Уврачевание раскола лечит и души человеческие

№ 51(1085), 27.12.2017 г.
Несколько недель назад в Москве состоялся Архиерейский собор Русской Православной Церкви. Тогда многие удивились, что к Собору вдруг обратился с письмом раскольник Филарет Денисенко, который является главой Украинской православной церкви (самопровозглашенного Киевского патриархата). Он якобы призывал к сотрудничеству и молитвенному общению. Но оказалось, что никакого покаяния Филарет не принес. В позапрошлом номере мы начали разговор о великом расколе Христианской Церкви, который произошел почти тысячу лет назад. Сегодня хотелось бы поговорить в общем, что же такое раскол и чем он опасен для души человеческой. А самое главное — рассказать о преодоленных, или, как еще красиво говорят, уврачеванных расколах в нашей Церкви

Не меньшее зло, чем ересь

В строгом понимании церковный раскол, который также по-гречески называется «схизма» (расщепление, раскол, распря, разделение), — это нарушение мира и единения с Церковью из-за различий, не связанных с искажением истинного учения о догматах и таинствах, но по обрядовым, календарным или юрисдикционным мотивам. Основатели и последователи движения раскола именуются раскольниками.
Раскол следует отличать от других форм вероотступничества — ереси и самочинного сборища. Как писал святой Василий Великий, раскольниками древние святые отцы называли разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных и о вопросах, допускающих уврачевание.
По словам выдающегося комментатора канонического права Иоанна Зонара, раскольниками называются также те, которые относительно веры и догматов здраво мыслят, но по некоторым причинам отдаляются и образуют свои отдельные собрания.
Согласно знатоку церковного права епископу Далматинско-Истринскому Никодиму (Милашу), расколы образуют те, кто «иначе мыслят о некоторых церковных предметах и вопросах, кои, однако, легко могут быть примирены». По мнению св. Игнатия Брянчанинова, расколом должно быть названо «нарушение полного единения со Святою Церковью, с точным сохранением, однако, истинного учения о догматах и таинствах». Как видим, мнения о том что такое раскол, достаточно однозначны. Сопоставляя раскол с ересью, св. Иоанн Златоуст утверждает, что «раскол есть не меньшее зло, чем ересь». Св. Киприан Карфагенский учит: «Помните, что основатели и руководители раскола, нарушая единство Церкви, противодействуют Христу, и не только второй раз Его распинают, но раздирают Тело Христово (которым является Церковь. — Прим. «Честное слово»), а это такой тяжкий грех, что кровь мученическая не может загладить его». 
А епископ Оптат Милевитский (IV век) вообще считал раскол одним из величайших зол, — большим, чем человекоубийство и идолопоклонство.
Итак, как мы уже сказали, расколом называется нарушение полного единения со Святою Церковью, с точным сохранением, однако, истинного учения о догматах и таинствах. Как пишет доктор богословия и философии, протоиерей Александр Федосеев, «Церковь же есть единство, и все бытие ее в этом единстве и единении о Христе и во Христе: «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело» (1Кор. 12:13). Прообраз этого единства есть Троическое Единосущие (здесь имеется в виду понимание Единого Бога как Троицы. Когда Бог одновременно «Единица в Троице и Троица в Единице». — Прим. «Честное слово»), а мера — кафоличность (или соборность). Раскол, напротив, есть отделение, обособление, утрата и отрицание соборности».
