«Нет дождя, следовательно, виноваты христиане»

№ 36(1121), 12.09.2018 г.
Завтра, 13 сентября, Православная Церковь будет вспоминать одного из отцов Церкви, священномученика Киприана Карфагенского, который жил в III веке. Священномученик — значит, что святой был священником и умер мученической смертью. А мучеников в первые 300 лет существования христианства было очень и очень много. Все они пострадали за Христа. А причины, по которым их гнали и убивали, были разные. В этой статье мы попытаемся разобраться, что это были за причины и как много зависит от желания понять или не понять ближнего

Свет, тихий и ясный, нисшел с Неба

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский, родился около 200 года в городе Карфагене (Северная Африка), который был тогда частью Римской империи. Там протекла вся его жизнь и деятельность. 
Фасций Киприан был сыном богатого сенатора-язычника, получил прекрасное светское образование и стал блестящим оратором, учителем красноречия и философии в Карфагенской школе. Он часто выступал в судах как ходатай и защитник по делам своих сограждан. Киприан впоследствии вспоминал, что долго «оставался в глубокой мгле ночной, далекий от света Истины». Состояние, доставшееся от родителей и нажитое своей деятельностью, знаменитый ритор тратил на роскошные пиры, но они не могли заглушить в нем жажды истины.
Заинтересовавшись христианством, он познакомился с сочинениями апологета пресвитера Тертуллиана (родился ок. 160 г.). Впоследствии святитель писал, что ему казалось невозможным тогда при его навыках достичь обещанного Спасителем возрождения.
Из такого тяжелого и нерешительного состояния его вывел друг и руководитель, пресвитер Цецилий. В 46-летнем возрасте ученейший язычник был принят в христианскую общину как оглашенный (т. е. готовящийся ко крещению). Еще до принятия крещения он раздал нищим все имение и переселился в дом пресвитера (то есть священника) Цецилия. Могучее действие возрождающей благодати Божией, полученной им в крещении, святитель Киприан описал в письме к другу Донату: «Когда возрождающая волна очистила нечистоты моей прежней жизни, свет, тихий и ясный, нисшел с Неба в сердце мое. Когда второе рождение Духом Небесным изменило меня в нового человека, то чудным образом укрепился я против сомнений, открылись тайны, осветилось темное... я узнал, что жившее во мне по плоти для греха принадлежало земле, а началось теперь Божие, живущее Духом Святым. В Боге и от Бога вся наша сила; от Него — наша крепость. Через Него мы, живя на земле, имеем предчувствие будущего блаженного состояния». Примерно через год после крещения святой был рукоположен во пресвитера, а когда умер Карфагенский епископ Донат, все единодушно избрали епископом святого Киприана. Он дал свое согласие, повинуясь настоятельным просьбам, и был рукоположен во епископа Карфагенского около 248 года.
Святитель прежде всего занялся церковным благоустройством и искоренением пороков в среде клириков и паствы. Святая жизнь архипастыря вызывала у всех желание подражать его благочестию, милосердию и мудрости. Плодотворная деятельность святителя Киприана стала известна за пределами его епархии. Епископы других кафедр часто обращались к нему за советом, как поступить в том или ином случае. Гонение императора Декия (249—251 гг.), о котором святителю было открыто в сонном видении, заставило его скрыться. Его жизнь была нужна пастве для укрепления веры и мужества среди гонимых. Перед отъездом из епархии святитель разделил церковное имущество между всеми клириками для оказания помощи нуждающимся и в дальнейшем присылал дополнительные средства.
Он держал постоянную связь с карфагенскими христианами через своих посланцев, писал письма к пресвитерам, исповедникам и мученикам. Некоторые христиане, убоявшись мучений, принесли жертву языческим богам. Эти отпадшие христиане обращались к исповедникам, прося дать им так называемые письма мира, т. е. ходатайственные записки о принятии их в Церковь. Святитель Киприан написал всей Карфагенской христианской общине послание, в котором указал, что отпадших во время гонения можно принимать в Церковь, но этому должно предшествовать рассмотрение обстоятельств, при которых совершилось отпадение. Должна быть проверена искренность сокрушения падших. Принимать их можно лишь после церковного покаяния и с разрешения епископа. Некоторые из падших настоятельно требовали немедленного допущения их в Церковь и этим смущали всю общину. Святитель Киприан писал епископам других епархий, спрашивая их мнения, и от всех получил полное одобрение своих распоряжений.
