Леонид Сергеев: «Для движения души денег не надо»

№ 48(1082), 06.12.2017 г.
Произошло чудо: бардовская песня вновь стала собирать большие залы. И случилось это впервые именно в Новосибирске. Вначале Александр Городницкий в мае этого года собрал зал вместимостью 800 человек. А уже в октябре самый позитивный бард России Леонид Сергеев выступил аж в двух больших залах — Дома ученых СО РАН и киноконцертного комплекса им. Маяковского

По морде не дали, и то хорошо

За пять дней, проведенных в нашем городе, Леонид Сергеев попытался ответить на вопрос, что же все-таки такое произошло: или в регионах люди стали жить лучше (ведь авторская песня всегда была точным камертоном происходящих в обществе процессов), или просто народ стал искать гавани для души. Как бы то ни было, все увиденное, прочувствованное и осмысленное бард фиксирует в собственных песнях (которые упорно называет художественной самодеятельностью), попутно рассказывая залу на своих концертах истории их написания, бесконечно шутит, частенько даже нарушая приличия. Так, под конец второго отделения концерта в ККК им. Маяковского, видимо, уже изрядно устав, Леонид, не подумавши, произнес: «Шесть рюмок водки школьнику не повредит». На замечание зала: «В зале все-таки дети» быстро поправился: «Старшему школьнику вуза».
Вообще уходившие все-таки довольными с концерта зрители заметили, что нынче у Сергеева слишком часто проскальзывала тема выпивки и рюмашки. Бард не поскупился и на ню, в частности — на тему физиологических особенностей мужчин, рассуждая о том, что подобный подтекст можно найти… в детском букваре! Но, разумеется, если этот букварь будет читать не ребенок, а взрослый человек, как говорится, со своей мерой испорченности. 
В целом концерт удался: на Сергееве действительно обхохочешься. Другое дело, что для самого музыканта с годами изменилось понятие позитива. «Если раньше позитив означал ощущать светло, жить легко, и нести эту легкость и светлость, и отдавать ее, совершенно не задумываясь, то сейчас позитив –- по морде не дали и «спасибо», — признался Леонид уже журналистам в пресс-центре ГТРК «Новосибирск». 
Чувство самоиронии вообще присуще этому автору. Отсюда — обилие иронических забавных песен (хотя, безусловно, у барда есть и лирика, и сказы, и баллады). В особом ряду здесь стоят песни-репортажи -– жанр, который придумал в свое время Юрий Визбор и впервые запечатлел его на страницах «Кругозора». Что такое песня-репортаж: берется какое-то событие, которое описывает очевидец, может быть, его приукрашивая, может быть наоборот. Но, во всяком случае, это остается в истории и в памяти народа. 
События, которые происходят с ним самим, Леонид Сергеев также старается трансформировать в виде песен. «Осенью 2014 года я попал в больничку, — предваряет автор  очередную песню  традиционной историей. — Обычная московская больница 
№ 67. Но в то время, когда я в ней лежал,  приехал туда премьер-министр России Дмитрий Анатольевич Медведев. Я, честно думал, ко мне. Я всполошился. Я пижаму отгладил руками. Я стоял у окна. Я думал: «Вот сейчас откроется дверь, и стремительной походкой войдет он и спросит: «Ну, как ты здесь?» — «Да ладно я, —  скажу. — Как вы-то?» И мы так поговорим. 
Километр он не дошел до того корпуса, где я лежал. Не состоялось».