Вопрос о природе и смысле церковных разделений и расколов был поставлен со всей остротой уже в памятных крещальных спорах III века. Св. Киприан Карфагенский в «Книге о Единстве Церкви» с неотвратимой последовательностью развил тогда учение о совершенной безблагодатности всякого раскола, именно как раскола. «Надобно остерегаться обмана не только явного и очевидного, но и такого, который прикрыт тонким лукавством и хитростью, как в выдумке врагом нового обмана: самим именем христианина обольщать неосторожных. Он (т. е. дьявол. — Прим. «Честное слово») изобрел ереси и расколы, чтобы ниспровергнуть веру, извратить истину, расторгнуть единство. Кого ослеплением не может удержать на ветхом пути, того сводит в заблуждение и обольщает путем новым. Крадет людей из самой Церкви и, когда они, видимо, уже приближались к свету, и избавлялись от ночи века сего, снова распростирает над ними новый мрак, так что они, не придерживаясь Евангелия и не сохраняя закона, называют, однако же, себя христианами и, блуждая во тьме, думают, будто ходят во свете».
Как отмечает о. А. Федосеев, «в расколе и молитва, и милостыня питаются гордыней — это не добродетели, а противостояние Церкви. Их, раскольников, показное добро — лишь средство оторвать людей от Церкви. Врагу рода человеческого не страшна молитва гордого сердцем раскольника, ибо в Священном Писании сказано: «Молитва его да будет в грех» (Пс. 108:7). Диаволу смешны их, раскольников, бдения и посты, так как он сам не спит и не ест, но от этого не становится святым».
Святитель Киприан пишет: «Можно ли думать тому, кто не придерживается единства Церкви, что он хранит веру? Можно ли надеяться тому, кто противится и поступает наперекор Церкви, что он находится в Церкви, когда блаженный апостол Павел, рассуждая о том же предмете и показывая таинство единства, говорит: «Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (Ефесянам 4:4- 6)? 
Характерно, что раскольники считают все остальные расколы, кроме своего, гибельными и ложными, возникшими под действием страстей и гордыни, а свой собственный раскол, мало чем отличающийся от прочих, принимают как единственное счастливое исключение во всей истории Церкви.
О. Александр Федосеев говорит, что «раскольники, проливая крокодиловы слезы по поводу «нарушения» канонов Церкви, на самом деле давным-давно бросили себе под ноги и попрали все каноны, потому что подлинные каноны основаны на вере в единство и вечность Церкви. Каноны даны Церкви, вне Церкви они недействительны и бессмысленны — так не могут существовать законы государства без самого государства».
Священномученик Климент, епископ Римский, пишет Коринфским раскольникам: «Ваше разделение многих развратило, многих повергло в уныние, многих — в сомнение и всех нас — в печаль, а смятение ваше все еще продолжается». Как считают многие, нераскаянный, неуврачеванный грех раскола еще страшнее греха самоубийства (самоубийца губит только себя, а раскольник — и себя, и других, поэтому его вечная участь тяжелее, чем у самоубийцы).
«Церковь едина, и одна она только имеет всю полноту благодатных даров Святого Духа. Кто и каким бы образом ни отступал от Церкви — в ересь, в раскол, в самочинное сборище, он теряет причастие благодати Божией; знаем мы и убеждены в том, что отпадение в раскол ли, в ересь ли, в сектантство ли — есть полная погибель и духовная смерть», — так выражает православное учение о Церкви священномученик Иларион (Троицкий).
Кстати, люди, подверженные искажению веры, даже само слово «раскол» стараются поменьше употреблять. Говорят: «официальная Церковь» и «неофициальная», или «разные юрисдикции», «течения» или предпочитают сыпать аббревиатурами (УПЦ КП, РПАЦ и т. д.).