Во время своего отсутствия святитель уполномочил четырех клириков проверить жизнь людей, которые готовились к рукоположению во пресвитера и диакона. Это встретило сопротивление мирянина Феликиссима и пресвитера Новата, поднявших возмущение против своего епископа. Святитель Киприан отлучил Феликиссима и шестерых его сторонников. В своем письме к пастве святитель трогательно увещевал всех не отделяться от единства Церкви, подчиниться законным распоряжениям епископа и ждать его возвращения. Это письмо удержало большинство карфагенских христиан в верности Церкви.
В скором времени святитель Киприан вернулся к пастве. Возмущению Феликиссима был положен конец на Поместном Соборе 251 года. Этот же Собор вынес суждение о возможности принятия в Церковь падших после принесения ими церковного покаяния и подтвердил отлучение Феликиссима.
В то время назревал новый раскол, поднятый римским пресвитером Новацианом, к которому присоединился карфагенский пресвитер Новат, бывший сторонник Феликиссима. Новациан утверждал, что отпадших во время гонения нельзя принимать обратно, даже если они каются в своем грехе. Кроме того, Новациан при помощи Новата убедил трех италийских епископов при жизни законного Римского епископа Целерина поставить на Римскую кафедру другого епископа. Против такого беззакония святитель Киприан написал ряд окружных посланий к африканским епископам, а затем целую книгу «О единстве Церкви».
Когда в Карфагенской Церкви стали утихать раздоры, началось новое бедствие — вспыхнула моровая язва. Сотни людей бежали из города, оставляя больных без помощи, а мертвых — без погребения. Святитель Киприан, показывая пример стойкости и мужества, сам ухаживал за больными и хоронил мертвых, причем не только христиан, но и язычников. Моровая язва сопровождалась засухой и голодом. Орды варваров-нумидийцев, пользуясь бедствием, нападали на жителей и уводили их в плен. Святитель Киприан побудил многих богатых карфагенцев пожертвовать свои средства на питание голодающих и выкуп пленных.
Когда началось новое гонение на христиан со стороны императора Валериана (253—259 гг.), карфагенский проконсул Патерн велел святителю принести жертву идолам. Он твердо отказался выполнить это, а также назвать имена и местопребывание пресвитеров Карфагенской Церкви. Святителя сослали в местность Курубис. Диакон Понтий последовал в ссылку за своим епископом добровольно. В тот день, когда святитель прибыл на место ссылки, он увидел сон, предвозвещавший ему скорую мученическую кончину. Находясь в изгнании, святитель Киприан написал много писем и книг. Желая пострадать в Карфагене, он сам вернулся туда. Приведенный на суд, он был оставлен на свободе до следующего года. Почти все карфагенские христиане пришли проститься со своим епископом и получить от него благословение. На суде святитель Киприан спокойно и твердо отказался принести жертву идолам и был приговорен к усечению мечом. Услышав приговор, святитель Киприан сказал: «Благодарение Богу!» И весь народ в один голос воскликнул: «И мы хотим умереть с ним!» Придя на место казни, святитель снова преподал всем благословение и распорядился дать от него 25 златниц палачу. Потом он сам завязал себе глаза, а руки дал связать стоявшим около него пресвитеру с иподиаконом и преклонил голову. Христиане с плачем постилали пред ним платки и убрусы, чтобы собрать священную кровь. Мученическая кончина последовала в 258 году. Тело святителя ночью было взято и погребено на частном кладбище прокуратора Макровия Кандидиана.
Впоследствии, при короле Карле Великом (771—814 гг.), его святые мощи были перенесены во Францию.
Святитель Киприан Карфагенский оставил для Церкви драгоценное наследие: свои сочинения и 80 писем. Творения святителя Киприана были приняты Церковью как образцы Православного исповедания и читались на Вселенских Соборах (III Ефесском и IV Халкидонском). В сочинениях святителя Киприана изложено Православное учение о Церкви, основанной 
Господом Иисусом Христом, утвержденной и устроенной апостолами. Внутреннее единство выражается в единстве веры и любви, внешнее единство осуществляется иерархией и таинствами Церкви. В Церкви Христовой заключается вся полнота жизни и спасения. Отделяющие себя от единства Церкви не имеют в себе истинной жизни. Христианская любовь является скрепляющим звеном Церкви. «Любовь — основа всех добродетелей, она вечно пребудет с нами в Царстве Небесном».

