Открыть Америку

№ 38(1072), 27.09.2017 г.
Тема взаимоотношений между Россией и США сегодня, в период очевидной политической конфронтации, как никогда остра и актуальна. В номере от 23 августа мы рассказали вам, дорогие читатели, о новосибирском пловце Павле Буянове, который обрел себя (и даже освоил новые профессии) в Америке. Однако он в этом отношении отнюдь не одинок: целый ряд сибиряков из разных видов спорта пошел тем же путем. Наша газета собрала истории наших земляков, «перемахнувших» через Атлантику в поисках лучшей спортивной жизни
Наши сегодняшние герои — они такие разные. Кто-то построил в «мекке капитализма» блестящую карьеру, кто-то остался в тени. Кто-то неразрывно связывает свое будущее с США, а кто-то уже давно вернулся на родину. Не все стали знаменитостями и звездами в полном смысле этого слова и заработали миллионы долларов. Но всех их объединяет Америка, послужившая им вторым домом.

Второе дыхание Павла Буянова

Как минимум четверо пловцов из Новосибирска сейчас живут и тренируются в США. Валентина Артемьева и Антон Лобанов «отчалили» последними — чета последовала примеру Владимира Морозова (бронзового призера Олимпийских игр-2012, многократного чемпиона Европы и мира в 25-метровом бассейне) и Павла Буянова, которые, впрочем, уезжали по-разному. Десять лет назад последний решился круто изменить свою жизнь и не прогадал: вдали от дома у угасающего таланта внезапно открылось второе дыхание. Сейчас Павел работает детским тренером в Нью-Йорке.
— Павел, какие результаты показывали в России? — спрашиваю молодого специалиста, заглянувшего в отпуске в родной город.
— К сожалению, тогда было очень сложное время. На тот момент плавания и спорта здесь практически не существовало. Все было в руинах. Это было начало нулевых годов. Перспектив как таковых не было. По большому счету, плавать в России я закончил в 2001 году, когда в 16 лет стал мастером спорта.
— Пытались пробиться в сборную России после отъезда в США?
— Да, летом 2008 года я приезжал на чемпионат России, отборочный к Олимпийским играм в Пекине. Лучший результат показал на «полтиннике» брассом — стал четвертым. Я, в принципе, не рассматривал себя всерьез как кандидата в сборную, и только когда оказался на месте, понял, что были реальные шансы. Если бы мы как следует подготовились, проделали определенную работу и правильно провели акклиматизацию, я был бы как никогда близок к национальной команде.
— Тяжело было на первых порах в незнакомой стране?
— Даже не припомню каких-то стрессовых ситуаций. Язык я знал. К тому же в Нью-Йорке много русских. Уровень требований в американском университете — а я изучал маркетинг — после нашего НГТУ показался мне смешным. Система обучения в Америке абсолютно иная, гораздо более демократичная. Там человек более ответственен за свою учебу: ты сам составляешь свое расписание и план. Хочешь — учишься, не хочешь — не учишься. Если здесь, в России, учеба — это постоянный стресс, куча предметов, пары шесть дней в неделю, то там все было очень легко: для того, чтобы считаться, как тут говорят, студентом дневного отделения, достаточно посетить 12 часов уроков в неделю.
— На чем основывается американская система подготовки пловцов?
— Многое отдается на откуп клубам. Не знаю, можно ли подобное организовать в России. Все-таки в США весь любительский спорт держится на родительских деньгах. Тренировки, соревнования, персональные уроки, зарплата тренерам, экипировка — все оплачивают родители. Ситуация меняется, когда человек выходит на уровень национального юниорского чемпионата — это примерно соответствует нашему званию мастера спорта. С этого момента семья не платит за тренировки, местная федерация оплачивает поездки на соревнования, клуб дает стипендию. Чем выше уровень, тем серьезнее финансирование.
— Насколько это дорого — заниматься плаванием в США?
— В абсолютном выражении цифры кажутся высокими. У нас далеко не самая дорогая команда в Нью-Йорке, занятия обходятся около двух тысяч долларов в год — это обязательная плата за членство в клубе. Если добавить расходы на соревнования и прочие траты, на одного ребенка выйдет порядка пяти тысяч долларов. Но при средней зарплате в 70—80 тысяч это не такие большие деньги.
— Многие наши детские тренеры жалуются на низкие заработки. За океаном ситуация, надо понимать, в корне иная?
— В США у детского тренера обычно почасовая оплата труда. На самом деле на эти деньги — примерно 15 тысяч долларов в год — там не прожить. Работы мало (два-три часа в неделю), но и вознаграждение соответствующее. Для кого-то это подработка, дополнительный доход, для кого-то — хобби. Тренеры, занимающиеся в небольших клубах с детьми до 11 лет, как правило, работают по совместительству учителями. Ведут в школе физкультуру либо базовые предметы.
— Как выходите из положения вы?
— У меня немножко другие условия, меня изначально брали как более профессионального в плавании человека. Я работаю по контракту. Кроме того, развиваю собственную небольшую школу, где даю персональные и групповые уроки.