История Православной Церкви в странах постсоветского пространства насыщена важными и драматическими событиями, многие из которых продолжают оказывать мощное влияние и на нынешнее состояние Русской Православной Церкви. Распался Советский Союз, растет социальное расслоение общества, растут проблемы, связанные с информационным неравенством. Но Русская Православная Церковь в большинстве своем сохранила единство на всем пространстве бывшего Советского Союза, создавая новые формы церковного устройства. Например, Русская Православная Церковь, Молдавская ПЦ, Белорусская ПЦ, Украинская ПМ, Казахстанская митрополия и т. д. Но все они объединены Московским патриархатом. За последнее десятилетие образованы автономные Поместные Церкви, что отражает новые политические реалии современного мира. То есть вполне уместно говорить о радикальных переменах в странах СНГ, связанных с пониманием единства Церкви сегодня.
К отрицательным явлениям, безусловно, нужно отнести процессы стремительной политизации религиозной жизни в странах бывшего советского лагеря. Вовлечение в нее политических партий националистического толка создало почву для образования впоследствии враждебных Православию раскольнических политико-религиозных структур типа украинской греко-католической церкви (УГКЦ), украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП), истинно православной церкви (ИПЦ) и т. д. Но не менее опасными являются внутренние противоречия, разногласия и дисциплинарно-психологические расколы внутри церковно-приходской жизни.
Главная особенность дисциплинарно-психологических расколов, из которой выводятся все остальные околоцерковные движения, — это их возникновение в эпоху крушения социализма и в среде гибели массового атеизма. Поскольку еще не существует научной литературы, специально трактующей деятельность церковных расколов и новейших сект, представляется целесообразным кратко охарактеризовать ряд особенностей, отличающих их от традиционного сектантства.
Прежде всего, дисциплинарно-психологические расколы распространяются преимущественно не в сельской местности, а в больших городах, с уплотненной культурной и образовательной инфраструктурой. Как показали исследования, наиболее питательную почву церковные расколы находят в среде специалистов со средним и высшим образованием. Отсюда — активная профессиональная ориентация новейших расколов: они пытаются религиозно осмыслить и «освятить» деятельность человека как специалиста. Именно специальность есть область наиболее интенсивного сектантского и раскольнического самосознания и самоопределения. Поэтому новейшие сектанты часто группируются по профессиональным признакам — разумеется, объединения такого рода могут включать и обыкновенных любителей, проявляющих интерес к данной профессии. Объединения раскольнического типа создаются среди писателей, историков, медиков, физиков, пытающихся дать религиозную интерпретацию фактам в своей предметной области.
Некоторые любят оправдывать раскольников, говоря, что тех будто бы вынудили отступить от Церкви какие-нибудь тяжелые обстоятельства — с кем-то из них плохо или несправедливо обошлись, обидели, грубо поговорили и т. д. Да, иногда в нашей Церкви действительно могут ответить грубо, и это является бедой. Однако настоятели по мере сил пытаются бороться с этим, подбирая более нравственный персонал. Однако это совсем не повод уходить в раскол или секту. Оправдание «со мной грубо обошлись» не стоит и выеденного яйца. Так о них говорил свт. Дионисий Александрийский, в письме к раскольнику Новату: «Если, как говоришь, ты отделился от Церкви невольно, то можешь это исправить возвращением в Церковь по своей воле». Свящ. Павел Флоренский как-то сказал: «Я лучше предпочту грешить вместе с церковью, чем спасаться без Церкви». Флоренский хотел сказать, что только в Церкви спасение и что, покидая Церковь, человек совершает духовное самоубийство. Прот. А. Федосеев пишет о том, что «расколы рождались с победными криками, а умирали с глухими стонами, — Церковь же все жила! Приговоренная раскольниками к смерти, она существует, она полна духовных сил, она остается единственным источником благодати на земле».

