О мужестве, театре и любви

№ 36(1121), 12.09.2018 г.
В Новосибирске состоялся Второй фестиваль инклюзивных театров, на котором было показано четыре спектакля с участием актеров с ограниченными возможностями из Москвы и Новосибирска. Также состоялись мастер-классы на поиск совместного существования здоровых и особенных людей, ведь инклюзивные театры основаны на смешанном составе
Если вы думаете, что люди с ограниченными возможностями уступают в своих возможностях профессиональным актерам и что им достаются особенные, облегченные роли в зависимости от особенностей заболевания, то ошибаетесь. К ним предъявляются такие же требования и происходит такое же отсеивание в процессе работы, как, скажем, и в театральном институте, рассказала корреспонденту газеты «Честное слово» режиссер-постановщик новосибирской студии «Особенный тип» и педагог по сценической речи и артистка  новосибирского театра-студии «Инклюзион» Яна Сигида. Работа здесь требует усилий, внимания, времени, и, конечно, не все к этому готовы. А вот те, кто прошел боевое крещение в своем первом спектакле, имеют шанс быть приняты на второй: в студии «Особенный тип» каждый спектакль — это новый сезон, соответственно, новый кастинг. И здесь так же, как и в обычных театральных студиях, проходят предваряющие репетиции тренинги, занятия по движению, вокалу, сценической речи и актерскому мастерству. 
«Когда ты начинаешь работать с такими людьми, то забываешь, что они какие-то особенные. Для меня это друзья, любимые люди. Да, ребятам на коляске или с ДЦП трудно зайти в помещение, потому что есть, там, 31 ступенька, которую нужно преодолеть. В остальном же мы — единая команда, в которой нет разделения на «мы» и «они», — говорит Яна. 
Есть, однако, один нюанс, который отличает особенных ребят-актеров: у каждого имеются свои слабые, как, впрочем, и сильные стороны, и  в студии стараются развить у них то, что получается лучше всего. Например, кто-то пишет стихи и читает их так, как дано не каждому профессиональному артисту. «В процессе занятий выкристаллизовывается команда и получается мощный концентрат горящих глаз. А проведенный в театре «Глобус» совместный с московскими ребятами мастер-класс стал новым глотком воздуха, потому что вдруг мы увидели, что нас, единомышленников, так много! Мы никогда не работали в паре с ребятами именно с такими особенностями развития, и лично для меня такое сосуществование стало настоящим открытием. Многие ребята из московской студии «Инклюзион» страдают аутизмом, а таким людям вообще сложно войти в новое пространство, в новый коллектив, и благодаря тренингу им удалось преодолеть этот барьер. Неслышащие же ребята на мастер-классе могли кого-то приобнять или сделать что-то еще, что помогло бы им открыться своему партнеру, и это удивительно», — призналась Яна. 
На мастер-классе Ларисы Никитиной из московской студии «Инклюзион» столичные и новосибирские ребята познакомились поближе. Собственно, на такое совместное взаимодействие и был направлен сам тренинг, и весьма трогательно было видеть, как в процессе танца в такт звучащей музыке парень по имени Василий шептал слова признания своей партнерше. Подобные тренинги помогают не просто узнать, а лучше почувствовать друг друга, ну а часть упражнений — это просто веселье, от которого ребята были в восторге. Хотя слово «ребята» здесь весьма условно, поскольку на мастер-классе можно было заметить и пожилых людей.
Занятия второго педагога — Михаила Фейгина больше были направлены на то, чтобы внушить чувство уверенности и уникальности актерам и раскрыть их внутреннее «я». К чему скрывать: многие истории и фразы, сказанные мэтром, были сделаны из расчета, что перед ним все-таки особенные люди. «Как-то раз я находился в трудной жизненной ситуации и пришел в церковь. И там увидел маленькую раскладушку, на которой лежал сверток с женской головой. Лежал-молился. И от этого свертка исходило такое излучение, такая радость, такая энергия, что, глядя на это лицо, я посмотрел на свои «проблемы» и «сложности», на свое тогда еще молодое тело со стороны и понял, что каждому зачем-то дадены его проблемы, сложности и особенности».
Мы вызываем не жалость, а сочувствие, потому что катарсис — это сострадание, заставляет понять особенных актеров Михаил Леонидович. 
Вообще же театр, по его мнению, — это школа любви, и Михаил  Фейгин благодарен своим ребятам за то, что те учат его любви и терпению. И какие бы трудности со здоровьем ни были, актер выходит на сцену для того, чтобы открыться. А для этого нужны смелость и отвага. Раз ребята выходят и играют — значит им их не занимать. 

 

Яна ДОЛЯ, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО» 

 

Другие материалы рубрики:

  • Бумажный прицел в будущее
    В рамках проходящей в Новосибирском государственном краеведческом музее выставки «Алексей Гастев: экспресс-панорама» демонстрируются проекты так называемой бумажной архитектуры Сибири
     
  • Театральный экстрим
    Пьесы Максима Горького не пользуются особой популярностью у театральных режиссеров. И только большой  минувший юбилей писателя вызвал такой всплеск интереса: в Новосибирске с началом сезона поставлено уже три спектакля по произведениям Алексея Максимовича. Самый необычный — иммерсивный — представил театр «Понедельник выходной»