Одной ловкостью мяч не укротишь

№ 31(1116), 08.08.2018 г.
«Дома, в быту профессиональному жонглеру лучше не говорить слово «кинь»: сработает профессиональный рефлекс! Потому что мячики мы обычно кидаем»
Эту жонглерскую байку рассказала руководитель новосибирской школы жонглирования и оригинального жанра «Up!» Екатерина Башкина.
Хотя союз «и» в названии школы весьма условен, поскольку тот вид жонглирования, которому обучаются и который демонстрируют на различных представлениях воспитанники школы, сам по себе считается оригинальным. Это  и так называемое органическое жонглирование — с включением в жонгляж всего тела, танцев и акробатики. 
Инновационное направление, которым занимаются и которое активно развивают артисты школы, стремительно набирает силу. Если сравнить органическое жонглирование с классическим, то в классике каждый элемент построен на определенной схеме выполнения, причем чаще всего это элементы с тремя мячиками, а органическое жонглирование предполагает больше свободы движений.
Постановки оригинального жанра имеют в немалой степени театрализованную направленность, наполненность чем-то личным и уход от стереотипов и стандартов, это некая самопсихотерапия артиста и передача особых состояний зрителю. 
Жонглированием вообще можно назвать любую манипуляцию с различными предметами. Скажем, такая техника, как дабл стафф, завязана на кручении огня, т. е. это огненное шоу. В студии «Up!» также делают различные световые постановки, есть здесь и мастера по манипуляции с китайскими веерами, кнутами и прочими интересными направлениями. 
Екатерина предпочитает работать в технике контактного стаффа: с этаким посохом — это ее основной вид реквизита. Причем девушка искренне верит в то, что реквизит наделен душой. «У реквизита есть настроение.  Это не бездушная машина, это, прежде всего —  наш партнер, — поделилась с корреспондентом газеты «Честное слово» Екатерина. — В реквизит ты вкладываешь очень много. Сколько мы с моим реквизитом выступлений прожили, сколько объездили! В поезде он всегда ночует со мной. У меня к нему трепетное отношение:  с ним я разговариваю каждый раз перед выступлением — то есть отношусь как к живому человеку. И я лучше сама упаду, чем его ударю или уроню. Однажды я возвращалась с фестиваля и попала под ливень. Что спасать — у меня даже вопроса не возникло: я обмотала пакетами свою палку, а сама вымокла до нитки».
Жонглирование — целая наука. Здесь на одной ловкости далеко не уедешь. В школе «Up!» проходят занятия по геометрии поинга и дабл-стаффа (траектория движения предметов  расписывается на доске маркером), ведь без знания этих вещей не получится красивого кручения реквизита. Также преподаются пантомима (без эмоций жонглер не артист), сценическая пластика, акробатика (правда, для тех, кому она позволительна по состоянию здоровья), проходят занятия по пальцевой гимнастике. Обучают в школе и эквилибристике (здесь нужно удержать равновесие на доске, которая ставится на цилиндр), а также хождению на ходулях. 
В работе артиста важны и личные качества: стрессоустойчивость (не все зрители и просто прохожие на улице принимают такой вид искусства) и эмоциональная открытость. Иногда воспитанники студии выходят на такой вид взаимодействия со зрителем, как стриты: выступают наряду с уличными музыкантами в формате импровизации. Это необходимо,  прежде всего, для тренировки молодых артистов. Хотя молодежь уже после нескольких занятий готова к тому, чтобы выступать на мероприятиях и посерьезней — например, на корпоративах. Но там востребована, в основном, насыщенная шоу-программа и разрабатывается она индивидуально, согласно тематике мероприятий.
Помогает студия и молодым спортсменам: развивает координацию, ловкость, расфокусировку внимания. Кто-то остается артистом, кто-то уходит. Как признается сама Екатерина, когда она начала заниматься жонгяжем, у нее изменилось восприятие мира: девушка стала больше замечать, больше видеть. 
В это трудно поверить, но одному, наверное, самому известному элементу классического жонглирования под названием «каскад» в школе «Up!» обучают за одну тренировку. Главное — научить правильно подавать  мячу импульс. «В зависимости от положения импульса зависит положение мячика, — учит Екатерина. —  Если он падает, ты можешь его менять. То есть он падает — ты его схватил, передвинул, отпустил —  мяч сменил точку. Гравитацию мы не отменим: мячики все равно падают, но мы можем что-то изменить в процессе падения».
Шаг за шагом увеличивается либо количество мячей, либо меняются сами предметы — и так до бесконечности: предела для совершенства в жонглировании не существует. 

Яна ДОЛЯ, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО» 

Другие материалы рубрики:

  • Большая проверка, или Когда гастроли освежают кровь
    Пермский академический Театр-Театр в этом году впервые принял участие в российской программе «Большие гастроли» и привез в Новосибирск целых пять спектаклей. Действующая в  рамках «Больших гастролей» межрегиональная программа дает возможность театрам из разных уголков страны съездить не только в соседние области, но и в дальние регионы