И по-русски тоже можно

Чтобы не допускать появления ересей, Русская Православная Церковь всегда старалась увещеванием, убеждением возвратить отпадших на путь истинной веры, подлинного христианского благочестия, старалась вновь и вновь собрать своих заблудших овец, потерявших глас своего пастыря. Нельзя забывать о великой опасности для духовного здоровья каждого человека, исходящей от возможного отпадения в ересь посредством раскола, поскольку еретическое мировоззрение намного сильнее проникает в душу и заражает ее язвами греха, от которых очень сложно избавиться.
Здесь стоит рассказать об уврачеванном расколе конца 90-х — начала 2000-х годов, связанном с именем отца Георгия Кочеткова. Впрочем, в данном случае термин «раскол» не совсем уместен, потому что он, благодаря усилиям с обеих сторон так и не произошел.
Все мы помним, что в 90-х годах Русская Церковь не жила, а выживала. Ограбленная и униженная в годы гонений, она только-только начинала ступать на путь самостоятельности, только-только начинала восстанавливаться. Атеистическая идеология пала, и люди массово стали идти в храмы, чтобы принять Таинство Крещения. Желая удовлетворить чаяния людей, крестили всех без разбору. От людей требовалась самая малость — верить в Бога и прочитать перед Крещением Символ Веры. О мотивах принятия крещения тогда особо не спрашивали. А ведь мотивы могли быть и совсем не христианскими. Например, «покрестить ребеночка, чтобы снять порчу». Или «бабушка была крещена и я хочу, я же русский». Конечно, несмотря на мотивы, крещение является все равно истинным. Но по правилам все-таки перед принятием этого Таинства требуется оглашение (его еще называют катехизацией). Оглашенный означает желающий принять Святое Крещение и учащийся христианским догматам и вообще христианской вере. То есть человек должен четко знать и четко осознавать и свою веру и свой выбор. Сегодня перед крещением (или перед тем, как стать, например, крестным) человек должен прослушать несколько бесед в храме. По крайней мере, в нормальных приходах! В таких, где настоятель, священство по-настоящему пекутся о духовном здравии людей. Если вы пришли и вас согласились крестить без огласительных бесед — уходите оттуда и поищите для себя другой храм. Ведь не зря же в народе есть поговорка: «Каков поп, таков и приход». Ведь Крещение — это не просто обряд, это Таинство духовного возрождения. Буквально — второй день рождения. Впрочем, мы увлеклись. Вернемся к отцу Георгию Кочеткову.
Будучи человеком, горящим верой, очень образованным человеком, о. Георгий еще в 1970-е годы стал помогать своим знакомым в индивидуальной подготовке к крещению и сознательной жизни по вере. С 1978 года начал проводить катехизацию взрослых людей в группах. Кроме цикла регулярных встреч длительностью около восьми недель, оглашение в группах отца Георгия предполагало чтение Священного Писания Нового и Ветхого Завета, регулярное участие в вечерних и утренних богослужениях, навык личной молитвы своими словами и исправление жизни в соответствии с библейскими десятью заповедями. Из этого опыта позже выросла система оглашения, которая сегодня используется в его братстве.
В 1980—1983 годы, будучи студентом ЛДА, Георгий Кочетков приводил оглашаемых на богослужение в академический храм. Ректор академии архиепископ Кирилл (Гундяев) (ныне патриарх Московский и всея Руси), читал над ними специальные молитвы по переводам отца Георгия и проповедовал им. Завершивших оглашение архиепископ Кирилл крестил в храме ЛДА.
С 1988 года, когда люди стали массово приходить в церковь, отец Георгий стал раз в два месяца проводить в Москве миссионерские встречи для тех, кто интересовался вопросами веры, церковной жизнью, христианством. Встречи проходили по домам, по квартирам, где собиралось по 60—70 человек. Как правило, после таких встреч начиналось оглашение.
К началу 90-х одновременно набиралось более десяти групп желающих оглашаться, в Преображенском братстве стали появляться другие катехизаторы. Благодаря системе оглашения, созданной отцом Георгием Кочетковым, через катехизацию прошло более 15 000 человек, из них около трех тысяч входят в Преображенское братство. 
С конца 1970-х годов отец Георгий начал русифицировать и переводить на русский язык отдельные части богослужебных текстов с целью сделать их более понятными для всех участников богослужения, как священников, так и мирян. И сегодня общины, основанные о. Георгием, проводят богослужения на русском языке. 