Вершина повествования песни по мотивам пребывания в больнице Медведева -– два палатных таракана, которые сбежали, как только приехал премьер. «Поверите или не поверите, но тараканы –- это сущая правда. В шесть утра заходила нянечка, шарашила мокрой тряпкой, и как только она уходила, выходили два таракана, смотрели, как бы спрашивая: «Нормально все?» Я говорил: «Нормально», — и они уходили. Каждое утро –- два палатных таракана. Великие существа вообще, скрашивавшие наши невзгоды».
Что же до самой песни по мотивам визита Медведева, то, скажем, фразу «к врачу» бард рифмует так, что сразу встает картина приезда  ревизора: «Мой сосед зардел от счастья и повторно сдал мочу». Реакция зала — крики «браво!». 
Еще одна песня-репортаж Сергеева касается иронии по поводу стремления женщин похудеть во что бы то ни стало. Не менее интересна, как всегда, история ее создания: «К жене как-то пришли подружки, начался  девишник. Я, радостно ловча, сел на краешек стола, думаю: «Пока они там ла-ла-ла, я тут отдохну культурно, граммов триста-то успею». 
Я ничего не понял: еще разговора не началось, в полном молчании они выпили по три литра воды сразу. Это очень страшно, когда женщина молча пьет воду! Долго! Как она страшно булькает! 
Я говорю: «Девочки, вы что делаете: у вас водянка будет». Они отдышались и говорят: «Ты что, не понимаешь: ДЭкан, это все по ДЭкану». — «Дюкан вообще известное слово в Новосибирске?» — «Да», — сказали обреченные женщины. В общем, это такой французский шарлатан-диетолог Пьер Дюкан, который разработал новую теорию похудения. Результаты фантастические: я знаю, человек весил 54 килограмма, а похудел на 56. Я все-таки решил углубиться в его теорию и узнал много интересного: например, что такое эффект «йо-йо». Я думал, что это когда человек подходит к зеркалу и говорит: «Йо!». А зеркало ему отвечает: «Йо». Предчувствия меня не обманули: это оказалось быстрым набором веса после кратковременного похудения. То есть похудел граммов на 20, ночь прошла и холодильник опустел».
В каждой песне Сергеева есть не просто смысл, но и соль. Когда-то автору довелось поработать с Мариной Хлебниковой, и бард ощутил на себе, как это, оказывается, сложно –- написать песню ни о чем. «Существуют законы жанра (имеется в виду поп-музыка. -– Прим. ред.): в строчке не должно быть больше трех слов и повторяться они должны не менее шести раз. Вот тогда песня становится шлягером».
При всей своей наполненности, тем не менее, бард признается, что с ним произошел какой-то слом, перешедший в затянувшуюся депрессию –- в том плане, что он не очень понимает, о чем сейчас можно и нужно писать песни. Остросоциальные вещи люди воспримут как чернуху (а они приходят на концерты отдыхать). Беззаботная жизнерадостность тоже не вариант. Сергеев видит выход в том, чтобы просто описывать свои ощущения. Отсюда -– и юмористический вариант борьбы с допингом, предложенный бардом в одной из песен, и рассуждения по поводу незавидной жизни «замкадышей», и ирония по поводу украденного миллиарда, выделенного на Олимпиаду в Сочи (все-таки без злободневности не обходится), и ирония по поводу собственного отношения к классической музыке («Симфонический оркестр отпускают на гастроли и на это время в яму запускают карасей»),  и даже гимн желудочно-кишечному тракту. 

