Крест Христов как божественная лестница

№ 38(1072), 27.09.2017 г.
Сегодня, 27 сентября, Православная Церковь отмечает необычный праздник, который называется  Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня. Праздник Воздвижения, посвященный Кресту, на котором распяли Иисуса Христа, выражает литургический (богослужебный) аспект почитания христианами Голгофского Креста как орудия спасения человечества. Название «воздвижение» указывает на торжественное поднятие Креста вверх, после обнаружения его в земле
Это единственный двунадесятый праздник (т. е. один из двенадцати величайших праздников годового церковного цикла), исторической основой которого явились не только новозаветные события, но и более поздние — из области церковной истории.
Рождение Богоматери Девы Марии, праздновавшееся шестью днями ранее, — преддверие тайны воплощения Бога на земле, а Крест возвещает о Его будущей жертве. Поэтому праздник Креста тоже стоит в начале церковного года (27 сентября).
Это торжество имеет один день предпразднства (26 сентября) и семь дней послепразднства (с 28 по 4 октября). Отдание (т. е. окончание) праздника — 4 октября.

Причина бесчисленных благ

С праздником Воздвижения Креста Господня Православная Церковь соединяет благоговейное и благодарное воспоминание о самом Кресте, на котором был распят наш Спаситель, и отрадно-грустное воспоминание событий обретения честного и достопоклоняемого древа этого Креста Господня.
В этот день Православная Церковь приглашает верующих воздать благоговейное почитание Честному и Животворящему Кресту, на котором Господь наш и Спаситель перенес величайшие страдания ради нашего спасения.
На этом Кресте, по словам церковных песнопений, «смерть умерщвляется и ныне пуста явися», на нем «соделал спасение Предвечный Царь посреди земли» и им осуществлена «вечная правда»; для нас же Крест Христов — божественная лестница, которой «восходим на небеса»; спасительное это древо — «оружие мира, непобедимая победа».
Как же нам не благодарить Господа в этот праздник, воздавая поклонение Кресту Христову, который явился для нас «зарями нетленными» нашего спасения, которым открыт для нас доступ в царство Божие, к небесному блаженству, через который мы получили «бессмертную пищу»!
По словам св. Иоанна Златоуста, жившего в IV веке, «Крест — глава нашего спасения; Крест — причина бесчисленных благ. Через него мы, бывшие прежде бесславными и отверженными Богом, теперь приняты в число сынов; через него мы уже не остаемся в заблуждении, но познали истину; через него мы, прежде покланявшиеся деревьям и камням, теперь познали Спасителя всех; через него мы, бывшие рабами греха, приведены в свободу праведности, через него земля, наконец, сделалась небом». Крест — «твердыня святых, свет всей вселенной. Как в доме, объятом тьмою, кто-нибудь, зажегши светильник и поставив его на возвышении, прогоняет тьму, так и Христос во вселенной, объятой мраком, водрузив Крест, как бы некоторый светильник, и подняв его высоко, рассеял весь мрак на земле. И как светильник содержит свет вверху на своей вершине, так и Крест вверху на своей вершине имел сияющее Солнце правды» — нашего Спасителя.
Как писал профессор Михаил Николаевич Скабалланович: «Вот чем является для христиан Крест Христов, и мы свято и благоговейно должны почитать и почитаем его. Каждый из нас всю жизнь свою освящает крестом и крестным знамением. С раннего детства и до самой смерти каждый христианин носит на себе, на груди своей крест как знамение Христовой победы и нашей защиты и силы; каждое дело мы начинаем и оканчиваем крестным знамением, делая все во славу Христову. Как такую защиту и охрану, мы начертываем знамение креста на всем для нас дорогом и святом, и на своих домах, и на стенах, и на дверях. Крестным знамением мы начинаем день, и с крестным знамением мы погружаемся в сон, заканчиваем день.
Теперь крест — наша величайшая святыня, наша слава, наш духовный всепобеждающий меч, и таким его сделал для нас Христос своей смертью и своими страданиями на Кресте».
Иисус принял на Кресте мучительнейшую из казней, «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (Новый Завет, 1Пет. 2:24), «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (НЗ, Филиппийцам 2:8). Какое, в самом деле, поразительное, превышающее человеческое понимание зрелище. «Вот, — воспевает сегодня Церковь, — Владыка твари и Господь славы пригвождается на Кресте и прободается в ребра; Сладость Церкви вкушает желчь и оцет; Покрывающий небо облаками облагается терновым венцом и одевается одеждой поругания; Создавший рукою человека заушается (ударяется) тленною рукою; Одевающий небо облаками принимает удары по плечам, принимает заплевания и раны, поношения и заушения и все терпит ради нас, осужденных» (стихира). 
Потому христиане, облагодетельствованные крестной смертью и страданиями Спасителя, не могут не преклоняться в благоговейном трепете перед Крестом, на котором распялся Спаситель, не могут не чтить свято Крест, который есть для христиан слава и победа во Христе и со Христом.

