АККОН: право на позицию

№ 27(1112), 11.07.2018 г.
Падение закупочных цен на зерно ниже себестоимости плюс режим ЧС, введенный в связи с затяжной весной. На таком весьма неблагоприятном фоне региональный АПК открыл новый полевой сезон. Проблемами, ожиданиями и перспективами с нами поделился председатель совета Ассоциации крестьянских хозяйств и сельхозкооперативов Новосибирской области Алексей Сальников
Звучит немного странно, но у российского крестьянина есть две беды: богатый урожай и неурожай. Первое практически гарантированно обещает обвал цен, второе — не дает прилично заработать. Рекордный урожай, собранный аграриями Новосибирской области, стал причиной жесточайшего за последние годы кризиса. Сумма доходов, потерянных сельхозпроизводителями Новосибирской области, составила, по оценке, данной комитетом по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям Законодательного собрания Новосибирской области, порядка двух миллиардов рублей. «Небесная канцелярия» образца 2018 года умножила эти потери. По оценке регионального правительства, непрекращающиеся дожди и аномально холодная весна впервые за шесть лет обещают снижение объема производства сельхозпродукции (до 90,9 процента от уровня 2017 года). Ожидается, что будут уменьшены объемы производства не только зерновых и зернобобовых, но и овощей, как следствие — падение производства молочных продуктов.

Сытая «корова» накормит страну

«Наиболее важным и существенным в этих условиях мне представляется наличие взвешенной и оперативной позиции со стороны государства, — считает Алексей Сальников. — Прежде всего  в выстраивании серьезной и долговременной политики в сфере АПК. Начну с главного: а был ли кризис перепроизводства в нашей области? Я думаю, нет. Сбор зерновых был на уровне предыдущего года. Все дело в законодательных нормах погектарной поддержки: соглашение предусматривало сохранение предыдущих, достаточно высоких объемов производства одновременно с учетом всех имеющихся земель (будь они под парами, в аренде и так далее) как земель под засев яровых культур. Обязанность сохранения объемов производства и посевных площадей  обязательна для получения субсидий. И именно этот подход обусловил высокие показатели итоговой урожайности. Столь оптимистичные цифры наряду с действительно богатым урожаем в Центральной России и провалом обещанной государством зерновой интервенции (не было закуплено ни одной тонны зерна) обусловили обвал цен на 10—15 процентов ниже себестоимости. В сентябре 2017 года цены на основную продукцию рухнули в два раза, а по таким культурам, как гречиха — в четыре раза. В результате многие хозяйства оказались в сложной ситуации. А ведь перед каждым хозяйством — обязательства по оплате топлива, гербицидов, заемных средств, выплате заработной платы, много еще чего... Как следствие, «львиная доля» зерна была сброшена нами за бесценок. В этом году, в том числе и с учетом ЧС, хозяйства заявили реальный объем посевных земель, отсюда — большой недосев и ожидающийся дефицит зерна. Для нас это, может быть, и к лучшему. Ну а по сути хотелось бы предложить правительству пересмотреть условия государственной поддержки. Основные финансовые вливания связаны сегодня с техническим перевооружением и погектарной поддержкой. Мы же хотели бы иметь государственный заказ (пусть даже рекомендательный) по конкретной, фиксированной цене. Только при этом условии мы получим возможность выстраивания понятных, реальных принципов стратегии собственного развития. Пока же все это делается нами «на ощупь» и часто приводит к ошибкам, материальным и временным потерям».
Действительно, в мае прошлого года минимальные закупочные цены, заявленные Минсельхозом, звучали вполне приемлемо: пшеница 3 класса — 10300 рублей на тонну, 4 класса — 9000 рублей, 5 класса — 7060 рублей. Осень принесла совсем иные цены — от 5500 до 8000 рублей за тонну. Такая непредсказуемость вряд ли кому идет на пользу.
Каждый должен выполнять свойственную ему задачу, уверен Сальников. Только в этом случае сельскохозяйственная отрасль будет развиваться успешно. «Мы вырастили, довезли до склада ту продукцию, в которой нуждается страна. И она должна быть хотя бы рекомендованной Минсельхозом, а следовательно — востребованной. Все остальное — задача иных ведомств, не говоря уже о бизнесе, зарабатывающем на этом неплохие деньги. Для нас все очень просто и понятно: для государства фермер — та же корова. Она нуждается в постоянном внимании и уходе, ее нельзя кормить или доить по желанию или нежеланию. Фермеры, которые выжили и доказали свою состоятельность, заслужили серьезное отношение к себе со стороны государства, для которого продовольственная безопасность — важная стратегическая задача. В нас есть столыпинский дух, оптимизм и где-то даже романтизм, столь необходимый во многих непростых ситуациях. Поэтому эту условную коровку государство должно кормить, холить и лелеять, и не только в тот момент, когда ему хочется погладить, и не важно, какая она — крупная или не очень».

«Пальму» — в сторону!