Гены путешественника Владимира Тарасенко

На небосклоне Национальной хоккейной лиги нынче сверкают, в том числе, и сибирские звезды. Воспитанник новокузнецкого «Металлурга» Сергей Бобровский, защищающий ворота «Коламбус Блю Джекетс», уже дважды брал «Везина Трофи» — приз лучшему вратарю регулярного чемпионата. Его земляк из «Вашингтон Кэпиталз» Дмитрий Орлов заключил летом завидный 30-миллионный контракт на шесть лет — немногие защитники лиги могут похвастаться подобным трудовым соглашением!
Имя форварда «Сент-Луис Блюз» Владимира Тарасенко, выросшего в мастера в новосибирской «Сибири», не сходит с уст заокеанских комментаторов. Изначально хоккейный маршрут из Новосибирска в Америку проложили защитник Ян Голубовский и нападающий Дмитрий Набоков, пик карьеры которых был отмечен на рубеже веков. Первый старше второго на один год и матчей в ведущей хоккейной лиге тоже провел на один больше (56). И пусть в НХЛ новосибирцы не задержались, направление открылось, и импульс был дан. С обоими, что интересно, играл в одной команде отец Владимира Андрей Тарасенко.
Тяга к приключениям у Влади, сегодняшнего кумира американцев и россиян, в крови — эту черту нападающий сборной России унаследовал от бабушки. Как выяснилось из беседы с дедом бомбардира, в одаренном парне соединились гены спортсмена и путешественника.
«Я проходил армейскую службу на Дальнем Востоке. Там, на стадионе, познакомился с будущей супругой (Валентиной Дмитриевной, бабушкой звезды НХЛ. — Прим. авт.). Я занимался футболом и хоккеем, она — легкой атлетикой, здорово бегала спринт, — повествует Владимир Тарасенко-старший. — Еще жена всерьез увлекалась туристическим ориентированием. Она переправлялась на канате через реки, пробиралась через перелески, ставила палатки. Зимой — примерно то же самое, только на лыжах».
«Я родом с Сахалина. Везде бегала на лыжах за свой регион — там это основной вид спорта. И вообще в школе я занималась всем: волейбол, баскетбол, бег, — подключается к разговору Валентина Дмитриевна. — Мальчики меня не интересовали, меня интересовал только спорт (смеется). Я физкультуру больше всех любила. Наверное, эти гены передаются следующим поколениям. Будучи школьницей, ездила в составе сборной Сахалина на Всесоюзный туристический слет. Соревнования проходили в Ульяновске и были посвящены Ленину. Скалолазание, плавание, бег по пересеченной местности — чего там только не было! В общем, преодолевали препятствия. Я заняла второе место.
В ту поездку я впервые побывала в Ленинграде. Там же я доучивалась в университете по специальности геофизика — так меня премировали за отличные оценки, полученные во Владивостоке. Я педант, и мне надо, чтобы все было сделано на пять с плюсом. Я сказала себе: «Как это я не узнаю в таком красивом городе все?» Мне было бы стыдно в университетской среде! Я взяла с собой блокнот. Дворцы, музеи, некрополи — я все записывала. Мне казалось, что я, студентка, за два года узнала о городе больше молодого коренного ленинградца».
Надо же такому случиться, хоккеист-путешественник спустя долгие годы пошел по стопам бабушки. В НХЛ Тарасенко отправился транзитом через культурную столицу, поносив с годик свитер СКА. Мог ли он при такой врожденной склонности к странствиям выбрать в конечном счете иное продолжение карьеры, нежели в манящей Америке?