Не приносить жертву идолам

Как мы видим из жизнеописания священномученика Киприана Карфагенского, он и многие другие христиане подверглись гонениям со стороны языческой римской власти. Многие слышали о христианских мучениках первых трех веков. Но немногие знают, за что же конкретно они подвергались гонениям. Мы попробуем разобраться.
Ответ на этот вопрос очевиден и универсален: христиан гнали, поносили, лишали имущества, убивали за веру в Иисуса Христа. Но что побуждало именно язычников делать это? В приведенном нами жизнеописании св. Киприана не раз упоминается, что их казнили за отказ принести жертву так называемым государственным богам Римской империи. И это неудивительно. Христиане поклоняются Одному лишь Богу, Творцу Вселенной. Языческих богов христиане воспринимали и воспринимают как бесов, служителей тьмы. Идолы для христиан, по словам апостола Павла, вообще — ничто. Христиане поклоняются Творцу, а не творению. 
Итак, отказ принести жертву (пусть даже формальную) богам Римской империи воспринималось властями как оскорбление величества императора. Кстати, именно поэтому христиан называли… атеистами, т. е. безбожниками — без богов. Отступничество от государственных божеств (sacrilegium) считалось лишь одной из форм оскорбления величества. Было еще две формы, как им казалось, «оскорбления». Христиане также отказывались чтить императорские изображения возлияниями и курениями (одна из форм идолопоклонства). Император считался также божественным и перед его иконами (иконус — греч. «образ»). Император — не Бог, а всего лишь человек. Именно это обстоятельство и не позволяло христианам приносить жертвы перед его изображениями. А вовсе не потому, что они отрицали его императорскую власть.
Третьей формой «оскорбления величества» было то, что христиане собирались для совершения своих богослужений тайно и ночью, составляя недозволенные собрания (участие в collegium illicitum или в coetus nocturni). А это приравнивалось к бунту. По-другому во время гонения они собираться просто и не могли.
Как мы знаем, в первые века христиане совершали множество удивительнейших чудес (они есть и сейчас, но тогда они просто изобиловали). Чудесные исцеления, изгнания бесов были настолько часты и очевидны, что очень многих обращали в христианскую веру. Но некоторые язычники вместо того, чтобы обратиться к всемогущему Богу, считали все это делом запрещенной законом магии. Они по какому-то дикому недоразумению и от непонимания сути христианской веры (недостатка информации или нежелания понять, а, возможно, и из зависти) думали, что Иисус оставил своим последователям магические книги, в которых изложен секрет изгнания демонов и исцелений. Поэтому священные книги христиан, которые позже были объединены в Новый Завет Библии, были предметом тщательных розысков со стороны языческих властей, особенно во время гонений Диоклетиана. 
С точки зрения Рима, магические сочинения и сами волшебники законом были присуждаемы к сожжению, а соучастники преступ-ления были распинаемы или умирали в цирке. Что касается religiones peregrinae (т. е. иноземных религий), то они были запрещены уже законами XII таблиц: по законам империи за принадлежность к чуждой религии люди высшего сословия подлежали изгнанию, а низшего — смертной казни. Христианство являлось притом полным отрицанием всего языческого строя: религии, быта, языческих нравов, общественной и семейной жизни, которые тогда практиковались в Римской империи. 
Христианин для язычника был «врагом» в самом широком смысле этого слова. Императоры, правители и законодатели видели в христианах заговорщиков и мятежников, колеблющих все основы жизни государственной и общественной. Хотя, конечно же, это было вовсе не так. Жрецы и прочие служители языческой религии, естественно, должны были враждовать с христианами и возбуждать вражду к ним. Люди образованные, не верующие в древних богов, но почитающие науку, искусство, всю греко-римскую культуру, видели в распространении христианства — этого, с их точки зрения, дикого восточного суеверия — великую опасность для цивилизации. Необразованная чернь, слепо привязанная к идолам, языческим праздникам и обрядам, с фанатизмом преследовала христианских «безбожников». 
И вот при таком-то настроении языческого общества о христианах могли распространяться (и распространялись!) самые нелепые слухи, находить веру и возбуждать новую вражду к христианам. Все языческое общество с особенным усердием помогало выполнению кары закона над теми, которых оно считало врагами общества и даже… обвиняло в ненависти ко всему человеческому роду.