Древо Креста

Такое высокое и священное значение Креста Господня, естественно, делало в глазах христиан величайшей святыней и самое древо Креста Господня, тот самый деревянный крест, на котором был распят Спаситель. Но первоначально этот святой Крест не был сохранен христианами, не был достоянием верующих, в течение целых трех столетий не было даже известно точно место, где эта святыня укрыта. 
По раввинскому предписанию, «камень, которым кто-нибудь был убит, дерево, на котором кто-либо был повешен, меч, которым кто-нибудь был обезглавлен, и веревка, которой кто-нибудь был задушен, должны быть погребены вместе с казненными». Но, не говоря о том, что Иисус Христос был предан смерти по законам римской казни, это требование раввинского закона не могло быть исполнено в отношении ко Христову Кресту еще и потому, что тело Иисуса было погребено руками Его учеников и друзей. Во всяком случае, весьма вероятно, что все три креста (Спасителя и двух разбойников) были положены или зарыты вблизи от места распятия. 
Благоговейная память непосредственных свидетелей и очевидцев распятия — учеников и учениц, конечно, свято хранила своим почитанием и поклонением это место. Никакие последующие обстоятельства жизни первых христиан, как бы тяжелы для них эти обстоятельства ни были, не могли заставить их забыть места, освященные величайшими событиями жизни Христа. 
Впоследствии хранителями воспоминаний о святых местах смерти и погребения Спасителя были первые иерусалимские епископы и последующие христиане. Уже св. Кирилл Иерусалимский свидетельствует, что со времен апостольских начались путешествия в Иерусалим для поклонения местам, освященным воспоминаниями о разных событиях земной жизни Господа Иисуса Христа. Взятие и разрушение Иерусалима Титом (Тит — римский император с 79 по 81 г. I в. Иерусалим завоеван им в 70 г. по Р. Х. при прежнем императоре Веспасиане) в значительной степени изменили многие места города, — могли подвергнуться изменению, засыпанию мусором и развалинами также и священные места распятия и смерти Иисуса Христа. 
Кроме того, историк IV в. Евсевий Памфил свидетельствует, что враги христиан — язычники — принимали меры к тому, чтобы скрыть и даже осквернить святые для христиан места; что нечестивые люди с нарочитой безумной целью совершенно изменили вид местности Голгофы и святого Гроба. Святую пещеру они засыпали мусором, насыпь сверху вымостили камнем и здесь воздвигли алтарь богини сладострастной любви.
Другие историки свидетельствуют, что особенно старался осквернять все святые места идолами и жертвами нечестивый император римский Адриан (117—138 гг. по Р.Х.). Воздвигнув на месте разоренного Титом Иерусалима город, он велел засыпать гроб Господень землей и множеством камней, а на той горе, где был распят Спаситель (на «скале Креста»), он построил храм языческой богине Венере и поставил ее идол, а над Гробом Господним поставил идол Юпитера. 
Но ни разрушение Иерусалима Титом, ни восстановление его Адрианом не могли так изменить город и святые места, чтобы помнившие эти места христиане не узнали бы их, не могли бы их найти. А стремления некоторых осквернить и скрыть эти места достигали совершенно обратной цели: своими насыпями и идольскими сооружениями они прочно отмечали эти места, делали невозможным забвение их верующими и даже самими язычниками. 
Благоговейно хранимое в памяти верующих и прочно отмеченное язычниками, хотя и оскверненное ими, святое место смерти Иисуса оставалось в неприкосновенности до времени царя Константина Великого. Этот император, еще будучи внешне язычником, а по деятельности являясь христианским государем, имел основания особенно чтить Крест Христов. Это знамя Христовой победы, по Божественному устроению, трижды послужило для Константина Великого знамением его победы над врагами. 
В 312 г. Константин воевал против жестокого Максентия, воцарившегося в Риме, преследовавшего и убивавшего христиан. По словам тогдашнего историка (уже упоминавшегося Евсевия), Максентий, готовясь к борьбе с Константином, прибегал к разным волшебствам и суеверным обрядам; Константин же, не совсем полагаясь на силу своего войска, чувствовал необходимость в сверхъестественной помощи над врагом, а потому размышлял о том, какому Богу он должен молиться об этой помощи. В эту тяжелую минуту Константин вспомнил о том, что его отец Констанций, оказывавший покровительство христианам, пользовался благословением, тогда как гонители христиан имели бедственную кончину, — и потому решился обратиться с молитвой к Богу Констанция, единому, верховному Существу. И вот, когда он отдался усердной молитве, то около полудня увидел на небе лучезарный крест, сиявший сильнее солнечного света, с надписью на нем: «Сим победиши» («этим победишь»). 
Данное чудесное знамение видели и воины, среди которых был полководец Артемий, впоследствии замученный (при Юлиане Отступнике) за Христа. Пораженный необычайным небесным видением, Константин впал в глубокий сон, и во сне явился ему сам Спаситель Иисус, опять показал ему то же знамение креста, повелел ему употреблять изображение креста, как знамя в войсках, и обещал ему победу не только над Максентием, но и над всеми врагами. Проснувшись, Константин повелел сделать Крест Господень по подобию виденного им знамения из драгоценных камней, а также начертать изображение креста на знаменах, на оружии, шлемах и щитах своих воинов. 
