Докуда доведет язык томских чиновников?

№ 27(1112), 11.07.2018 г.
Томск

Недавно на сайте «ЧС» вышла статья, в которой приводится ответ администрации Томской области о выполнении требований по итогам «прямой линии» с Президентом России. Напомним, ответ за подписью заместителя губернатора Евгения Паршуто продемонстрировал предельную забюрократизированность местной системы: причем не только по сути, но и по форме. Что же стало причиной такого ответа чиновников: привычка, страх показаться бесполезными, попытка уйти от ответственности или личные психологические проблемы? «ЧС» опросила экспертов в разных областях, чтобы рассмотреть все возможные варианты.   

К сожалению, ответ томских чиновников -- не исключение, а скорее правило.  Каждый, кто хоть раз обращался к чиновникам любого уровня, сталкивался с их привычкой к официозным и часто бессодержательным ответам. Нельзя сказать, что все представители власти общаются только так: бывает, что и ответы понятны, и результат от обращения есть. Но редко. Куда чаще чиновничьи тексты страдают излишней формальностью и не имеют отношения к поставленному вопросу, причем такая переписка может длиться годами. Формат писем -- как под копирку. Начинаются они с перечисления всех законов и нормативных актов, касающихся темы. И ответ администрации Томской области на запрос «ЧС» по поводу выделения земли многодетным семьям -- отличный пример как раз такого случая.

Традиция или страх?

«Здесь всё делается по традиции. Стиль этой канцелярщины формировался десятилетиями, -- комментирует филолог, литературный критик Сергей Кудряшев. -- С помощью тяжеловесных конструкций и стандартных клише очень легко уйти от конкретного ответа».

При этом, по словам эксперта, в профессиональной среде сейчас стараются от этого стиля уходить. Например, этому вопросу посвящена популярная книга Максима Ильяхова «Пиши. Сокращай». Там говорится, что иногда руководители, используя канцелярский стиль, пытаются изобразить уважение к адресату. При этом настоящее уважение «проявляется в заботе», говорит автор книги. А вот как раз заботы-то в томском ответе очень не хватает.

Справедливости ради стоит отметить, что не только чиновничьи тексты изобилуют канцелярскими оборотами. Грешат этим и наши коллеги журналисты. Чего стоит одна только привычка авторов «Интерфакса» использовать сокращения («тыс.», «млн.», «чел.») при цитировании прямой речи. Можете себе представить, чтобы человек в реальном выступлении сказал: «Мы освоили 7 млн 850 тыс. руб.»?

Борьба с так называемым «канцеляритом» в литературной и журналистской среде идет уже давно. Сам термин был введён Корнеем Ивановичем Чуковским в книге «Живой как жизнь» еще в 1966 году, но писал он об этом и раньше. С тех пор о проблеме канцелярщины говорили немало. Но, увы, в случае с ответами чиновников не только в канцелярите дело. Дело в самой системе мышления.

Ведь поражает не только форма ответа (к ней-то как раз мы все уже давно привыкли), но и его суть. Простое, казалось бы, изменение в законе описывается как работа, требующая не одного года. Сразу возникает мысль: не пытаются ли чиновники повысить собственную значимость в глазах граждан? Ведь если все просто, то зачем такой большой аппарат? Зачем столько работников в администрации? Чиновники (скорее всего, даже не осознавая этого), боятся за свои места и начинают изображать бурную деятельность. Отсюда все эти бесконечные мониторинги, анализы, рабочие группы, дорожные карты, сверки, проверки и прочее. Избыточная бюрократическая система, которая борется за собственное выживание, неспроста создала такой сложный и витиеватый язык. Стоит написать попроще, и люди задумаются: а чем вообще занимаются чиновники и действительно ли они нужны, тем более в таких количествах?

Еще одна возможная причина таких формулировок -- попытка уйти от ответственности в случае, если обещание не будет выполнено. «Это связано с желанием, если что, избежать ответственности, сформулировать так, чтобы не сказать ничего определённого, если что, сдать назад, -- комментирует ответ кандидат экономических наук Дмитрий Мостовов. -- Это свойственно и чиновникам других стран, не только России».

Безразличие или безнаказанность?

Собеседники «ЧС» отметили и еще одну проблему: процесс переписки между чиновниками и гражданами (в том числе и журналистами) сейчас регламентирован очень слабо. По сути дела, единственное, что должен соблюсти представитель власти, -- это срок, отведенный на официальный ответ. А вот качество ответа никто не оценивает. В итоге, если в тексте нет прямых оскорблений адресата, то автор не несет за него никакой ответственности: писать можно практически что угодно.