За «суеверие и упорство»

Принято с древних времен считать десять гонений на христиан, именно со стороны императоров: Нерона, Домициана, Траяна, М. Аврелия, С. Севера, Максимина, Деция, Валеpиана, Аврелиана и Диоклетиана. Такой счет — искусственный, основанный на числе казней египетских или рогов, воюющих против агнца в Апокалипсисе (Апок. 17, 12). Но он не соответствует фактам и плохо объясняет события. Общих, повсеместных систематических гонений было меньше десяти, а частных, местных и случайных — несравненно больше. 
Гонения не имели одинаковой свирепости всегда и во всех местах. Самые преступления, взводимые на христиан, например отступничество от римских богов, могли быть наказываемы строже или мягче, по усмотрению судьи. Лучшие императоры, как Траян, Марк Аврелий, Деций и Диоклетиан, преследовали христиан, потому что для них важно было охранение основ государственной и общественной жизни, а христиане, по их невежественному мнению, представляли угрозу.
Но вот парадокс, недостойные с государственной точки зрения императоры, такие как Коммод, Каракалла и Гелиогабал, были снисходительны к христианам… Но, конечно, вовсе не по сочувствию к ним, а по совершенному нерадению о делах государственных. Часто само языческое общество начинало преследование христиан и побуждало к этому правителей. 
Это особенно проявлялось во время общественных бедствий. В Северной Африке, откуда был родом священномученик Киприан Карфагенский, даже появилась пословица: «нет дождя, следовательно, виноваты христиане». Помните современную интерпретацию этой поговорки? «Если в кране нет воды, значит, выпили жиды». Как только случались наводнение, засуха или эпидемия, фанатичная толпа кричала: «Сhristianos ad leones!» (то есть кинуть христиан львам на растерзание). 
В гонениях, инициатива которых принадлежала императорам, иногда на первом плане были мотивы политические — непочтение к императорам и противогосударственные стремления, иногда мотивы чисто религиозные — отрицание богов и принадлежность к недозволенной религии. Впрочем, политика и религия никогда не могли быть разъединены вполне, потому что религия рассматривалась в Риме как дело государственное.
Римское правительство сначала не знало христиан: оно считало их иудейской сектой. В этом качестве христиане пользовались терпимостью и в то же время были так же презираемы, как иудеи. Первым гонением считается гонение, предпринятое Нероном (64 г.); но оно не было собственно преследованием за веру и, кажется, не распространялось за пределы Рима. Тиран хотел за пожар Рима, в котором народное мнение обвиняло его самого, наказать тех, которые в глазах народа были способны на постыдное дело. Вследствие этого произошло известное бесчеловечное истребление христиан в Риме. С тех пор христиане почувствовали полное отвращение к Римскому государству, что видно из апокалиптического описания великого Вавилона, жены, опьяненной 
кровью мучеников. Нерон в глазах христиан был антихристом, который еще раз явится для борьбы против народа Божия, а Римская империя — царством демонов, которое в скором времени уничтожится совершенно с пришествием Христа и основанием благодатного царства Мессии. 
…При Нероне в Риме пострадали апостолы Павел и Петр. Апостола Петра распяли вниз головой, а апостол Павел, как гражданин Рима, был усечен мечом… 