С тех пор войска Константина совершали походы, имея своим знамением крест, соединенный с первыми буквами имени Спасителя. В битве на Мельвийском мосту (через Тибр) Константин одержал блестящую победу над Максентием (28 октября 312 г.). Сам Максентий утонул с множеством своих воинов в реке, а Константин победоносно вошел в Рим. После этого он воздвиг в Риме статую себе, державшую в правой руке крест, а в надписи на статуе победа над Максентием приписывалась «спасительному знамению» креста. Также в войне с византийцами и скифами еще дважды Константин видел на небе чудесное знамение креста, которое возвестило ему победу над врагами.
Профессор М. Н. Скабалланович писал о том, что легко понять, каким благоговением к Кресту Господню было преисполнено после этих событий сердце христолюбивого царя Константина. И вот этот император, «не без внушения свыше, но побуждаемый Духом самого Спасителя», решил не только отыскать само древо Креста, воздать ему поклонение, но и «священнейшее место спасительного воскресения в Иерусалиме сделать предметом всеобщего благоговейного почитания» — построить над ним храм (Евсевий Кесарийский. О жизни Константина, кн. III, гл. 25). 
Исполнительницей намерения императора явилась его мать, царица Елена, по настояниям самого императора принявшая христианство, отличавшаяся благочестием и пламенной ревностью по вере Христовой. 
В 326 г. Елена отправилась в святую землю с целью отыскать и посетить места, освященные главнейшими событиями жизни Иисуса Христа. Прибыв в Иерусалим, исполненная благочестивого желания найти пещеру гроба Господня и честное древо Креста, она ревностно принялась искать их. Патриархом в Иерусалиме был в то время Макарий, встретивший царицу с подобающими почестями и оказывавший ей помощь в ее деле.
По преданию, записанному у св. Григория Турского (лат. Gregorius Turonensis, VI в.), к евреям, жившим в Иерусалиме, царица Елена обратилась с просьбой указать ей место, где скрыт Крест. Ее привели к тому месту, где был насыпан большой холм из земли, мусора и камней и где некогда римский царь Адриан построил капище в честь языческой богини Венеры. Когда разрушили идольский храм, разбросали мусор и раскопали землю, были обретены место Гроба Господня и Воскресения, а также Лобное место — место распятия Христа. Чудесное благоухание указало рывшим землю и присутствовавшим эти места. Вблизи Лобного места нашли три креста, гвозди и ту дощечку, насмешливо написанную Понтием Пилатом на трех языках, которая была прибита над головой распятого Спасителя. Ее текст был таким: «Иисус Назарянин, Царь Иудейский». Теперь часто на крестах пишут аббревиатуру эту надписи по-славянски «I.Н.Ц.I» или по-латински «INRI».
Однако теперь эта табличка лежала отдельно от крестов, и поэтому не было возможности понять, на котором из трех крестов был распят Спаситель. 
Тогда патриарх Макарий предложил произвести испытание: на место обретения крестов была принесена одна находившаяся при смерти женщина. Присутствовавшие с Макарием помолились, чтобы Крест Христов был указан через исцеление этой женщины. Сначала два креста без успеха были приложены к болящей, а при прикосновении третьего совершилось исцеление больной.
Здесь стоит отметить, что о вышеописанном чуде различные историки (Руфин, Сократ, Созомен, Феодорит, Никифор Каллист и др.) повествуют неодинаково. Многие говорят не об исцелении больной женщины, а о воскрешении через возложение Креста Господня на мертвого или мертвую, которых несли невдалеке от места обретения Креста Христова. Наиболее принятое в житиях святых повествование говорит, что силой Креста Господня был воскрешен проносимый мимо места нахождения крестов мертвец. А принятый нами рассказ см. у блаж. Феодорита (Церковная История I, 18), Сократа (I, 17) и у Созомена (II, 1).
Итак, в полноте благоговейной радости и духовного умиления царица и все бывшие с ней воздали поклонение и целование Кресту. А так как, вследствие множества народа, не все могли поклониться честному древу Креста Господня и даже не все могли видеть его, то патриарх Макарий, встав на высоком месте, поднимал — воздвигал св. Крест, показывая его народу. Народ поклонялся Богу перед Крестом, восклицая: «Господи, помилуй!» Вот отсюда-то и получил свое начало и название праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. 
Событие обретения Честного Креста Господня и чудеса, сопровождавшие его, произвели большое впечатление не только на христиан, но и на иудеев. Еврей Иуда, так неохотно указавший нахождение святых мест царице Елене, вместе с многими евреями уверовал во Христа и крестился, получив в святом крещении имя Кириак. Впоследствии он был патриархом Иерусалимским и претерпел мученическую смерть при императоре Юлиане Отступнике. 
Сам император Константин впоследствии в послании к Иерусалимскому патриарху Макарию писал об обретении Честного Креста Господня: «Нет слов для достойного описания этого чуда. Знамение святейших страстей, скрывавшееся так долго под землей и остававшееся в неизвестности в течение целых веков, наконец воссияло» (Евсевий Кесарийский. О жизни Константина, кн. III, гл. 30). 