Сразу скажем, что вопрос о переводе православного богослужения на русский язык — один из самых обсуждаемых в Церкви. Проблема настолько остра, что многие предлагают — до поры до времени — ее не касаться. Дескать, лучше дать улечься страстям, а после этого все спокойно обсудить. Вот только сколько нам предлагают подождать? В 1917 году — то есть почти 100 лет назад! — вопрос о богослужебном языке очень активно обсуждался на Всероссийском Поместном соборе. И уже тогда отмечалось, что вопрос этот поднимается в Русской церкви уже несколько десятков лет. То есть с момента осознания проблемы прошло уже лет 150. 
О том, что вопрос этот был очень важен еще сто лет назад, говорит тот факт, что для работы в соответствующем отделе Всероссийского Поместного собора 1917 года записался 171 человек. Это треть всех участников собора. О значимости проблемы очень ярко рассказал тогда архиепископ Евлогий: «Многие православные христиане плохо знают и мало понимают православное богослужение. Основным требованием является мысль о том, чтобы все богослужение доходило до ума и сердца христианина. Таким образом, возникает вопрос об исправлении церковно-богослужебного текста, о приближении его к нашей родной речи».
Священник Петр Ратьковский красочно обрисовал тогда состояние простого человека, молящегося в храме на непонятном ему славянском языке: «Только обрывки фраз, неясные образы, туманные мысли остаются в голове, образуя какой-то хаос. Человек быстро утомляется от умственного напряжения. Непонятные слова и выражения вызывают рассеянность, невнимание и скуку. Мысль невольно перескакивает на посторонние, житейские предметы. При каком-либо особо дошедшем до слуха возгласе или громком пении он очнется на минуту, вспомнит, где он, с большим усилием попытается вернуть мысль в богослужение, к молитве, но бедной мысли опять не за что ухватиться, и человек снова забылся. А поскучав так за богослужением несколько, а может быть и много раз, он уже больше не хочет идти в храм».
Дело, на самом деле, нужное. Как нам кажется, неплохо было бы устраивать подобные миссионерские богослужения в каждом городе хотя бы один раз в неделю. Патриарх Кирилл, кстати, тоже это понимает, и, видимо, потому читает Слово Иоанна Златоуста на пасхальном богослужении на русском языке. 
Вот отец Георгий Кочетков и взялся переводить богослужение на русский язык… Но и там не обошлось без перегибов. Говорят даже, что в его общинах не считалось истинным крещение, совершенное без должной катехизации. Возможно, это слухи, однако с 1993 по 1997 год отец Георгий оказался в эпицентре двух громких скандалов, в результате которых он был снят с настоятельства и запрещен в служении патриархом Алексием II. Отец Георгий Кочетков внял указания на некоторые заблуждения, и 12 марта 2000 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II подписал указ, согласно которому были сняты прещения с о. Георгия. А уже 15 марта в храме преподобного Сергия Радонежского в Рогожской слободе управляющий делами Московской патриархии митрополит Солнечногорский Сергий (Фомин) совершил акт примирения. 23 августа 2015 года, в день празднования 25-летия Преображенского братства, по благословению патриарха Кирилла отец Георгий Кочетков служил в храме Христа Спасителя в Москве. Во время богослужения он произнес проповедь.
Вот так и совершилось примирение и уврачевание. Раскол не состоялся. А ведь сторонники о. Георгия, коих насчитывается более 
15 000, могли бы сказать: мы не согласны! Давайте-ка создадим свою церковь! Но победила Любовь, именно она врачует расколы и распри. И, напротив, как говорят верующие — в расколе нет Любви.
Ведь, на самом деле, верующие прекрасно понимают, что и они несовершенны, и что в Церкви есть нестроения и даже некоторые незначительные несоответствия с Евангелием. К примеру, Христос говорит «и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах». А в церкви же и даже в этой статье (!) мы, при обращении к священнику, говорим «отец». (Впрочем, сейчас все чаще заменяют это слово на «священник» или «иерей»). Нестыковка? Нестыковка. Но Церковь, несмотря на это остается Церковью — Телом Христовым, и это не повод уходить в раскол. Это было бы полнейшим абсурдом. Язвы есть, но есть и уврачевания.