Второе гонение относят к императору Домициану (81—96 гг.); но оно не было систематическим и повсеместным. Было несколько казней в Риме, по малоизвестным причинам; из Палестины представлены были в Рим родственники Иисуса Христа по плоти, потомки Давида, в невинности которых, впрочем, убедился сам император и дозволил им возвратиться беспрепятственно на родину. 
Впервые Римское государство начало действовать против христиан как против определенного общества, подозрительного в политическом отношении, при императоре Траяне (98—117 гг.), который на запрос Плиния Младшего, правителя Вифинии, указал, как должны власти поступать с христианами. По донесению Плиния, за христианами не было замечено никаких преступлений политических, кроме разве «суеверия грубого и упорства непобедимого» (не хотели перед императорскими изображениями делать возлияний и курений). Ввиду этого император определил не разыскивать христиан и не принимать против них анонимных доносов; но, если их будут обвинять законным образом и по расследовании они окажутся упорными в своем «суеверии», подвергать их смертной казни. 
Этого определения относительно христиан держались и ближайшие преемники Траяна. Но число христиан быстро умножалось, и уже в некоторых местах начинали пустеть языческие храмы. Многочисленное и везде распространенное тайное общество Христа не могло уже более быть терпимо со стороны правительства как «иудейская секта»: оно являлось, в его глазах, опасным не только для государственной религии, но и для гражданского порядка. Несправедливо приписывают императору Адриану (117—138 гг.) и Антонину Пию (138—160 гг.) эдикты, благосклонные христианам. При них оставалось во всей силе постановление Траяна. Но преследования их времени могли казаться незначительными сравнительно с тем, что испытали христиане в последние годы правления Марка Аврелия (161—180 гг.). 
Аврелий презирал христиан как философ-стоик и ненавидел их как правитель. Поэтому он предписал разыскивать христиан и определил пытать и мучить их, чтобы отвратить «от суеверия и упорства»; остававшиеся твердыми христиане подвергались смертной казни. 
Гонение одновременно свирепствовало в различных частях империи: в Галлии, Греции, на Востоке. Мы имеем обстоятельные сведения о преследовании христиан в это время в галльских городах Лионе и Вьене. При Марке Аврелии в Риме пострадал св. Иустин Философ, апологет христианства, в Лионе — Пофин, 90-летний старец, епископ; твердостью в перенесении мучений и героическою смертью прославились девица Блондина и пятнадцатилетний юноша Понтик. По улицам Лиона кучами лежали тела мучеников, которые потом сожгли и пепел бросили в Рону. 
Преемник Марка Аврелия, Коммод (180—192 гг.), восстановил более милостивое для христиан законодательство Траяна. Септимий Север до 202 года был сравнительно благосклонен к христианам, но с этого года вспыхнули жестокие гонения в различных частях империи; с особенною силой они свирепствовали в Египте и в Африке; здесь особенным героизмом мученичества прославились две молодые женщины — Перепетуя и Фелицитата. Религиозный синкретизм императора Гелиогабала (218—222 гг.) и Александра Севера (222—235 гг.) побуждал их благосклонно относиться к христианам. В короткое царствование Максимина (235—238 гг.) и нерасположение императора, и фанатизм черни, возбужденной против христиан разными бедствиями, были причиной жестоких преследований во многих провинциях. 

