Ветеранов... выбрасывают на улицу

№ 31(1116), 08.08.2018 г.
Право на жилье относится к основным правам человека (ст. 40 Конституции РФ). Основные права человека и гражданина провозглашены высшей ценностью государства (ст. 2 Конституции РФ). Однако история, о которой пойдет речь в данном материале, переворачивает  эти незыблемые постулаты  с ног на голову. И вряд ли кого она оставит равнодушным! Ведь если ТАКОЕ произошло с кем-то, значит, может случиться и с другими?!
В редакцию нашей газеты обратились пенсионеры супруги Роман за экстренной помощью, которых по решению суда заставляют снести свой собственный дом и, по сути, выбрасывают на улицу. Ведь этот дом — их единственное жилье. Ветераны считают это вопиющим нарушением прав человека.
А начиналась вся эта история вполне радужно. Любовь Дмит-риевна Роман и ее супруг Илья Георгиевич Роман, всю жизнь копившие деньги на осуществление своей мечты, построили в 2007—2008 годах свой дом на земле. Дом-мечту! И десять лет жили в нем и радовались. Беда пришла, откуда ее и не ждали. Соседка вдруг подала иск в суд о признании их дома самовольной постройкой и потребовала его снести. И Новосибирский районный суд 31 января 2018 года удовлетворил иск Людмилы Валентиновны Анисимовой и обязал Любовь Дмитриевну Роман «собственными силами осуществить снос жилого дома». И сроку дал месяц с момента вступления в силу решения суда.
Как же такое случилось, что дом с кадастровым номером 54:19:112001:10426, построенный на земельном участке с кадастровым номером 54:35:11200165180, расположенный в п. Озерный, микрорайон «Ключевой», из легального строения, узаконенного государством (об этом свидетельствуют кадастровые номера),  вдруг перешел в «нелегалы» и признан самовольной постройкой?
Истец Л. В. Анисимова полагает, «что жилой дом ответчика является самовольной постройкой, так как на его возведение не было получено разрешение, дом возведен с существенными нарушениями градостроительных норм, норм и правил пожарной безопасности...Спорная постройка расположена на смежной границе участков и частично заходит на земельный участок истца, чем нарушается ее право собственности на него».
Разберемся в сути этого иска. Первое — является ли дом незаконной постройкой? По Градостроительному кодексу разрешение на строительство дома высотой не более двух этажей на земельном участке с категорией земли населенных пунктов и разрешенным использованием для индивидуального жилищного строительства не требуется. Законопослушные граждане супруги Л. Д. Роман и 
И. Г. Роман после окончания строительства  прошли государственную процедуру регистрации  своего жилого дома, и «Росреестр» признал постройку законной. (Почему-то этот факт не заслужил у суда внимания?!) Для строительства индивидуального жилого дома супруги Роман вступили в жилищно-строительный кооператив «Ключевой». И дом возводился на основании договора с юридическим собственником общего земельного участка — ЖСК «Ключевой». Ответчик согласовала конфигурацию своего дома и места его возведения с председателем ЖСК «Ключевой» и (заметьте это!) с истцом Л. В. Анисимовой  (схема согласования л. д. 162).
Далее — о «нарушении границы». О том, что дом ответчика  заступил на территорию истца. В ходе проведения судебной экспертизы установлено, что  дом 
Л. Д. Роман на 20 см заходит на соседний участок, общая площадь такого заступа всего лишь 3,97 кв. м (или 0,37 процента от площади земельного участка). Кстати, наложение находится в пределах погрешности измерения (допустимая погрешность равна 30 см), поэтому его нельзя рассматривать как нарушение. Это первое. И второе: на момент строительства дома(в период 2007—2008 годов) смежной границы вообще не существовало, как не существовало и самостоятельных участков! Только в конце 2011 года земельный участок, принадлежащий ЖСК «Ключевой», претерпел размежевание в пределах 40 самостоятельных участков. И только тогда образовалась смежная граница. Определение смежной границы сторон настоящего спора проводилось уже после завершения строительства дома семьи Роман. Скажите, как можно нарушить то, чего нет?! Именно поэтому жилой дом ответчика не мог нарушать нормативные расстояния от смежной границы — ее попросту не было. Это касается не только заступа дома за границу, но и положенного  отступления от нее на три метра в целях противопожарной безопасности.