Бросок через океан

Двум сверхрослым сибирским парням удалось, образно выражаясь, перебросить мяч через океан. Рост томича Александра Кауна составляет кажущиеся фантастическими 211 см, но и он меркнет в сравнении с новосибирцем Павлом Подкользиным, который вымахал, страшно представить, до рекордных 226 см! Оба пробовали свои силы в НБА: первый — в клубе «Кливленд Кавальерс», второй — в «Даллас Маверикс». Правда, закрепиться в сильнейшей баскетбольной лиге на планете не удалось ни одному, ни другому.
В регулярном чемпионате гиганты-ровесники выходили на паркет по большим праздникам, а в матчах плей-офф не появлялись вовсе. Однако если Павел оказался в элитной компании на заре карьеры, то Александр — на закате. Тем удивительнее, что оба центровых успели разжиться за океаном трофеями. Подкользин подержал в руках кубок за победу в конференции, сыграв, правда, в тот сезон всего один матч за основную команду.
— Выход в финал НБА — это прекрасные воспоминания, такое не забывается, — мысленно погружается в прошлое Павел Подкользин, самый высокий человек России, в настоящее время подыскивающий себе новую команду. — Мой старший сын Филипп родился в США, у него есть американское гражданство. Так что дорога туда для нас открыта. Склоняюсь к тому, чтобы оба сына в будущем уехали учиться в Америку и играли там. У них мощная система колледжей. А вернуться никогда не поздно, это можно будет сделать в любой момент.
Каун пошел дальше и с первого захода стал чемпионом НБА, исполнив свою мечту, после чего благополучно завершил карьеру, когда ему едва исполнился 31 год. Радость победы с сибиряком разделил одноклубник Тимофей Мозгов — больше никому из россиян не удавалось выиграть главный трофей НБА. О таком финале мечтают многие. Если добавить к этому титулы чемпиона NCAA (Национальной ассоциации студенческого спорта) и многократного чемпиона России, а также бронзу Олимпийских игр в Лондоне-2012, получается славная спортивная биография, пусть и не столь продолжительная. К слову, из баскетбольной «тусовки» Александр, оставшийся по ту сторону океана и женатый на американке, не выпадает.
— С Саней мы знакомы с детства. Мы оба из Томска, и, к тому же, одногодки, — характеризует товарища Сергей Токарев, лидер БК «Новосибирск». — Мы вместе играли за город, поддерживаем контакт и сейчас. Он, можно сказать, строит «мостик» в Америку для молодых ребят из Томска, Новосибирска и других сибирских городов. Помогает лучшим из них поступать в тамошние учебные заведения, обо всем договаривается.
Со слов сибиряков — покорителей Америки становится понятным, что там к спорту другое, более профессиональное и щепетильное отношение. Причем на всех уровнях. Потому-то туда и хочется уезжать, невзирая на то, что здесь тем же хоккеистам зачастую предлагают даже значительно большие деньги. А вражды, которая присуща политической арене, между обычными людьми, по свидетельствам наших собеседников, нет и в помине.

Андрей ВЕРЕЩАГИН,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»