Неумение понять…

При преемниках Максимина, и особенно при Филиппе Аравитянине (244—249 гг.), христиане пользовались такой снисходительностью, что последнего даже считали самого христианином. 
Со вступлением на престол Деция (249—251 гг.) разразилось над христианами такое гонение, которое по систематичности и жестокости превосходило все предшествовавшие, даже гонение Марка Аврелия. Император, заботясь о старой религии и о сохранении всех древних государственных порядков, сам руководил гонением; провинциальным начальникам были даны обстоятельные на этот счет инструкции. Было обращено серьезное внимание на то, чтобы никто из христиан не укрылся от розысков; число казненных было чрезвычайно велико. Церковь украсилась многими славными мучениками; но много было и отпадших, особенно потому, что предшествовавший долгий период спокойствия усыпил у некоторых героизм мученичества. 
При Валериане (253—260 гг.), в начале правления снисходительном к христианам, им пришлось вновь вытерпеть жестокое преследование. Чтобы расстроить христианское общество, правительство обращало теперь особенное внимание на христиан из привилегированных сословий, и прежде всего на предстоятелей и руководителей христианского общества, епископов. В Карфагене пострадал епископ Киприан (о котором мы рассказывали), в Риме папа Сикст II и диакон его Лаврентий, герой между мучениками. Сын Валериана Галлиен (260—268 гг.) прекратил гонение, и христиане около 40 лет пользовались религиозной свободой — до эдикта, изданного в 303 году императором Диоклетианом. Диоклетиан (284—305 гг.) сначала не предпринимал ничего против христиан; некоторые христиане занимали даже видные места в 
войске и в правительстве. Перемену в настроении императора некоторые приписывали соправителю его Галерию. При съезде их в Никомидии был издан эдикт, в котором предписывалось христианские собрания запретить, церкви разрушить, священные книги отобрать и сжечь, христиан лишить всех должностей и прав. Гонение началось с того, что разрушили великолепный храм никомидийских христиан. Вскоре после этого случился пожар в императорском дворце. В этом обвинили христиан; явился второй эдикт, гонение запылало с особенною силой в разных областях империи, кроме Галлии, Британии и Испании, где управлял благосклонный к христианам Констанций Хлор. 
В 305 году, когда Диоклетиан отказался от правления, соправителем Галерия сделался Максимин, ярый враг христиан. Страдания христиан и многочисленные примеры мученичества нашли красноречивого описателя в Евсевии, епископе Кесарийском, его труд «Церковная история» сегодня является одним из популярных. 
В 311 году, незадолго перед смертью, Галерий прекратил гонение и требовал от христиан молитв за империю и императора. Максимин, управлявший азиатским Востоком, и после смерти Галерия продолжал преследовать христиан. Мало-помалу, однако, крепло убеждение в невозможности достигнуть уничтожения христианства. За первым эдиктом веротерпимости, изданным при Галерии, последовали в 312 и 313 годах второй и третий эдикты в том же духе, изданные Константином вместе с Лицинием. По Миланскому эдикту в 313 году христиане получили полную свободу в исповедании своей веры; им были возвращены их храмы и все конфискованные прежде имущества. Со времен св. Константина Великого христианство пользовалось правами и привилегиями господствующей религии в Римской империи, за исключением кратковременной языческой реакции при императоре Юлиане в 361—363 годах.
Как мы видим, иногда причиной гонений на христиан было нежелание (или неумение) их понять. Понять, как, во что и почему они верят. А также нелепые слухи о вере христиан. Вы думаете, все это осталось в прошлом? Все это можно встретить и сегодня. Вспомните хотя бы заявления, что современные христиане отрицают науку или молятся не Богу, а иконам. 

Подготовил 

Александр ОКОНИШНИКОВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»