«Чиновники -- это особый слой в России, существующий в условиях очень слабого контроля и низкой ответственности», -- поясняет эту особенность психолог Борислав Сысоев. По его мнению, надо законодательно урегулировать формат коммуникации между чиновниками и гражданами, чтобы зафиксированы были не только сроки ответа, но и его обязательное содержание. «Стоило бы отработать такую форму коммуникации, которая отвечала бы ожиданиям запрашивающих», -- говорит эксперт и отмечает, что пока люди редко остаются удовлетворены получаемыми ответами.

Нет у сотрудников администрации и заинтересованности в качественной работе. «Если бы чиновник за свои письма отвечал из собственного кармана… Если бы в этом смысле у них была «сдельщина»: сделал плохо -- штраф, сделал хорошо -- плюс. Тогда он был бы заинтересован. Но сейчас у него только одна планка: вовремя ответить», -- добавляет Борислав Сысоев. 

Некомпетентность или садизм?

Психолог говорит, что причины могут быть и чисто человеческими. «Здесь можно предположить что угодно: от некомпетентности до садизма и намеренного издевательства. Например, личный конфликт с заявителем, -- комментирует он. -- В данном случае речь о многодетных семьях. Может быть такая ситуация, что тот, кто готовил ответ, просто не любит многодетных вообще -- такое встречается не так уж редко. Прямым текстом этого не скажешь, а вот отыграться в намеренно-бессодержательных ответах можно». «Правда, чтобы сделать вывод по поводу конкретной ситуации, надо знать, кто именно готовил ответ, и понимать систему коммуникации между исполнителем и тем, кто подписывает документ. Возможно, текст никто даже не читал, -- добавляет Борислав Сысоев. --  Мой опыт общения с чиновниками показывает, что обстановка, в которой работают исполнители, очень сильно зависит от стиля руководства. Есть же ведомства, где отвечают и понятно и по существу».

Собеседник «ЧС» сетует, что чиновники для граждан остаются безликими фигурами, ведь в открытом доступе часто не бывает вообще никакой личной информации о представителях власти: в лучшем случае -- образование, редко что-то большее. «А ведь может быть, человек уже вообще профнепригоден! -- замечает психолог. -- У чиновников за долгое время работы нередко случается профессиональная деформация: формируются не лучшие личностные качества. И, по-хорошему, нужны психологи, которые будут отмечать это и, при необходимости, освобождать человека от работы. Ведь от его действий страдают реальные люди».

Недальновидность или позиция?

Есть у проблемы и политический аспект. Поскольку речь идет о многодетных семьях и законах, связанных с ними, заметим, что категория эта -- довольно уязвимая. Процент многодетных в стране не очень высок, они не влияют на избирательный процесс, их голоса не особенно ценны. Поэтому мало кто заинтересован в том, чтобы продвигать их интересы, и при распределении бюджетов их потребности учитываются одними из последних. Да и сами родители постоять за себя не могут: попросту некогда разбираться в законах и настаивать на их исполнении.

При этом, хотя многодетные и не могут повлиять на результат выборов, отношение к этой категории неплохо характеризует уровень здоровья общества. «Отношение к многодетным вполне может быть главным критерием для оценки работы главы любой администрации -- хоть муниципальной, хоть региональной. Этот тезис можно объяснять хоть с позиций умножения человеческого счастья и развития общества, хоть с прагматической позиции «заботы о демографии» -- кто нас завтра будет кормить? -- поясняет руководитель Новосибирского регионального отделения «Родительского всероссийского сопротивления» Александр Коваленин. -- Положение многодетной семьи на подответственной территории -- вызывающе чёткое мерило того, как понимает чиновник своё назначение». «Сытый голодного не разумеет: сам глава, как правило, не понимает многодетную жизнь ни как счастье, ни как трудности, -- добавляет общественник. -- Он не понимает, что земля -- не награда за материнство, а помощь семье в самостоятельном выживании. И что на многодетную семью не надо смотреть как на соинвестора чего-либо, пусть даже стройки своего дома. А они привычно  смотрят -- и деловито подсчитывают: вот сколько из них уже отказались ведь от земли».

Лень или коррупция?

Создатель проекта «Семейный юрист» Андрей Андреев добавляет, что дело может быть и в другом. «Одна из схем, с которыми я сталкивался в разных регионах, в том, чтобы выделить для многодетных семей наиболее неудачные участки. В итоге люди от них отказываются, и земля, что называется, уходит дальше, -- поясняет он. -- Коррупционный фактор никогда нельзя исключать». Ничего не утверждая, эксперт замечает, что расплывчатые ответы могут прикрывать подобную схему.

Андрей Андреев много лет защищает права многодетных семей и называет их одной из самых уязвимых категорий. На родителей всегда можно надавить, и поэтому они редко пытаются агрессивно добиваться того, что полагается им по закону. «В ответе томских чиновников говорится, что люди отказываются от предложенной земли. Но не говорится, почему это происходит, -- объясняет юрист. -- Многодетной семье нужна не просто земля, а участок в таком месте, где дети смогут ходить в хорошую школу, а родители найдут работу. Пока же выходит, что многодетных буквально ссылают в гетто. Эти поселки на окраине городов, где выделяются участки, иначе как «резервацией» я и назвать не могу. Осталось только забором обнести».