Уврачеванные расколы

Итак, святые отцы признают возможность и необходимость врачевания раскола в духе церковной икономии. Святитель Василий Великий в Правилах из Первого Канонического Послания к Амфилохию Иконийскому указывает на особенности принятия кающихся из расколов:
«Например, если кто, быв обличен во грехе, удален от священно-служения, не покорился правилам, а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив Кафолическую Церковь, — это есть самочинное сборище. О покаянии мыслить иначе, нежели как сущие в Церкви — есть раскол… Крещение раскольников, как еще не чуждых Церкви, принимать; а находящихся в самочинных сборищах — исправлять приличным покаянием и обращением, и вновь присоединять к Церкви. Таким образом, даже находящиеся в церковных степенях, отступив вместе с непокорными, когда покаются, нередко приемлются вновь в тот же чин». То есть, если священник возвращается из раскола, он возвращается как священник, остается священником. Крещенные в расколе также не перекрещиваются. Возвращение совершается через покаяние.
Очень метко определяет раскол Свт. Ириней Лионский: «Христос рассудит тех, которые производят расколы, — не имеющих любви к Богу и заботящихся больше о собственной выгоде, чем о единстве Церкви, по маловажным и случайным причинам рассекающих и разрывающих великое и славное тело Христово и, сколько от них зависит, разрушающих его, говорящих о мире и производящих брань». (Пять книг против ересей, 4.7).
Как мы видим из высказываний святых отцов и небольшого анализа проблемы расколов, их необходимо врачевать, а еще лучше не допускать (как в случае с о. Георгием Кочетковым). 
Одним из самых ярких недавних исцеленных церковных расколов является т. н. карловацкий раскол, который был преодолен 17 мая 2007 года. 
Карловацким расколом до начала 2000-х годов именовалась Русская Православная Церковь за границей (РПЦЗ). Возникла в начале 1920-х годов как русская православная эмигрантская церковная организация, которая объединяла большую часть духовенства Православной российской церкви, оказавшегося в изгнании и эмиграции вследствие революции 1917 года и гражданской войны в России. Окончательно вышла из административного подчинения «московской церковной власти» после издания митрополитом Сергием «Декларации» от 29 июля 1927 года, отвергнув «Декларацию» и провозгласив эту власть несвободной в своих решениях в условиях атеистических и политических гонений на церковь и находящейся в порабощении у большевистского режима.
Другим полностью преодоленным расколом являлось обновленчество. И отдельно следует вспомнить о частично исцеленном расколе — старообрядцах. Старообрядцы отвергают предпринятую в 1650—1660-х годах патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем церковную реформу, целью которой провозглашалась унификация богослужебного чина Русской церкви с греческой церковью, и прежде всего — с Церковью Константинопольской. В XX веке позиция Московской патриархии (РПЦ) по старообрядческому вопросу значительно смягчилась, что привело к определению Поместного собора 1971 года, в частности, «утвердить постановление Патриаршего Священного синода от 23 (10) апреля 1929 года об упразднении клятв Московского собора 1656 года и Большого Московского собора 1667 года», наложенных ими на старые русские обряды и на придерживающихся их православных христиан, и считать эти клятвы, «как не бывшие».
В 80-е годы появляется направление в старообрядчестве, сторонники которого при сохранении древних богослужебных чинов (двоеперстие, служба по старопечатным книгам и др.) и древнерусского бытового уклада признают иерархическую юрисдикцию Московского патриархата. Раскол частично уврачеван.
В конце хотелось бы отметить: совершенно очевидно, что, кроме личной харизмы очередного расколоучителя, большую роль играет низкая духовная образованность его последователей, политические нестроения в государстве, личные мотивы. 
Отец Александр Федосеев справедливо замечает, что «раскол — это реальная опасность не только целостности Церкви, но в первую очередь духовному здоровью раскольников. Такие люди добровольно лишают себя спасительной благодати, сеют разделение внутри единства христиан. Раскол не может быть оправдан ни с какой точки зрения: ни политические, ни национальные, ни какие иные причины не могут быть рассмотрены как достаточное основание для раскола. К расколу и его вождям не может быть ни сочувствия, ни понимания — с церковным разделением необходимо бороться, устранять, чтобы не случилось чего хуже».

Подготовил 

Александр ОКОНИШНИКОВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

 

Другие материалы рубрики:

  • Арбалет обошелся в четыре года

    Октябрьский районный суд Томска приговорил к четырем годам колонии 21-летнего местного жителя, который пытался с помощью арбалета закинуть гашиш на территорию исправительной колонии NO 3

  • Доллары в Китай не ушли

    Ленинский районный суд Томска приговорил 35-летнего жителя Новосибирска к пяти годам колонии за то, что он пытался вывести за рубеж через томскую фирму 1,2 миллиона долларов США

  • Попросил ударить его ножом

    Житель Прокопьевского района ударил друга ножом… по его просьбе

  • Дважды пенсионер

    Две пенсии долгие годы получал предприимчивый мужчина, представив в пенсионные службы Кемеровской и Новосибирской областей соответствующие заявления. В итоге пенсионер-мошенник обогатился почти на миллион рублей

  • Свобода и беременность

    В суд направлено уголовное дело в отношении жителя города Рубцовска, который незаконно лишил свободы пятерых человек  

  • С яйцами на императора

    В городе Ленинске-Кузнецком будут судить мужчину, закидавшего яйцами памятник императору Николаю II

  • Пожар не дал дожить до ста лет

    Пожар произошел в частном деревянном доме в селе Рыбалово Томской области в ночь на 19 декабря, сообщает ГУ МЧС по региону

  • Мошенники зарабатывают на новогодние праздники

    Полиция в Алтайском крае зафиксировала рост случаев мошенничества — только за сутки 19 декабря в регионе было зарегистрировано 16 преступлений, связанных с хищением денежных средств путем обмана