Конечно же, решая вопрос о применении такой крайней санкции, как снос жилья, важно было исследовать вопрос о существенности допущенных нарушений и негативных последствий (угроз), которые могут наступить для истца. Из судебных постановлений следует, что судами первой и кассационной инстанции, которая оставила в силе решение Новосибирского районного суда, не установлены обстоятельства, указывающие на допущенные при возведении постройки существенные нарушения градостроительных и строительных норм. На момент строительства никакие СНиПы не были нарушены. Не указано также, какие негативные последствия наступили для истца, создана ли угроза жизни и его здоровью. Напротив, в экспертном заключении по результатам проведенной судебной  экспертизы сказано: «выявленные несоответствия требований... не создают угрозу жизни и здоровью граждан» (л. д. 49). В материалах дела имеется согласие истца на расположение дома до его строительства. Дом был построен десять лет назад. За это время никаких требований о том, что дом создает угрозу жизни и здоровью, истец не заявлял.
И еще два очень важных момента. В юриспруденции есть такое понятие, как принцип соразмерности — возможно допущенного гражданско-правового нарушения и примененной санкции.  За 20 сантиметров заступа... снос многомиллионного жилого дома! Это соразмерно?! Такой незначительный заступ — 0,37 процента от площади земельного участка истца суд первой инстанции расценил безусловным основанием для сноса жилого дома — единственного жилья ответчиков! О принципе соразмерности, вероятно, не вспомнили...
— Применение такой крайней и исключительной санкции, как снос жилья граждан, совершенно  не соответствует задачам ст. 222, 304 Гражданского кодекса РФ в их системном единстве с конституционной ценностью жилья граждан (ст. 40 Конституции РФ), — считает руководитель ЗАО «Деловые услуги» Роман Соловьев, ведущий судебное дело ответчика.
 В Президиум Новосибирского областного суда поданы кассационные жалобы от  Любови Дмитриевны Роман и от Ильи Георгиевича Романа, которого суд не привлек к участию в деле и своим решением о сносе жилья, по сути, произвольно лишил  права собственности. Да, право собственности на дом зарегистрировано на Любовь Дмитриевну Роман, но она состоит в законном браке с Ильей Георгиевичем 41 год. При таких обстоятельствах он является равноправным собственником жилья, поскольку имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.
— Я считаю, что суд первой инстанции, вынося решение о сносе дома и не предоставив мне возможности защищаться в суде, грубо нарушил мои права. Я в своей кассационной жалобе прошу отменить  решение суда первой инстанции и апелляционное определение судебной коллегии Новосибирского областного суда  от 24 апреля 2018 г. и направить дело на новое рассмотрение. Мы будем подавать кассации и обращения во все инстанции — вплоть до Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ и Президента РФ. Судьи сейчас ничего не боятся. Судья — это наместник Бога! Люди верят суду и надеются на его справедливость. А где она — эта справедливость?!
Проводя данное расследование, редакция «ЧС» хотела бы привлечь внимание общественности к  этой теме, поскольку она важна для всех жильцов индивидуальных домов. По сути, в Новосибирской области создан прецедент, когда пенсионеров по суду лишают законного права на жилье. Как же так получается, что человек, имея свой законный земельный участок, построив на законных основаниях на нем свой дом, вдруг в одночасье может лишиться его?! Судебное решение вступило в силу, и судебные приставы требуют от Л. Д. Роман немедленно снести дом. А не стоит ли за этой историей банальная жажда корысти, новый способ «зарабатывания денег»?! Время такое, мы такие?! Добавим только одно: истец Л. В. Анисимова в суд не является, а ее представитель (сын) К. Н. Анисимов — руководитель крупной юридической фирмы в городе. Наша газета будет следить за дальнейшим развитием событий.
 

Отдел расследований «ЧС»