По мнению общественника, городским многодетным по закону об улучшении жилищных условий надо выдавать не землю, а квартиры. Или же предлагать возможность переезда в крупные развитые села. «Чиновники у нас, как правило, не хотят шевелиться, они не видят реальности, в которой живут люди, и не понимают, что им нужно на самом деле, -- добавляет Андрей. -- То, что мы увидели в томской ситуации -- это пример так называемого «ручного управления». Но такие проблемы должны решаться не под давлением президента, а на местах. К сожалению, пока этого не происходит».

Родительское сообщество ситуацией обеспокоено и даже возмущено, а слова чиновников называют «дикими методами обмана». «Губернатор подставляет Путина, выставляя его вруном и человеком, команды которого необязательны для исполнения, -- говорит председатель Совета Сахалинского регионального общественного движения «Многодетный Сахалин» Вячеслав Потехин. -- А еще он подставляет партию, будто вообще вся партия лгунов». «Я являюсь многодетной мамой и решила сама пройти все инстанции по оформлению земельных участков, -- рассказывает Олеся Кудрявцева, представитель Родительского комитета Томской области и клуба молодых семей «Домовёнок». -- При разговоре сотрудник мэрии сразу сориентировал, что земли в городе нет и лучше обратиться в администрацию Томского района. И вообще, очередь состоит из нескольких очередей: первые идут семьи с детьми-инвалидами, потом военные, многодетные -- сначала с четырьмя и более, потом с тремя…»

Очевидно, что последнее, о чем задумывается бюрократическая система, -- потребности граждан. Слишком много преград стоит между чиновником, который готовит ответ, и простым человеком, который задает вопрос. И, похоже, для решения этой проблемы нужны серьезные комплексные меры. Скорее всего, исходящие от самого президента.

Вспомним, что призывник в первый месяц службы в армии проходит курс молодого бойца: без этого ему не дадут в руки оружия. А при приеме на государственную службу нужно предусмотреть «курс молодого чиновника», в ходе которого новому специалисту должны объяснить основы работы, в том числе деловой переписки. Да, существуют курсы повышения квалификации для управленцев, но на них сотрудников направляют не сразу. Поэтому следовало бы ввести особый «допуск» -- «на работу с людьми», для получения которого чиновники сдавали бы зачет.

Как и обещала в предыдущей публикации, редакция «ЧС» направила статью об ответе томских чиновников в Администрацию Президента России. В ответ нас уведомили, что необходимые для объективного и всестороннего рассмотрения обращения документы и материалы уже запрошены у томских властей. Свои предложения по подготовке молодых чиновников мы направим туда же. И будем держать читателей в курсе развития событий.

Марина Вдовик

Другие материалы рубрики:

  • Первопроходцев монтировали три дня
    Памятник первопроходцам открыт в Новокузнецке на левом берегу Томи, при въезде в исторический центр города — Кузнецкий район
     
  • Село останется со школой
    Ремонт школы в селе Старая Суртайка Алтайского края, которую в ходе «прямой линии» местные жители попросили Президента РФ Владимира Путина сохранить, обойдется в пять миллионов рублей
     
  • Деньги требуют грамотности
    Впервые в Томской области в детском лагере прошла бесплатная профильная смена по финансовой грамотности
     
  • О группе «Ленинград» и национальной безопасности

    Продолжается серия судов, запущенная после сибирских гастролей скандально известной группы «Ленинград». Недавно было вынесено решение по концерту в «Шерегеше». А в Барнауле так и вообще решились возбудить дело против солиста Сергея Шнурова -- за мелкое хулиганство. Между тем общественники не тратят время даром и готовят открытое письмо. Причем не кому-нибудь, а секретарю Совета безопасности России Николаю Патрушеву.

  • «Спасение утопающих…», или Немного о противопожарном ГОСТе

    СМИ сообщили, что в России появится ГОСТ по пожарной безопасности. Разрабатывать его начали после масштабного пожара в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемеровской области, где погибли 60 человек. Предполагается, что стандарт поможет избежать таких трагедий в будущем. Одно из предложенных нововведений -- ежемесячные проверки во всех организациях.

  • Армстронг, Трамп, кедры и Академгородок

    Сегодня в Хельсинки проходит историческая встреча. Президенты России и США пожмут руки, чтобы обозначить на весь мир: мы не враги друг другу. Развивается дружба между нашими странами и народами. В этот день «ЧС» решила вспомнить о другом важном визите -- приезде покорителя Луны Нила Армстронга в Академгородок…