Сегодня в нашем регионе насчитывается более двух тысяч крестьянско-фермерских хозяйств и почти три десятка потребительских кооперативов. Их доля в валовом объеме аграрного производства составляет около 37,5 процента. Это немало. Районы-лидеры — Краснозерский, Ордынский, Тогучинский и Купинский. Насколько велика государственная поддержка этих хозяйств? По оценке регионального минсельхоза, с 2014 по 2016 год ее объем достиг 1,8 миллиарда рублей. При этом важно, чтобы поддержку государства получали не только крупные сельхозпредприятия, но и малые крестьянско-фермерские хозяйства. Для каждой территории, каждого муниципального района должен быть соблюден баланс в решении экономических вопросов, гарантирующих развитие села.
На заседаниях Ассоциации крестьянских хозяйств и сельхозкооперативов Новосибирской области один из ключевых вопросов — финансовый. Часто звучит: чтобы получить кредит, требуется реальная экономика, подтверждение кредитоспособности. Ну а в связи с падением цен на сельхозпродукцию — она никакая. В этих условиях займы связаны со слишком высокими рисками, и именно поэтому многие сельхозпроизводители не хотят связывать себя этими обязательствами. И это вполне объяснимо: скажем, после аномально засушливого 2012 года многие аграрии до сих пор находятся в банкротстве на стадии мирового соглашения и гасят кредиты по коммерческим ставкам. Только в одном Новосибирском региональном филиале ОАО «Россельхозбанк» по займам 2012 года проведена реструктуризация на сумму более чем в 600 миллионов рублей.
Во многом Алексей Сальников понимает позицию банкиров: «Если кредитная организация видит перед собой нормально развивающуюся отрасль, стабильный бизнес, выдача кредита не представляет проблемы. Никому не нужны неоправданные риски — нас всегда рассматривают под лупой. Даже если хозяйство является условно крепким, это не гарантирует его устойчивость в ближайшем будущем — условия предоставления кредита анализируются многосторонне, и это нормально.
Субсидирование процентной ставки, программы развития семян, мелиорации — эти прекрасные меры поддержки не станут основой для развития крестьянских и фермерских хозяйств в случае, если продукция будет стоить меньше себестоимости. Но не только это. Алексей Сальников убежден: продукция, выпущенная добросовестным производителем, не должна быть обезличена. Это полностью лишает его конкурентного преимущества. «Хотелось бы, чтобы Новосибирская область продемонстрировала в этом плане свою самостоятельную, разумную, ответственную политику, — говорит он. — Всего-то и надо — принять законодательное решение и разделить на полках магазинов качественную сельхозпродукцию и суррогат. Пусть отдельно будут представлены, скажем, дешевая продукция, сделанная из пальмового масла, и отдельно — дорогая продукция из натуральных ингредиентов. Пусть не мелкими, а крупными буквами будет написано: вот это — настоящее сливочное масло, а это — спред, это — колбаса из сои, а это — из мяса, это мороженое — из настоящего молока, а это — непонятно из чего. У человека должен быть выбор, должны быть право и уверенность, что его не дурят. Сейчас мы этого лишены, а добросовестный фермер не знает, куда деть свое настоящее молоко: мол, нет спроса, нет цены. При этом даже меня, производителя, нагло кормят «пальмой»! Давайте на нашем региональном уровне совершим этот законодательный прорыв, я уверен: его поддержат не только многочисленные сельхозпроизводители, нацеленные на развитие, но и прежде всего потребители. Мы хозяева в своей области, а потому должны вести себя по-хозяйски».

В режиме диалога

На последней встрече с врио губернатора Новосибирской области Андреем Травниковым представители АККОН предложили еще раз обратиться в Минсельхоз РФ с просьбой возобновить зерновые интервенции, вывезти зерно интервенционного фонда, которое хранится на элеваторах, определить для региона переходящий остаток, который необходим в случае засухи, и придерживаться его. А также — обнулить железнодорожный тариф или получить скидку. Только в этом случае сибирское зерно станет по-настоящему конкурентоспособным, в том числе и для экспорта. Кстати, сейчас действуют льготы на вывоз первых 100 тысяч тонн. Получено предварительное согласование того, чтобы распространить это на следующие 100 тысяч, и это хорошая новость. Причем было бы логично, чтобы это касалось не только пшеницы четвертого класса, но и третьего. Глава региона отметил, что в правительстве и депутатском корпусе идет проработка предложений о корректировке мер государственной поддержки аграриев — после их согласования регион будет выходить на уровень федерального Минсельхоза. Он также предложил подумать над уточнением формулировки соглашения и проработать возможность субсидирования из бюджета погашения старых кредитов, если хозяйства представят механизм оздоровления предприятия.
В настоящее время Ассоциация крестьянских хозяйств и сельхозкооперативов Новосибирской области представлена фермерами, которые, по словам Алексея Сальникова, «выкристаллизовались», начав в девяностых, прошли «огонь, воду и медные трубы», то есть состоялись. Это сообщество людей, имеющих знания, опыт и позицию. Хотя авторитет ассоциации, считает избранный председателем совета АККОН в апреле этого года Алексей Сальников, укрепить не помешало бы. 
«Ассоциация сегодня миновала этап огульного критиканства и отрицания. Поэтому назрели некоторые решения. Предстоит, на мой взгляд, принять меры организационного характера. В частности, восстановить систему оплаты членских взносов (сегодня взносы никто не платит) — на предстоящей конференции мы планируем жестко поставить этот вопрос. Чтобы иметь возможность лоббирования интересов сибирского фермерства в московской организации, мы планируем отчислять часть средств туда, этот вопрос также актуален. И главное: мы должны не только заявлять свою позицию, но и иметь реальную возможность конструктивного сотрудничества с властными структурами, продвижения своих предложений и разумных инициатив. Особенно  на региональном уровне».
 
 

Сергей ГОНТАРЕНКО, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Другие материалы рубрики:

  • Когда рыба в изобилии будет на наших столах?
    Рассказывая о достижениях или проблемах агропромышленного комплекса региона, мы как-то упустили из виду, что параллельно с ним успешно развивается еще одна отрасль — рыбохозяйственная, которая вносит существенный вклад в экономику области, создает на сельских территориях новые рабочие места, поставляет на столы сибиряков свежую рыбу или произведенные из нее продукты