ПоБОЛТали — и хватит

Не удивительно, что со своими способностями резонировать общественные процессы бард проявил себя как общественный (можно даже сказать — общественно-политический)  деятель. Случилось это во время попыток объявить импичмент Ельцину в 90-х годах. «Это было время, когда все чего-то там будоражились, и появилось бесконечное количество партий, — эту историю Леонид Сергеев рассказывает как журналистам, так и зрителям в связи с тем, что приносит с собой такой символический для него и для того времени крепежный инструмент, как болт. -– И вот мы сидим как-то  с Вадиком и Валерой Мищуками на кухоньке, репетируем, и я вдруг говорю: «Мужики, а давайте нашу партию организуем. Мы че — хуже, что ли?». То есть началось все с шутки. Но мы организовали, правда, не партию, а движение, назвав его ОДД –- Общественное движение души «Болты России +». Болт –- это соединительная крепежная деталь, а у нас это была аббревиатура: будущее Отчизны, любовь и труд. А «плюс» — потому что мы все позитивные люди и мы все собирались делать только со знаком «плюс». Кто кинет в это камень?
Мы закрепили этот успех: написалась какая-то песня, распределили сразу должности (как же без этого): хранитель золота движения, замполлитр и тому подобное, и поехали на курский фестиваль. Приехали туда и кликнули клич: что вот -– организовалось такое движение души -– вступайте. 
Действительность превзошла все ожидания:  к нам потянулись барды не только из разных городов страны, но даже из-за рубежа со своими предложениями. Из Саратова пришло предложение организовать у них подсекцию «Сорванная резьба», питерские сказали, что тоже организуют подсекцию «Болты балты». В Израиле организовалась подсекция «Левая резьба» (потому что там все справа налево), в Германии открылось сообщество в Штутгарте. 
Потом стала открываться женская фракция «Гаечки России», детская фракция «Заклепочки России» и молодежная –- «Оболтусы России». 
Юрий Алексеевич Кукин попросился с персональным титулом «главный болтун России» — в общем, движение стало шириться.
В Новосибирске эту идею подхватил Сергей Алексеев и развернул здесь бурную деятельность по вытачиванию болтов. (Вот этот болт был выточен 20 лет назад! Посмотрите на него: только немножко треснул вот здесь.) Но это свидетельство о том, что болт жив, и он живет, он чувствует, он переживает.) Но самое главное -– именно Новосибирск в титаническом противостоянии с другими столицами мира был избран местом нахождения штаб-квартиры движения «Болты России +». 
Движение выдвинуло два лозунга — «Болты не тонут» и «Гвозди бы делать из этих болтов». И у нас были даже геополитические воззрения: «Болты» выступали за возвращение всех беженцев из страны на историческую родину и, наоборот,  из страны на исторические родины. Таким образом, организовывалось бы проветривание страны, ее прореживание, в результате чего освобождались бы новые территории для возвращенцев. 
В Новосибирске проходил бард-марафон, мы пели песни, болт стоял на главном месте. Для широкой общественности марафон прошел незамеченным. Но одна «черносотенная» газета написала, что поклонники вуду, какие-то бандиты орали сутки с какими-то болтами и что надо гнать их поганой метлой. Так мы попали в прессу. 
Вся эта хохма продолжалась до тех пор, пока в интернете не опубликовали список политических партий и движений России, где на первом месте была КПРФ, потом ЛДПР, далее «Наш дом —  Россия», и среди этих серьезных партий на 28-м месте между движением «За выезд евреев в Израиль» и партией «Единение» мы увидели движение души «Болты России +». Вот тогда стало страшновато: мы подумали, что сейчас к нам начнут приходить налоги, счета -– открыли контору «Рога и копыта», называется. И мы ушли в подполье, где пребываем до сих пор.
Кстати, Партия любителей пива ведь как пришла в парламент: вот так же сидели мужики на кухне, запили водку пивом и сказали: «А че –- давай». И все. Правда, у них, в отличие от нас, были деньги на предвыборную кампанию. А для движения души денег не надо».
Однако бард с сожалением отмечает, что в наше время находятся ловкачи, которые делают деньги и на юморе. «Несколько лет назад я написал песню «Похороны сатиры». Совершенно искренне считаю, что сатиры у нас нет вообще. У нас есть остатки юмора, который добивается беспощадно тем, что существует на телевидении. Народ идет в  залы на тех, кого он видит по телевизору (интернет не играет ведущей роли, в отличие от телевидения). Сейчас смех подменяется смехачеством: рассмешить любой ценой, выбить даже не смех, а гогот из аудитории. Сейчас это уже поставлено на поток, и на этом делаются большие деньги. Как на юморе вообще можно делать деньги? Я не знаю. Оказывается, можно, действительно, ставить на поток. Говорят, у Петросяна есть такой трафарет: на А4 он накладывает миниатюру, которую приносит автор: здесь прорезано и здесь прорезано, и если в этих местах нет реприз, он отдает, не читая». 
У Сергеева подход иной: живое общение с публикой, концерт безо всяких бумажек: исполнение тех песен, которые, как говорится, бог на душу положит, а также тех, которые подскажет зал. 
Именно благодаря зрителям барды имеют возможность выступать: по словам руководителя новосибирского бард-клуба «Гитара по кругу» Владимира Аникеева, все бардовские проекты Новосибирска существуют только на проданные билеты. Время, когда бардовские фестивали поддерживало областное министерство культуры, прошло. 

 

Яна ДОЛЯ, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»