Судьба древа Креста

Что касается судьбы самого обретенного св. Еленой древа Креста Господня, то она, к сожалению, не может быть указана точно и вполне определенно. Как указывает проф. М. Скабалланович, древо Креста Господня представляло для христиан столь великую святыню, что христиане, уже при самом обретении его в большом количестве наполнявшие Иерусалим, не только горели желанием поклониться ему, но, если возможно и удастся, получить от него частичку. Действительно, св. Кирилл Иерусалимский (IV в.) свидетельствует, что уже в его время маленькие части Животворящего Креста были распространены по всей земле. 
Св. Иоанн Златоуст (IV в.) свидетельствует, что «многие, как мужи, так и жены, получив малую частицу этого древа и обложив ее золотом, вешают себе на шею».
Но не все крестное древо было унесено таким образом из Иерусалима. Часть обретенного древа Креста и гвозди от него царица Елена послала своему сыну Константину, а остальное было заключено в серебряный ковчег и вручено предстоятелю Иерусалимской Церкви с приказанием хранить для грядущих поколений (об этом свидетельствуют историки Феодорит, Сократ, Созомен. См. у проф. Н. Маккавейского «Археология истории страданий Господа Иисуса Христа», Киев, 1891 г., с. 291).
И св. Кирилл Иерусалимский подтверждает, что честное древо Креста Господня в его время хранилось и показывалось народу в Иерусалиме. А в описании богослужения Великой Пятницы в Иерусалиме, сделанном некоей знатной паломницей IV в. (Сильвией, или Етерией), мы находим интересное описание самого обряда поклонения древу Креста Господня с указанием тех мер, какие при этом принимались против расхищения святого древа благочестивыми паломниками. 
«На Голгофе, — говорится в этом описании, — за Крестом, т. е. за храмом в честь св. Креста, еще до шестого часа утра поставляется епископу кафедра. На эту кафедру садится епископ, перед ним ставится стол, покрытый платком, кругом стола стоят диаконы и приносится серебряный позолоченный ковчег, в котором находится святое древо Креста; открывается и вынимается; кладется на стол как древо Креста, так и дощечка (titulus). Итак, когда положено на стол, епископ сидя придерживает своими руками концы святого древа; диаконы же, которые стоят вокруг, охраняют. Оно охраняется так потому, что существует обычай, по которому весь народ, подходя по одиночке, как верные, так и оглашенные (верующие, которые еще только готовятся принять крещение — прим. «Честное слово»), наклоняются к столу, целуют святое древо и проходят. И так как, рассказывают, не знаю когда, кто-то отгрыз и украл частицу святого дерева, то поэтому теперь диаконы, стоящие вокруг, так и охраняют, чтобы никто из подходящих не дерзнул сделать того же. И так подходит весь народ поодиночке, все преклоняясь и касаясь сперва челом, потом очами Креста и дощечки и, облобызав Крест, проходят; руку же никто не протягивает для прикосновения».
Крестное знамение («знак Креста»)
Христиан по всему миру можно узнать по тому, что они осеняют себя крестным знамением. Оно является телесным выражением христианских догматов, исповеданием христианской веры в Святую Троицу и богочеловека Иисуса Христа, выражением любви и благодарности Богу, защитой от действия падших духов.
Для крестного знамения православные христиане складывают пальцы правой руки так: три первых пальца (большой, указательный и средний) слагают вместе концами ровно, а два последних (безымянный и мизинец) пригибают к ладони.
Сложенные вместе три первых пальца выражают веру в Бога Отца, Бога Сына и Бога Святого Духа как Единого Бога и, в то же время, как нераздельную Троицу. А два пальца, пригнутые к ладони, означают, что Бог Сын (Иисус Христос) по воплощении Своем на Земле, будучи Богом, стал еще и человеком. Такое сложение двух пальцев две Его природы — Божеская и человеческая.
