государственных грантов. В итоге решено, что, начиная с 2017 года, все средства будут поступать через федеральное казначейство. Соответственно, теперь их нецелевое использование будет исключено автоматически.
 При этом интересно, что, несмотря на усложнение процедуры предоставления субсидии, количество заявок фермеров, желающих открыть собственное дело, существенно превысило предоставленную квоту. Из 115 заявок удовлетворено только 28. Та же динамика наблюдается и в отношении иных малых форм хозяйствования.

Кое-где — даже упрощение

Какова общая ситуация с предоставлением мер государственной поддержки в Новосибирской области в 2017 году? На сегодняшний день из средств федерального и областного бюджета сельхозтоваропроизводителям выделено два миллиарда 200 миллионов рублей. Из них 993 миллиона рублей — средства областного бюджета. Уже ясно, что государство определило для себя четкую линию, более взыскательно отнесясь к соискателям господдержки. Отсюда — жесткость и скрупулезность в подходах.
Упрощение механизма коснулось разве что растениеводов: в прошлом году они получали 85 процентов средств  — до посевной и 15 процентов — после нее. Сейчас все 100 процентов средств господдержки были перечислены сразу — на основании тех планов проведения весенних полевых работ, которые предоставили новосибирские сельхозпредприятия.
  «Это привело к тому, что некоторые предприятия — пересеяли, а другие — недосеяли планируемый объем, — прокомментировал Василий Пронькин. — Кто не сумел закончить сев в заявленном документально объеме, получили претензию и вынуждены были возвратить часть «неосвоенных» денежных средств. Кто «перевыполнил» собственный план — сделал это за свой счет, что логично. Хотя все это и является «техническим моментом», я хочу призвать всех к ответственности и внимательности в отношении взятых на себя обязательств. Это будет являться залогом взаимной качественной работы».

Денежки под 5 процентов любят счет вдвойне

Чрезвычайно важным и, пожалуй, наиболее дискутируемым вопросом в течение ряда лет остается вопрос кредитования сельхозпредприятий. На федеральном уровне разработана более-менее внятная модель льготного кредитования, согласно которой сельхозтоваропроизводители, имеющие право на кредитные ресурсы, получали их по банковской ставке не более пяти процентов. Остальное субсидировалось банком за счет средств федерального бюджета.
«На мой взгляд, в этом году это наиболее острая и конфликтная тема, касающаяся мер господдержки, — подчеркнул министр. — Во-первых, нельзя из Москвы руководить всеми сельхозпредприятиями страны, ведь вследствие этого кредиты приходят с большой задержкой, и это понятно: оперативно переработать такой объем документов со всех регионов России крайне проблематично. Кроме того, сказался ажиотажный спрос».
Цифры такие: если в предыдущие годы объем кредитования малых форм хозяйствования был в пределах 123—127 млн рублей, то в этом году поступили заявки на сумму в 300 млн рублей. К тому же «сбоил» и сам механизм. В итоге российский Минсельхоз изменил подход к кредитованию, отдав лимиты на откуп регионалов. Это должно исключить проволочки в предоставлении  денежных средств. Одновременно региональное Заксобрание утвердило решение о выделении 100 млн рублей на субсидирование процентной ставки по краткосрочным кредитам, взятым с первого января 2017 года на проведение полевых работ.
Что мы имеем в «сухом остатке»? Очевидно: критерии господдержки стали жестче, что логично — деньги любят счет. Но это — лишь часть истины. Вторая (и самая важная) ее часть заключается в том, что государство не хочет быть «дойной коровой». Поэтому и ставит барьер для нерадивых.  Оно стремится к партнерским отношениям с честным и серьезным сельхозпроизводителем, нацеленным на развитие.
 

Сергей ГОНТАРЕНКО,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»