Осенять себя крестным знамением надо не торопясь: возложить его сначала на лоб (для освящения нашего ума), затем на живот (для освящения наших внутренних чувств), затем на правое плечо и потом на левое (для освящения наших телесных сил). Опустив правую руку можно делать поясной или земной поклон.
О тех же, которые знаменуют себя всей пятерней, как щепотью, или кланяются, не окончив еще креста, или махают рукой своей по воздуху или по груди своей, или вбивают в себя крестное знамение с силой, как гвозди, святитель Иоанн Златоуст сказал: «Тому неистовому маханию бесы радуются».
И, напротив, крестное знамение, совершаемое правильно и неспешно, с верою и благоговением, устрашает бесов, утишает греховные страсти и привлекает Божественную благодать.
Обычай делать крестное знамение берет начало со времен апостольских. Во времена Тертуллиана крестное знамение уже глубоко вошло в жизнь современных ему христиан. В трактате «О венце воина» (около 211 г.) он пишет, что мы ограждаем свое чело крестным знамением при всех обстоятельствах жизни: входя в дом и выходя из него, одеваясь, возжигая светильники, ложась спать, садясь за какое-либо занятие.
Крестное знамение не является лишь частью религиозного обряда. Прежде всего, это  великое оружие. Патерики, отечники и жития святых содержат много примеров, свидетельствующих о той реальной духовной силе, которой обладает образ Креста.
Вначале христиане крестились одним перстом, подчеркивая этим веру в единого Бога — в противовес языческому многобожию. 
После Никейского вселенского собора (325 г.), подтвердившего веру в единство двух природ во Христе (Божественной и человеческой), христиане стали креститься двумя перстами, так, как это делают сегодня старообрядцы (староверы). 
Когда Русь крестилась в православие, в Византии крестились еще двумя перстами, каковой обычай перешел и на Русь. Затем, в XI веке, в противовес очередной ереси, отрицавшей Троичность Божию, было положено креститься тремя перстами (символ троичности). Но, в силу отрыва Руси от Византии, этот обычай не был введен на Руси до Патриарха Никона (XVII век). Старообрядцы, не зная ничего о дальнейшем развитии церковной культуры в Византии, упорно держались за двуперстие. Стоит отметить, что двуперстие не является какой-либо ересью. Такое перстосложение также допустимо. Символизирует оно то же самое, что и троеперстие, только пальцы (персты) слагаются немного иначе. В некоторых приходах (называемых единоверческими) Русской Православной Церкви Московского Патриархата также используется двуперстие.
В католицизме в настоящее время существуют различные варианты крестного знамения. Так, католические молитвенники, говоря о крестном знамении, обычно приводят лишь произносимую при этом молитву (In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti — «Во имя Отца и Сына и Святого Духа»), ничего не говоря о сочетании пальцев. Даже католики-традиционалисты, обычно достаточно строго относящиеся к обряду и его символике, допускают здесь существование различных вариантов. Наиболее принятый и распространенный вариант в католическом мире — совершение крестного знамения пятью пальцами, открытой ладонью, слева направо, в память о пяти ранах на теле Христа.
Этот вариант допустим и в православных церквах западного обряда в Европе и в Америке.
Всегда нужно помнить, что наше отношение к Кресту Господню не должно быть языческим. Мы всегда должны помнить о Том, Кто был распят на этом Кресте, который сейчас является для нас великой святыней.

Подготовил 

Александр ОКОНИШНИКОВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»